WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 58 |
.»7 Что считается «прочими рав­ными условиями» Как бы мы нистарались, мы не преуспеем в устра­нении этой двусмысленности в рамках физики пространства-времени.Невозможно избежать того факта, что в пространстве-времени в точ­ности одно событие имеет место вреальности, а все остальное — фан­тазии.

Мы вынуждены сделать вывод, что в физикепространства-времени условные высказывания с ложными посылками («если быФарадей умер в 1830 году...») не имеют смысла. Логики называют такиевысказы­ванияусловными высказываниями, противоречащимифактам, и опре­деляют их как традиционнопарадоксальные. Все мы знаем, что значат такие высказывания, однако как толькомы пытаемся точно изложить их смысл, кажется, что он тут же улетучивается.Источник этого па­радокса не в логике и не в лингвистике, а в физике — в ложной физикепространства-времени. Физическая реальность — это не пространство-время. Этогораздо большая и более многообразная категория, мульти­верс. В первом приближении мультиверсподобен огромному количест­ву сосуществующих и мало взаимодействующих пространств-времен.Если пространство-время подобно пачке снимков, причем каждый сни­мок является всем пространством водин момент, то мультиверс подо­бен огромной коллекции этих пачек. Даже это (как мы увидим)немного неправильное изображение мультиверса уже способно согласоватьпри­чины и следствия.Поскольку в мультиверсе почти определенно есть несколько вселенных, в которыхФарадей умер в 1830 году, то отстал ли технический прогресс в этих вселенных отнашего технического прогресса — вопрос факта (который является объективным, хотя его и невозможноувидеть). В том, к каким вариантам нашей вселенной относится противоречащеефактам «если бы Фарадей умер в 1830 го­ду...», нет ничего произвольного:оно относится к тем вариантам, которые действительноимеют место где-то в мультиверсе. Именно этоустраняет двойственность. Обращение к воображаемым вселенным не работает,потому что мы можем представить любые желаемые нами вселенные в любых желаемыхнами соотношениях. Но в мультиверсе вселенные присутствуют в определенныхсоотношениях, так что име­ет смысл говорить, что некоторые типы событий «очень редки» или«очень часты» в мультиверсе и что некоторые события следуют за дру­гими «в большинстве случаев».Большая часть логически возможных вселенных не присутствует совсем — например, не существуетвсе­ленных, в которыхзаряд электрона отличался бы от заряда электрона в нашей вселенной или вкоторых не работали бы законы квантовой фи­зики. Законы физики, к которымнеявно обращается противоречащее фактам высказывание, — это законы, которыедействительно работа­ют в других вселенных, а именно, законы квантовой теории.Следо­вательно,высказывание «если…то…»можно определенно принять как означающее, что «в большинстве вселенных, вкоторых Фарадей умер в 1830 году, технический прогресс отстал от нашего». Вобщем, мы можем сказать, что событие Х является причиной события Y вна­шей вселенной, есликак X, так и Y происходят в нашей вселенной, но в большинстве вариантов нашейвселенной, в которых Х не происходит, Y также не происходит.

Рис. 11.6. Если бымультиверс был коллекцией взаимодействующих пространств-времен, то время попрежнему было бы последовательностью моментов

Если бы мультиверс буквально был коллекциейпространств-времен, квантовая концепция времени ничем не отличалась бы отклас­сической. Какпоказано на рисунке 11.6, время по-прежнему было бы последовательностьюмоментов. Единственная разница заключалась бы в том, что в конкретный момент вмультиверсе вместо одной вселен­ной существовало бы множество. Физическая реальность вопределен­ный моментбыла бы, в действительности, «супер-снимком», состоящим из снимков многихразличных вариантов всего пространства. Вся ре­альность все время была бы пачкойвсех супер-снимков, так же, как классически она была пачкой снимковпространства. Из-за квантовой интерференции каждый снимок уже не определялся быполностью пре­дыдущимиснимками того же самого пространства-времени (хотя при­близительно определялся бы, потомучто классическая физика часто является хорошим приближением квантовой физики).Однако супер­снимки,начиная с определенного момента, полностью и точно опреде­лялись бы предыдущимисупер-снимками. Абсолютный детерминизм не породил бы абсолютнуюпредсказуемость, даже в принципе, пото­му что для предсказания необходимознание того, что произошло во всех вселенных, а каждая наша копия можетнапрямую воспринимать только одну вселенную. Тем не менее, что касаетсяконцепции вре­мени,рисунок почти ничем не отличался бы от пространства-времени споследовательностью моментов, связанных детерминистическими за­конами, только в каждый моментпроисходило бы больше событий, но большинство их было бы скрыто от любой копиилюбого наблюдателя.

