WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 |

Принцип Тьюринга означает, что несуществует верхней границы количества физически возможных этапов вычисления.Таким образом. при условии, что космология омега-точки — это (при правдоподобныхдопущениях) единственный тип космологии, при котором может про­изойти бесконечное количествоэтапов вычисления, можно сделать вы­вод. что наше действительное пространство-время должно иметьфор­му омега-точки.Поскольку все вычисление прекратится, как только не останется переменных,способных переносить информацию, мож­но сделать вывод, что необходимыефизические переменные (возмож­но, квантово-гравитационные переменные) действительно существуютпрямо до омега-точки.

Скептик мог бы поспорить, что рассуждениетакого рода содержит громоздкую и неоправданную экстраполяцию. У нас есть опыт«уни­версальных»компьютеров только в самой благоприятной среде, кото­рая даже отдаленно не напоминаетконечные стадии вселенной. И у нас есть опыт выполнения на этих компьютерахтолько конечного коли­чества этапов вычисления, при использовании только конечногообъема памяти. Как может быть обоснована экстраполяция от этих конечных чисел кбесконечности Другими словами, как мы можем знать, что принцип Тьюринга, в егосамой жизнестойкой форме, строго истинен Какие существуют свидетельства того,что реальность подтверждает нечто большее, чем приблизительнуюуниверсальность

Конечно, этот скептик — индуктивист. Более того, точнотакой тип мышления (как я доказал в предыдущей главе) мешает нам по­нять и усовершенствовать нашилучшие теории. «Экстраполяция» за­висит или не зависит от того, с какой теории начинают. Если начать с какой-тонеопределенной, но ограниченной концепции того, что яв­ляется «нормальным» в возможностяхвычисления, концепции, не обла­дающей лучшими из имеющихся объяснений этого предмета, толюбое применение этойтеории вне знакомых условий будет рассматривать­ся как «неоправданнаяэкстраполяция». Но если начать с объяснений лучшей из доступных фундаментальныхтеорий, то сама идея о том, что в чрезвычайных ситуациях остается в силе некаянеясная «нор­мальность», будет выглядеть как неоправданная экстраполяция.Что­бы понять нашилучшие теории, мы должны всерьез принимать их как объяснения реальности, а некак простые обобщения существую­щих наблюдений. Принцип Тьюринга — это наша лучшая теория основвычисления. Конечно, нам известно лишь конечное количество приме­ров, которые его подтверждают— но это касаетсялюбой научной тео­рии.Остается, и всегда будет оставаться, логическая возможность то­го, что универсальность может бытьтолько приблизительной. Однако не существует конкурирующей теории вычисления,которая заявляла бы это. И на то есть хорошая причина, ибо «принципприблизительной универсальности» не имел бы объяснительной силы. Например, еслимы хотим понять, почему мир кажется понятным, объяснение могло бы заключаться в том, что мирявляется понятным. Такоеобъясне­ние можносогласовать с другими объяснениями из других областей (на самом деле так ипроисходит). Но теория о том, что мир понятен наполовину, ничего не объясняет, и ееневозможно согласовать с объ­яснениями из других областей, если только они не объяснят ее. Такая теория простодает новую формулировку проблемы и вводит необъясненную константу: наполовину.Короче, допущение, что принцип Тью­ринга в полной форме остается в силе в конце вселенной,оправдывает то, что любое другое допущение портит хорошие объяснения того, чтопроисходит здесь и сейчас.

Теперь оказывается, что тип осцилляциипространства, который вынудит омега-точку произойти, как силен, так и в высшейстепе­ни неустойчив(вроде классического хаоса). Сила и неустойчивость этих осцилляцииувеличиваются неограниченно по мере приближения омега-точки. Небольшоеотклонение от правильной формы будет быст­ро увеличено, и условияпродолжения вычисления нарушатся, так что Большое Сжатие произойдет послеконечного количества этапов вы­числения. Следовательно, чтобы удовлетворить принципу Тьюринга идостичь омега-точки, вселенную следует постоянно «направлять» на правильныетраектории. Типлер в принципе показал, как это можно сделать, манипулируягравитационным полем над всем пространст­вом. Предположительно (чтобыубедиться, нам опять нужна кванто­вая теория гравитации), технологию, используемую для стабилизациимеханизмов и хранения информации, придется постоянно совершенст­вовать — на самом деле, совершенствоватьбесконечное число раз, — поскольку плотность и напряжения станут безгранично большими. Этопотребует непрерывного создания нового знания, которое, как гласитэпистемология Поппера, требует присутствия рациональной критики, а потому,разумных существ. Таким образом, из принципа Тьюринга и некоторых другихнезависимо оправданных допущений мы пришли к выводу, что разум выживет, изнание будет непрерывно создаваться до конца вселенной.

