WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 58 |

Неоспоримой теорию существования делает несила ответной ре­акциичего бы то ни было. Важна роль такой теории в объяснениях. Я уже приводилпримеры из физики, когда совсем крошечная «ответная реакция» приводила нас кграндиозным выводам относительно реаль­ности, потому что другихобъяснений у нас не было. Может произойти и обратное: если среди конкурирующихобъяснений нет определенно­го победителя, то даже очень сильная «ответная реакция» может неубедить нас в том, что предполагаемый источник имеет независимую реальность.Например, однажды вы можете увидеть, что на вас напали ужасные чудовища— а потом выпроснетесь. Даже если объяснение, которое они породили в вашем разуме, кажетсяадекватным, все равно нерационально делать вывод о существовании таких чудовищв физи­ческом мире.Если идя по оживленной улице, вы почувствовали внезап­ную боль в плече, и оглянувшись,не обнаружили ничего, что объяснило бы эту боль, вы, возможно, захотели быузнать, была ли боль вызвана подсознательной частью вашего разума, вашим теломили чем-то из­вне. Вымогли счесть возможным, чтокакой-то спрятавшийся шутник выстрелил в вас из пневматического ружья, но вы немогли сделать вывод о реальном существовании этого человека. Но если бы выуви­дели катящуюся потротуару дробинку от пневматического ружья, вы могли бы заключить, что ни однообъяснение не решает задачу луч­ше, чем объяснение с пневматическим ружьем, и в этом случае вы быприняли это объяснение. Другими словами, предварительно вы выска­зали бы догадку о существованиичеловека, которого не видели и не могли видеть из-за его роли в наилучшем (изимеющихся у вас) объ­яснении. Ясно, что теория существования такого человека неявляется логическим следствием результата наблюдений (в качестве которого вданном случае выступает отдельное наблюдение). Кроме того, эта те­ория не принимает форму«индуктивного обобщения», например, если вы проведете тот же самый эксперимент,вы можете получить дру­гой результат. Эту теорию также нельзя проверить экспериментально:эксперимент не может доказать отсутствие спрятавшегося шутника. Несмотря на всеэто, аргумент в пользу этой теории мог бы быть чрез­вычайно убедительным, если быпредставлял собой лучшее объяснение.

Всякий раз, когда я пользовался критериемдоктора Джонсона для приведения доводов в защиту реальности чего-либо, особенноважным всегда оказывалось одно свойство — сложность. Мы предпочитаем простыеобъяснения сложным. Кроме того, мы предпочитаем объяс­нения, которые способны учестьдетали и сложность, объяснениям, ко­торые могут учесть только простые аспекты явлений. В соответствиис критерием доктора Джонсона следует считать реальными те сложные категории,которые, если мы не сочтем их реальными, усложнят наши объяснения. Например, мыдолжны считать реальными планеты, по­тому что в противном случае мыбудем вынуждены принять сложные объяснения о космическом планетарии, обизмененных законах физи­ки, об ангелах или о чем-то еще, что при этом допущении давало бынам иллюзию того, что в космическом пространстве есть планеты.

Таким образом, наблюдаемая сложностьструктуры или поведения какого-либо объекта - это часть доказательствареальности этого объ­екта. Но это не достаточное доказательство. Мы, например, несчитаем свои отражения в зеркале реальными людьми. Безусловно, самииллю­зии — это реальные физическиепроцессы. Но иллюзорные объекты которые они нам показывают, не нужно считатьреальными, потому что их сложность проистекает из чего-то еще. Их сложность неявляет­ся автономной. Почему мы принимаем«зеркальную» теорию отраже­ний, но отвергаем теорию Солнечной системы «как планетария»Пото­му что, имеяпростое объяснение действия зеркал, мы можем понять, что ничего из того, что мывидим в них, в действительности за ними не находится. В дальнейших объясненияхнет необходимости, потому что отражения, несмотря на всю свою сложность, неявляются автономны­ми— всю свою сложностьони просто переняли с нашей стороны зер­кала. С планетами все обстоитиначе. Теория о том, что космический планетарий реален и что за ним ничего нет,только усугубляет задачу. Поскольку, приняв эту теорию, вместо того чтобыпросто узнать прин­ципдействия Солнечной системы, нам сначала пришлось бы спросить о принципедействия планетария и только потом о принципе дейст­вия Солнечной системы, которую этот планетарий представляет. Мы несмогли бы избежать последнего вопроса, повторяющего тот вопрос на который мыпытались ответить в первую очередь. Теперь мы можем перефразировать критерийдоктора Джонсона следующим образом:

Если, в соответствии с простейшимобъяснением, какая-либо кате­гория является сложной и автономной, значит, эта категорияреальна.

