WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 58 |

Сейчас генератор виртуальной реальностисодержит записи мно­жества различных версий того, что произошло в этой лабораториимеж­ду полуднем и12.05. Которая из этих версий описывает реальную ис­торию Нас не должно волноватьотсутствие ответа на этот вопрос, поскольку он спрашивает, что являетсяреальным в ситуации, где мы искусственно подавили интерактивность, сделавнеприменимой провер­кудоктора Джонсона. Можно было бы поспорить, что реальна только последняя версия,та, которая описывает большинство копий меня, по­тому что все предыдущие версии вдействительности показывают ис­торию с точки зрения людей, которые из-за искусственного правиланеинтерактивности не могли полностью видеть, что происходит. На­против, можно было бы спорить, чтоединственно реальной версией является первая версия событий, та, где былатолько одна копия меня, потому что только ее одну я ощущал интерактивно. Весьсмысл неинтерактивности в том, что мы временно мешаем себе изменить прошлое, апоскольку все последующие версии отличаются от первой, они не опи­сывают прошлое. Они всего лишьописывают кого-то, кто смотрит на прошлое, благодаря универсальному генераторуизображений.

Также можно было бы поспорить, что всеверсии в равной степени реальны. Как-никак, по окончании всего этого я помню,что ощутил не только одну историю лаборатории за пять минут, а несколько такихисторий. Я ощущал их последовательно, но, с точки зрения лаборато­рии, все они произошли за один итот же пятиминутный промежуток времени. Полная запись моих ощущений потребуетмножества снимков лаборатории на каждый момент, определяемый часами, вместообычного одного снимка на момент. Другими словами, это была передачапараллельных вселенных. Оказывается, что эта последняя интерпретация наиболееблизка к истине, как мы увидим, повторив этот же самый эксперимент, но на этотраз с включенной интерактивностью.

Первое, что я хочу сказать об интерактивномрежиме, в котором я свободен воздействовать на среду, — это то, что одно, что я могу реализовать по своемувыбору, — это точнаяпоследовательность со­бытий, которые я только что описал для неинтерактивного режима. Тоесть, я могу вернуться назад и встретить одну или несколько копий себя, но, темне менее, (если я достаточно хороший актер) повести себя точно так, как если быя не видел некоторые из них. Тем не менее, я должен внимательно наблюдать заними. Если я хочу воссоздать по­следовательность событий, произошедших при проведении мной этогоэксперимента с выключенной интерактивностью, я должен помнить, какие копии меняведут себя так, как я могу вести себя в последую­щие посещения этоговремени.

В начале этого эксперимента, когда явпервые вижу машину време­ни, я немедленно вижу, что она выпускает одну или несколько копийменя. Почему Потому что при включенной интерактивности, когда я будуиспользовать машину времени в 12.05, у меня будет право воз­действовать на прошлое, в котороея вернусь, а это прошлое — как раз то, что происходит сейчас, в полдень. Таким образом,будущий я или будущие я появляются, чтобы использовать свое право воздействияна лабораторию в полдень, право воздействия на меня и, в частности,пра­во быть увиденнымимной.

Копии меня занимаются своими делами.Рассмотрим вычислитель­ную задачу, которую должен выполнить генератор виртуальнойреаль­ности припередаче этих копий. Теперь существует новый элемент, ко­торый делает эту задачу гораздоболее сложной, чем она была при неин­терактивном режиме. Как генераторвиртуальной реальности должен выяснить, что собираются делать копии меня Унего еще нет никаких записей этой информации, поскольку в физическом времениэкспери­мент толькочто начался. Однако генератор немедленно должен пред­ставить мне передачи будущегоменя.

Поскольку я твердо решил притвориться, чтоне вижу эти переда­чи,а затем скопировать то, что делают они, они не будут подвергнуты более строгойпроверке на точность. Генератору виртуальной реальнос­ти нужно всего лишь заставить ихделать что-либо — что угодно, что мог бы сделатья; или точнее, любое поведение, которое я мог бы ско­пировать. Зная технологию, накоторой основан генератор виртуальной реальности, мы допускаем, что это непревысило бы его возможности. Генератор имеет точную математическую модельмоего тела и некото­рую степень прямого доступа к моему мозгу. Он может использоватьих для вычисления некоторого поведения, которое я мог бы скопировать, а затемзаставить свои исходные передачи меня вести себя именно так.