Процедуры стабилизации и сопровождающие ихпроцессы создания знания должны будут постоянно ускоряться, пока в конечномбезумии в конечное время не будет создано бесконечное количество того идру­гого. Мы не знаемтакой причины, по которой не должно существовать физических ресурсовосуществления этого, но можно поинтересовать­ся, почему обитатели должныподвергать себя такому беспокойству. Почему они должны продолжать стольаккуратно направлять гравита­ционные осцилляции во время, скажем, последней секунды вселеннойВам осталось жить всего одну секунду, почему бы, наконец, просто не откинутьсяна спинку стула и не отнестись ко всему этому проще Но это, конечно,неправильное представление ситуации. Вряд ли мож­но было бы придумать в большейстепени неправильное представление. Дело в том, что разум этих людей будетработать, как компьютерная программа в компьютерах с безграничноувеличивающейся физичес­кой скоростью. Их мысли так же, как и наши, будут передачами ввир­туальнойреальности, выполняемыми этими компьютерами. Действи­тельно, в конце этой последнейсекунды весь сложный механизм бу­дет разрушен. Но мы знаем, что субъективная длительность ощущениявиртуальной реальности определяется не астрономическим временем работы, авычислениями, выполненными за это время. В бесконечном количестве этаповвычисления есть время для бесконечного количества мыслей — предостаточно времени для тех,кто мыслит, чтобы помес­тить себя в любую виртуальную среду, которая им понравится, иощу­щать ее столько,сколько им этого захочется. Устав от нее, они могут переключиться на любуюдругую среду или на любое количество дру­гих сред, которое они позаботятсясоздать. Субъективно, они окажутся не на конечных стадиях своей жизни, а насамых начальных. Они не будут спешить, ибо субъективно они будут жить вечно. Содной остав­шейсясекундой или микросекундой у них, тем не менее, останется «все время в мире»,чтобы сделать больше, ощутить больше, создать боль­ше — бесконечно больше — чем кто-либо в мультиверсесделал бы до этого времени. Поэтому у них есть множество стимулов посвятитьсвое внимание управлению своими ресурсами. Занимаясь этим, они прос­то подготавливают свое собственноебудущее, открытое, бесконечное будущее, которое они будут полностьюконтролировать и в которое, в любое определенное время, они простовступят.

Мы можем надеяться, что разум вомега-точке будет состоять из наших потомков. Это все равно, что сказать: изнаших разумныхпо­томков, посколькунаши настоящие физические формы не смогли бы выжить вблизи омега-точки. Нанекоторой стадии людям пришлось бы перевести компьютерные программы, которымиявляется их разум, в более прочное аппаратное обеспечение. На самом деле, вконечном итоге это пришлось бы сделать бесконечное количество раз.

Механика «направления» вселенной комега-точке требует осущест­вления действий во всем пространстве. Следовательно, разум долженбудет вовремя распространиться по всей вселенной, чтобы сделать пер­вые необходимые настройки. Этоодин из ряда сроков завершения, ко­торым, как показал Типлер, нам придется удовлетворить — он так­же показал, что удовлетворитьлюбому из них для пользы нашего на­стоящего знания физически возможно. Первый срок завершения (как яотметил в главе 8) наступит примерно через пять миллиардов лет от сегодняшнегомомента, когда Солнце, если оставить его на произвол судьбы, станет краснойгигантской звездой и сотрет нас с лица Зем­ли. До этого момента мы должнынаучиться управлять Солнцем или покинуть Солнечную Систему. Затем мы должнызаселить нашу га­лактику, потом местные скопления галактик и потом всю вселенную.Мы должны делать все это достаточно быстро, чтобы удовлетворитьсоответствующему сроку завершения, но мы не должны продвигаться вперед такбыстро, что израсходуем все необходимые ресурсы прежде, чем создадим новыйуровень технологии.