Однако мультиверс устроен не совсем так.Реальная квантовая те­ория времени — которая также была бы квантовой теорией гравита­ции — была мучительной и недостигнутойцелью теоретической фи­зики в течение нескольких десятилетий. Но мы уже достаточно знаемо ней, чтобы понимать, что несмотря на совершенно детерминистичес­кий характер законов квантовойфизики на уровне мультиверса, эти законы не разделяют мультиверс, как этопоказано на рисунке 11.6, на отдельные пространства-времена или насупер-снимки, каждый из ко­торых полностью определяет все остальные. Таким образом, мы знаем,что классическая концепция времени как последовательности момен­тов не может быть истинной, хотяона и обеспечивает хорошее при­ближение при многих обстоятельствах — то есть, во многих областяхвселенной.

Чтобы понять квантовую концепцию времени,представим, что мы разрезали мультиверс на множество отдельных снимков точнотак же, как мы делали это с пространством-временем. С помощью чего мы можемснова склеить их Как и раньше, законы физики и внут­ренние физические свойства снимковявляются единственным прием­лемым клеем. Если бы время в мультиверсе былопоследовательнос­тьюмоментов, должна была бы существовать возможность распозна­вания всех снимков пространства вданный момент, словно мы соби­раем их в супер-снимок. Неудивительно, оказывается, не существуетспособа сделать это. В мультиверсе снимки не имеют «временных пе­чатей». Не существует такогопонятия, что снимок из другой вселен­ной оказывается «в тот же самыймомент» определенным снимком в нашей вселенной, поскольку это опять неявновыражало бы, что вне мультиверса существуют временные рамки, относительнокото­рых происходятвсе события в мультиверсе. Таких рамок не сущест­вует.

Следовательно, не существуетфундаментального разграничения между снимками других времен и снимками другихвселенных. В этом и заключается особый смысл квантовой концепциивремени:

Другие времена — это всего лишь особыепредставители других вселенных.

Это понимание впервые появилось из раннихисследований квантовой гравитации в 1960-х годах, в частности, из работы БрайсаДе Витта, но насколько мне известно, в общем случае было сформулировано тольков 1983 году Доном Пейджем и Вильямом Вутерсом. Снимки, которые мыназываем «другими временами в нашей вселенной» отличаются от «другихвселенных» только с нашей перспективы, и только в этом за­коны физики особенно тесносвязывают их с нашим снимком. Следова­тельно, наш снимок содержитнаибольший объем свидетельств именно о существовании этих снимков. По этойпричине мы и обнаружили их за тысячи лет до того, как открыли оставшуюся частьмультиверса. которая, по сравнению с ними, очень незначительно взаимодействуетс нами через эффекты интерференции. Для того чтобы говорить об этих снимках, мысоздали специальные языковые конструкции (прошлые и будущие формы глаголов). Мытакже придумали другие конструкции (такие как высказывания «если… то…», условные исослагатель­ные формыглаголов), чтобы говорить о других типах снимков, даже не зная об ихсуществовании. Традиционно мы относили эти два типа снимков — другие времена и другиевселенные — кабсолютно различ­нымконцептуальным категориям. Теперь мы видим, что это различиенеобязательно.

Теперь продолжим преобразование нашихпонятий о мультиверсе. Сейчас в нашей груде гораздо больше снимков, но давайтеснова начнем с отдельного снимка одной вселенной в один момент. Если мы сейчаспоищем в груде другие снимки, очень похожие на исходный, мы обнару­жим, что эта груда весьмаотличается от разобранного пространства-времени. Во-первых, мы находим многоснимков, которые абсолютно идентичны исходному. В действительности, любойснимок, который вообще присутствует, присутствует в бесконечном множествекопий. Таким образом, имеет смысл спросить не сколько снимков обладают таким-тосвойством, а только какая часть бесконечного количества снимков обладает этим свойством. Радикраткости, говоря об опреде­ленном «количестве» вселенных, я всегда подразумеваю определеннуючасть от общего количества в мультиверсе.