Итак, в начале эксперимента я вижу, чтонесколько копий меня по­являются из вращающейся двери и что-то делают. Я притворяюсь, чтоне замечаю их, и через пять минут сам обхожу вращающуюся дверь и копируювиденные мной ранее действия первой копии себя. Через пять минут я снова обхожудверь и копирую вторую копию и т. д. Тем временем я замечаю, что одна из копийвсегда повторяет то, что делал я в течение первых пяти минут. В концепоследовательности путешест­вия во времени у генератора виртуальной реальности снова будетне­сколько записейтого, что произошло за пять минут после полудня, но на этот раз все эти записибудут идентичны. Другими словами, имеет место только одна история, а именно:что я встречаю будущего себя, но притворяюсь, что не замечаю его. Позднее ястал этим будущим мной, переместился назад во времени, чтобы встретить прошлогосебя, и, по-видимому, остался незамеченным. Все это очень неплохо,непа­радоксально— и нереально. Этобыло достигнуто, благодаря сложной, взаимозависимой игре, в которой участвовалигенератор виртуальной реальности и я: я копировал его, а он копировал меня. Нопри включе­ниинормальной интерактивности, я могу не выбирать эту игру.

Если бы у меня действительно был доступ квиртуальному путе­шествию во времени, я непременно захотел бы проверить подлинностьпередачи. В обсуждаемом нами случае проверка началась бы сразу же, как только яувидел копии себя. Я бы не только не проигнорировал их, я бы немедленно вступилс ними в разговор. У меня гораздо больше возможностей проверить их подлинность,чем их было бы у доктора Джонсона для проверки подлинности Юлия Цезаря. Чтобыпройти хо­тя быначальную проверку, переданные версии меня должны были бы быть существами сискусственным интеллектом — более того, сущест­вами, настолько похожими на меня, по крайней мере, в своихреак­циях на внешниераздражители, чтобы они могли убедить меня, что являются точной передачей меня,каким я мог бы стать через пять минут. Генератор виртуальной реальности долженобрабатывать про­граммы, по содержанию и сложности подобные моему разуму. И опять,сложность написания подобных программ в данном случае не проблема: мы исследуемпринцип виртуального путешествия во времени, а не его практическое применение.Не имеет значения, откуда наш гипотети­ческий генератор виртуальнойреальности берёт свои программы, по­скольку мы спрашиваем, содержит ли наборвсех возможных программ программу, точно передающуюпутешествие во времени. Однако наш генератор виртуальной реальности, впринципе, имеет средства найти все возможные варианты моего поведения вразличных ситуациях. Эта информация содержится в физическом состоянии моегомозга, и с по­мощьюдостаточно точных измерений, в принципе, ее можно было бы считать оттуда. Однимиз методов (вероятно неприемлемым) осущест­вить это мог бы быть следующий:генератор виртуальной реальности заставляет мой мозг в виртуальной реальностивступить во взаимо­действие с проверяемой средой, записывает его поведение, а затемвос­станавливает егопервоначальное состояние, возможно, прокрутив его назад. Причина того, почемуэто может быть неприемлемым, в том, что я, по-видимому, ощутил бы эту проверяемую среду и, хотяя потом не вспомнил бы ее, я хочу, чтобы генератор виртуальной реальности давалмне только ощущения, точно определенные мной, и никакие другие.

В любом случае, для настоящих целейзначение имеет только то, что, поскольку мой мозг является физическим объектом,принцип Тью­рингагласит, что он входит в репертуар универсального генератора виртуальнойреальности. Таким образом, в принципе, копия меня мо­жет пройти проверку на точностьсходства со мной. Но это не единст­венная проверка, которую я хочу осуществить. Главным образом, яхо­чу проверить,подлинно ли передается само путешествие во времени. В этой связи, я хочувыяснить не только, является ли этот человек под­линным мной, но подлинно ли то,что он из будущего. Частично, я могу проверить это, расспросив его. Он долженсказать, что помнит, что пять минут назад находился в моем положении, а потомпрошел через враща­ющуюся дверь и встретил меня. Я так же должен обнаружить, что онпроверяет подлинность меня.Почему он сделал бы это Потому что са­мый строгий и прямой способпроверить его сходство с будущим мной заключался бы в том, чтобы подождать,пока я не пройду через маши­ну времени, а потом посмотреть на две вещи: во-первых, ведет лисебя копия меня, которую я там обнаруживаю, так же, как, я помню, вел себя я; иво-вторых, веду ли я себя так, как, я помню, вела себя копия.