Теория сложностивычислений — этоотрасль теории вычисли­тельных систем, которая связана с тем, какие ресурсы (как-то:время объем памяти или энергия) необходимы для выполнения данныхклас­сов вычислений.Сложность отрезка информации определяется на ос­нове вычислительных ресурсов(как-то: длина программы, количество вычислительных этапов или объем памяти),которые понадобились бы компьютеру для воспроизведения этого отрезкаинформации. Исполь­зуют несколько различных определений сложности, каждое изкото­рых имеет своюобласть применения. В данном случае нас не волнуют точные определения, но всеони основаны на идее о том, что слож­ный процесс — это процесс, который вдействительности представляет нам результаты обширного вычисления. Планетарийхорошо иллюстри­руетсмысл, в котором движение планет «представляет нам результа­ты обширного вычисления».Предположим, что планетарием управляет компьютер, вычисляющий точноеизображение того, что прожекторы должны представить в качестве изображенияночного неба. Чтобы сде­лать это достоверно, компьютер должен использовать формулы,пре­доставленныеастрономическими теориями. В действительности такое вычисление идентично тому,которое осуществили бы при определении предсказаний, куда обсерватории следуетнаправить свои телескопы, чтобы увидеть реальные планеты и звезды. Говоря, чтовнешний вид планетария так же «сложен», как и вид ночного неба, которое онпред­ставляет, мыимеем в виду, что оба этих вычислительных процесса, — один из которых описывает ночноенебо, а второй —модель Солнечной системы, — весьма идентичны. Таким образом, мы опять можем пере­формулировать критерий доктораДжонсона на основе гипотетических вычислений:

Если для обретения иллюзии того, чтоопределенная категория ре­альна, потребуется значительное количество вычислений, то этакате­горияреальна.

Если бы в ноге доктора Джонса всякий раз,когда он ее вытягивал, появлялась отдача, то источнику его иллюзий (Богу,машине виртуаль­нойреальности или чему-то еще) пришлось бы проделать всего лишь простоевычисление, чтобы определить, когда давать ему ощущение отдачи (что-то вроде«ЕСЛИ нога вытянута, ТО отдача...»). Но чтобы воспроизвести то, что испыталдоктор Джонсон, в практическом экс­перименте, необходимо принять во внимание, где находится камень,попадет ли по нему нога доктора Джонсона, насколько он тяжел, тверд и прочно ливдавлен в землю, пинал ли его кто-то до доктора Джонсона и т.д. — огромное вычисление.

Физики, склонные к мировоззрению,подразумевающему сущест­вование одной вселенной, иногда пытаются объяснить явлениекванто­войинтерференции следующим образом: «Теневых фотонов не сущест­вует, — говорят они, — а то, что переносит влияниеотдаленных щелей на реальный фотон, — ничто. Некое действие нарасстоянии (как в за­коне тяготения Ньютона) просто заставляет фотоны изменятьтраек­торию, когдаоткрывают отдаленную щель». Но в этом предполагаемом действии на расстоянии нетничего «простого». Соответствующий фи­зический закон не может несказать, что отдаленные объекты воздей­ствуют на фотон так, словно что-то проходит через отдаленныещели и отскакивает от отдаленных зеркал так, чтобы остановить этот фотон внужное время в нужном месте. Для определения реакции фотона на эти отдаленныеобъекты потребовался бы тот же объем вычислений, что и для создания истории обольшом количестве теневых фотонов. Вычислению пришлось бы пройти через всюисторию поведения каж­дого фотона: он отскакивает от этого, его останавливает то и т.д.Сле­довательно, как ив случае с камнем доктора Джонсона и с планетами Галилео, история о теневыхфотонах обязательно появляется в любом объяснении наблюдаемых результатов.Минимальная сложность этой истории делает отрицание существования этих объектовнеприемле­мым сфилософской точки зрения.