Если, кроме вариантов меня в других вселенных,существуют и Многочисленные идентичные копии меня, которая из них яБезуслов­но, я— это все они. Каждаяиз них только что задала этот вопрос, «которая из них я», и любой истинныйспособ ответа на этот вопрос должен дать каждой из них один и тот же ответ.Принять, что вопрос, какой из идентичных копий являюсь я, имеет физическийсмысл, зна­читпринять, что вне мультиверса существует некая система отсчета относительнокоторой можно дать ответ — «Я —третья копия сле­ва...». Но какое может быть«лево», и что значит «третий» Подобная терминология имеет смысл, только еслипредставить, что снимки меня выстроены в различных положениях в некоторомвнешнем пространст­ве.Но мультиверс существует во внешнем пространстве не больше чем он существует вовнешнем времени: он содержит все существу­ющее пространство и время. Онпросто существует, и физически он является всем, что существует.

Квантовая теория в общем случае неопределяет, что произойдет на конкретном снимке, как это делает физикапространства-времени. Вместо этого она определяет, какая часть всех снимков вмультивер­се будетобладать данным свойством. По этой причине, мы, жители мультиверса, иногдаможем делать только вероятностные предсказа­ния, даже несмотря на то, что то,что произойдет в мультиверсе, пол­ностью определено. Предположим, например, что мы подбросилимонет­ку. Типичноепредсказание квантовой теории могло бы быть, что еслина определенном количестве снимков монетка была бызафиксирована вращающейся определенным образом, а часы давали бы определенныепоказания, то такжесуществовала бы половина этого количества все­ленных; в которых часы давали быболее поздние показания, а монетка упала бы «орлом» вверх, и вторая половина, вкоторой часы давали бы более поздние показания, а монетка упала бы «решкой»вверх.

Рисунок 11.7 показывает небольшую областьмультиверса, в кото­рой происходят эти события. Даже в этой небольшой областинеобходи­мо показатьмного снимков, поэтому мы можем выделить на каждый снимок только одну точкудиаграммы. Все снимки, на которые мы смотрим, содержат часы некоторогостандартного типа, а диаграмма организована так, что все снимки с конкретнымипоказаниями часов появляются в виде вертикального столбца, а показания часовувеличи­вается слеванаправо. Когда мы ведем взгляд вдоль любой вертикальной линии на диаграмме, невсе снимки, которые мы проходим, различны. Мы проходим через группы идентичныхснимков, как указывает тень. Снимки с самыми ранними показаниями часоврасположены на левом краю диаграммы. Мы видим, что на всех этих снимках,которые яв­ляютсяидентичными, монетка вертится. На правом краю диаграммы мы видим, что наполовине снимков с самыми поздними показаниями часов монетка упала «орлом»вверх, а на другой половине — «решкой» вверх. Во вселенных с промежуточными показаниями часовприсут­ствуютвселенные трех типов в соотношении, которое изменяется в за­висимости от показанийчасов.

Рис. 11.7. Областьмультиверса, содержащая вращающуся монетку. Каждая точка диаграммыпредставляет один снимок

Если бы вы присутствовали в изображеннойобласти мультиверса, все ваши копии сначала видели бы, что монетка вращается.Затем, по­ловина вашихкопий увидела бы, что монетка упала «орлом», а другая половина увидела бы, чтоона упала «решкой». На некотором проме­жуточном этапе вы увидели бымонетку в состоянии, в котором она все еще находилась бы в движении, но изкоторого можно было бы предсказать, какой стороной она упадет. Это разделениеидентичных Копий наблюдателя на немного отличные версии ответственно засубъ­ективновероятностный характер квантовых предсказаний. Дело в том, что если бы выспросили в самом начале, какой результат подбрасы­вания монетки вам предстоитувидеть, ответ был бы, что это строго Непредсказуемо, поскольку половина вашихкопий, задающих этот во­прос, увидела бы «орла», а вторая половина — «решку». Такое понятие, как«какая половина» увидела бы «орла», существует не больше, чем от­вет на вопрос «который из них я».В практических целях вы могли бы рассматривать это как вероятностноепредсказание того, что в 50% случаев монета упадет «орлом», а в оставшихся 50%случаев —«реш­кой».

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.