В обоих этих отношениях передачаопределенно не пройдет провер­ку! При моей первой же и самой небольшой попытке вести себяотлично от того, как, я помню, вела себя моя копия, у меня это получится. Иза­ставить мою копиювести себя отлично от того, как вел себя я, будет почти так же легко: все, чтомне придется сделать, — это задать ей вопрос, который я на его месте не задавал, и ответна который будет иным. Таким образом, как бы сильно они не походили на менявнеш­не и личностно,люди, появляющиеся из виртуальной машины времени не являются подлиннойпередачей человека, которым я вскоре стану. Да они и не должны им являться— как-никак, я твердорешил вести себя отлично от них, когда придет моя очередь воспользоватьсямаши­ной времени, и,поскольку сейчас генератор виртуальной реальности разрешает мне свободновзаимодействовать с переданной средой, нет ничего, что помешало бы мнеосуществить свое намерение.

Подведем итог. В начале эксперимента явстречаю человека, в ко­тором узнаю себя, за исключением небольших отличий. Эти отличияпоследовательно указывают на то, что он из будущего: он помнит ла­бораторию в 12.05, в то время,которое, с моей перспективы еще не наступило. Он помнит, что отправился в этовремя, прошел через вра­щающуюся дверь и прибыл в полдень. Он помнит, что до всего этого,он начал эксперимент в полдень, впервые увидел вращающуюся дверь и появляющиесякопии себя. Он говорит, что это произошло более пяти минут назад, всоответствии с его субъективным восприятием, хотя, в соответствии с моимсубъективным восприятием, весь эксперимент еще не длится и пяти минут. И такдалее. Однако, хотя он и проходит все проверки на бытность версией меня избудущего, он не является моим будущим, и это доказуемо. Когда я проверяю, является ли он именнотем человеком, которым я стану, он не проходит эту проверку. Точно так же, онговорит мне, что я не прохожу проверку на бытность его прошлым я, поскольку яне делаю в точности то, что, как он помнит, делал он.

Итак, отправляясь в прошлое лаборатории, яобнаруживаю, что это не то прошлое, которое я только что покинул. Из-завзаимодействия со мной копия меня, которую я нахожу там, ведет себя не точнотак, как, я помню, вел себя я. Следовательно, если бы генератор виртуальнойреальности должен был записать все, что происходит во время этойпоследовательности путешествия во времени, ему опять пришлось бы запомнитьнесколько снимков на каждый момент, определяемый часа­ми в лаборатории, и на этот развсе они были бы отличны. Другими словами, существовало бы несколько различных,параллельных исто­рийлаборатории за пятиминутное путешествие во времени. И опять, я ощутил каждую изэтих историй по очереди. Но на этот раз я ощу­тил все их во взаимодействии,поэтому нельзя сказать, что хоть одна из них менее реальна, чем все остальные.Таким образом, в данном слу­чае передается маленький мультиверс. Если бы это было физическоепутешествие во времени, многочисленные снимки в каждый момент были быпараллельными вселенными. Зная квантовую концепцию вре­мени, мы не удивились бы этому.Нам известно, что снимки, кото­рые в нашем повседневном опыте собираются приблизительно в однувременную последовательность, в действительности являются парал­лельными вселенными. Мы обычно неощущаем другие параллельные вселенные, существующие в то же самое время, но у нас есть причинаверить в их существование. Таким образом, если мы найдем какой-либо способ, ещенеопределенный, переместиться в более раннее время, почему нам следует ожидать,что этот способ непременно поместит каждую копию нас на конкретный снимок,который эта копия уже ощутила Почему нам следует ожидать, что каждый гость,которого мы принимаем из будущего, будет приходить с конкретных будущихснимков, на которых мы, в конечном итоге, обнаружим себя В дей­ствительности, нам не следуетожидать этого. Просить разрешения на взаимодействие со средами прошлого— значит изменитьего, что, по определению, значит просить находиться на снимке, отличном оттого, который мы помним. Путешественник во времени вернулся бы на тот же снимок(или, что, возможно, то же самое, на идентичный снимок) только в чрезвычайносложном случае, о котором я уже рассказал вы­ше, когда между встречающимисякопиями не происходит эффективно­го взаимодействия, и путешественник во времени умудряется сделатьвсе параллельные истории идентичными.

Рис. 12.3.Траектории передвижения в мультиверсе путешественника во времени, которыйпытается «разыграть парадокс»

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.