Я говорю, «мы должны» делать все это,однако это всего лишь до­пущение, что именно мы будем потомками разума, который будетсу­ществовать вомега-точке. Нам не нужно играть эту роль, если мы не хотим этого. Если мывыберем не играть ее и принцип Тьюринга верен, то мы можем быть уверены, что еесыграет кто-то другой (предполо­жительно какой-то внеземной разум).

Тем временем в параллельных вселенных нашидвойники делают тот же самый выбор. Преуспеют ли все они Пли, другими словами,обязательно ли кто-топреуспеет в создании омега-точки в нашей все­ленной Это зависит от однойдетали принципа Тьюринга. Он гласит, что универсальный компьютер физическивозможен, а «возможный» обычно означает «действительный в этой или какой-тодругой вселен­ной».Требует ли принцип, чтобы универсальный компьютер был по­строен во всех вселенных, илитолько в некоторых, или, может быть, «в большинстве» Мы еще недостаточнохорошо понимаем этот прин­цип, чтобы решить. Некоторые принципы физики, например, принципсохранения энергии, остаются в силе только в группе вселенных, а вот­дельных вселенныхпри некоторых обстоятельствах могут нарушать­ся. Другие принципы, например,принцип сохранения заряда, остаются в силе строго в каждой вселенной. Две самыепростые формы принципа Тьюринга были бы следующими:

(1) универсальный компьютер существует вовсех вселенных; или

(2) универсальный компьютер существует,по крайней мере, в не­которыхвселенных.

Версия о «всех вселенных» кажется слишкомсильной, чтобы выра­зить интуитивную идею о том, что такой компьютер физическивоз­можен. Но версия о «по крайней мере,некоторых вселенных» кажет­ся слишком слабой, поскольку если универсальность остается в силетолько в очень немногих вселенных, то она теряет свою объяснитель­ную силу. Однако версия с«большинством вселенных» потребовала бы, чтобы принцип точно определилконкретное процентное соотношение, скажем. 85%, что кажется весьма невероятным.(В физике не сущест­вует «натуральных» констант, гласит аксиома, кроме нуля, единицы ибесконечности). Следовательно, в действительности Типлер отдает предпочтениеверсии о «всех вселенных», и я согласен, что это самый естественный выбор притом немногом, что нам известно.

Это все, что имеет сказать теорияомега-точки — или,скорее, ее научная составляющая, которую я защищаю. Можно прийти к тому жевыводу, начав с нескольких различных отправных точек в трех из че­тырех нитей. Одной из них являетсяэпистемологический принцип, что реальностьпонятна. Этот принцип также является независимодока­зуемым, посколькуон лежит в основе эпистемологии Поппера. Но его существующие формулировкислишком размыты, чтобы из них можно было сделать безоговорочные выводы, скажем,о безграничности физи­ческих представлений знания. Поэтому я предпочитаю непостулиро­вать этотпринцип непосредственно, а вывести его из принципа Тью­ринга. (Это еще один примербольшей объяснительной силы, которая становится доступной при рассмотрениичетырех нитей как составля­ющих единую основу.) Сам Типлер полагается на постулат о том, чтожизнь будет длиться вечно, или на постулат о том, что обработка ин­формации будет длиться вечно. Снашей настоящей точки зрения ни один из этих постулатов не кажетсяфундаментальным. Преимущество принципа Тьюринга состоит в том, что его уже, попричинам, достаточ­нонезависимым от космологии, рассматривают как фундаментальный принцип природы— вероятно, не всегдав этой жизнестойкой фор­ме, но я доказал, что такая форма необходима, чтобы объединитьэтот принцип с физикой.

Типлер доказывает положение о том, чтонаука космологии стреми­лась изучать прошлое (на самом деле, главным образом, отдаленное прошлое)пространства-времени. Но большая часть пространства-вре­мени лежит в будущем от настоящейэпохи. Существующая космология действительно обращается к вопросу о том,произойдет ли повторное разрушение вселенной, но помимо этого было очень малотеоретичес­кихисследований большей части пространства-времени. В частности, причины БольшогоСжатия изучались гораздо меньше, чем последствия Большого Взрыва. Типлерсчитает, что теория омега-точки запол­няет этот пробел. Я считаю, чтотеория омега-точки заслуживает того, чтобы стать общепринятой теорией будущегопространства-времени, до тех пор, пока не будет экспериментально (или как-тоиначе) опро­вергнута.(Экспериментальное опровержение возможно, потому что су­ществование омега-точки в будущемналагает определенные ограниче­ния на состояние вселенной сегодня).

Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.