Физик Дэвид Бом создал теорию спредсказаниями, идентичными предсказаниям квантовой теории, в которой некаяволна сопровожда­еткаждый фотон, переливается через всю перегородку, проходит че­рез щели и препятствует движениювидимого фотона. Теорию Бома часто представляют как вариант квантовой теории,основанный на су­ществовании одной вселенной. Но эта теория ошибочна в соответствиис критерием доктора Джонсона. Отработка поведения невидимой волны Бомапотребует тех же вычислений, что и отработка поведения трил­лионов теневых фотонов. Некоторыечасти волны описывают нас, на­блюдателей, обнаруживающих фотоны и реагирующих на них; другиечасти волны описывают другие варианты нас, реагирующих на фото­ны в других положениях. Скромнаятерминология Бома —отношение к большей части реальности как к волне — не меняет того факта, что в еготеории реальность состоит из огромного набора сложных катего­рий, каждая из которых способнаощущать другие категории из своего набора, но категории из остальных наборовона может ощущать только косвенно.

Н описал новую концепцию Галилео нашейсвязи с внешней реаль­ностью как великое методологическое открытие. Это открытиепредоставило нам новую надежную форму рассуждения, содержащего ре­зультаты наблюдений. Один изаспектов его открытия действитель­но заключается в следующем: научное рассуждение надежно не в томсмысле, что оно удостоверяет, что любая конкретная теория останется неизменнойдо будущих времен, а в том смысле, что мы правы, когда полагаемся на него. Ибомы правы, когда ищем решения задач, а не источники первичного доказательства.Результаты наблюдений — это действительно свидетельства, но не в том смысле, что из них спомо­щью дедукции,индукции или любого другого метода можно вывести любую теорию, а в том смысле,что они могут стать истинной причи­ной предпочтения одной теории другой.

Но у открытия Галилео есть другая сторона,про которую чаще всего забывают. Надежность научного рассуждения — это не только качествонас: нашего знания инаших взаимоотношений среальностью. Это также и новый факт о самой физической реальности, факт,кото­рый Галилеовыразил фразой: «Книга Природы написана математичес­кими символами». Как я уже сказал,буквально в природе невозможно «прочитать» и частицы теории: это ошибкаиндуктивизма. Но там есть нечто другое: свидетельства, или, выражаясь болееточно, реальность, которая предоставляет нам эти свидетельства, если мывзаимодейст­вуем с нейдолжным образом. Если нам дана крупица теории или даже крупицы несколькихконкурирующих теорий, мы можем использовать результаты наблюдений, чтобысделать выбор. При желании любой че­ловек может искать такие свидетельства, находить их исовершенство­вать. Дляэтого не нужно ни полномочий, ни посвящения, ни священных текстов.Единственное, что нужно, — смотреть в нужном направлении, не забывая про плодородные задачии обещающие теории. Эта открытая доступность не только свидетельств, но и всегомеханизма обретения знания, — ключевое свойство концепции реальности Галилео.

Возможно, Галилео считал это само собойразумеющимся, но это не так. Это независимое допущение о том, какова физическаяреальность. Логически реальности не нужно этого свойства, помогающего науке, нооно у нее присутствует — и присутствует в изобилии. Вселенная Гали­лео насыщена свидетельствами.Коперник собрал свидетельства своей гелиоцентрической теории в Польше. ТихоБраге собрал свои свиде­тельства в Дании, а Кеплер — в Германии. Направив свойтелескоп в небо над Италией, Галилео получил больший доступ к тем жесвиде­тельствам.Каждый кусочек поверхности Земли в каждую ясную ночь в течение миллиардов летутопал в свидетельствах фактов и законов астрономии. Для множества других науксвидетельства тоже были на поверхности, но увидеть их стало возможно только всовременности с помощью микроскопов и других приборов. Там, где свидетельствфи­зически еще нет, мыможем создать их с помощью таких приборов, как лазеры и перегородки сотверстиями —приборов, которые может построить каждый где угодно и в любое время. Исвидетельства будут одни и те же, независимо от того, кто их обнаружит. Чемболее фунда­ментальнатеория, тем доступнее ее свидетельства (для тех, кто знает, как смотреть) нетолько на Земле, но и во всем мультиверсе.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.