WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |

Подобно исходу, связующая стратегия также почти всегда либо подразумевается в описании динамики проблемы клиента, либо является неотъемлемым свойством отношений между проблемой и желаемым исходом. Обращая внимание уже только на эти два фактора в проблеме Сэмюэля, вы без сомнения сможете придумать несколько возможных стратегий, которые потенциально могли бы ему помочь подучить, чего он хочет. Например, Сэмюэль мог бы научиться управлять своими чувствами таким образом, чтобы не чувствовать дискомфорта. Или предъявить Кейт ультиматум, чтобы она изменила свое поведение. Или даже научиться не слышать и не видеть Кейт, когда она раздражена и причиняет ему боль. Ни один из этих выборов сам по себе не лучше других. Наилучший выбор будет определен Сэмюэлем, как и любым другим клиентом.

В ответ на просьбу описать обычное развитие его аргументов в споре с Кейт Сэмюэль описал типичную сценку, где он пытается объяснить Кейт, что эта новая работа очень важна для него, а Кейт начинает делать саркастические замечания относительно “этого делового мужчины”. После перебранки они обычно одновременно перестают разговаривать, а потом проводят очень дурной вечер. Эти в другие комментарии Сэмюэля указали на то, что возможно Кейт была встревожена подозрением, что его поиски дополнительной работы связаны с уменьшением его увлеченностью ею. Искомый мостик был найден:

Проблема Связующая стратегия Желательный исход
Сэмюэль и Кейт Сэмюэль открыто Сэмюэль хочет сохранить
бранятся по поводу говорит Кейт, что работу и чувствовать
того, что они не любит ее и думает близость и уют с Кейт
бывают друг с другом о ней
чаще

Как уже говорилось, желаемый исход часто подразумевает связующую стратегию. Но наиболее подходящей стратегией, которая могла бы привести к этому исходу, является стратегия, которую клиент прямо или косвенно сам индуцирует. Прекрасным способом получить такую информацию является просьба описать, как клиент пытался решить эту проблему до прихода к терапевту. Описывая в деталях свои ошибки при решении проблемы, клиент будет косвенно описывать, что следует сделать для того, чтобы цель была достигнута (то есть он будет описывать, в какие моменты он оказывается в замешательстве, и таким образом, в каких направлениях ограничена его модель).

Другим отличным способом получить эту информацию является вопрос: “Что удерживает вас от..” (того, чтобы сказать ей о своих чувствах; или: “Как вы удерживаете себя от..” (того, чтобы чувствовать себя спокойно).

Терапевт: Что удерживает вас от того, чтобы сказать ей о своих чувствах

Клиент: Ну, мне кажется, моя боязнь, что она будет надо мной смеяться.

Говоря “боязнь, что она будет надо мной смеяться”, клиент точно не указывает, что именно стоит между его настоящей ситуацией и тем, чего он хочет. Следовательно, связующая стратегия, которую клиент индуцирует для себя, заключается в том, что он достаточно долго преодолевает или обходит свой страх перед тем, чтобы делать то, что он хочет делать (и чтобы, вероятно, затем понять, что нет нужды ставить страх на первое место).

Часть 2. КОНСТРУИРОВАНИЕ МЕТАФОРЫ

Раздел 5
Переформирование

Жизненным компонентом в разрешении проблемы является переформирование. “Переформировать” — означает взять прежний болезненный или нежелательный опыт или поведение и перекомбинировать его так, чтобы он оказался ценным и потенциально полезным. Говоря о своем желании измениться, клиенты чаще всего просят, чтобы терапевт каким-нибудь образом помог им “избавиться” от какого-либо неприятного поведения или чувства. В общем виде эти просьбы звучат так:

1. Если бы я только не злился, все было бы прекрасно.
2. Я больше не хочу чувствовать себя грустно.
3. Я хочу любить людей, но не могу этого сделать, пока не буду доверять им полностью.

Как можно заметить, в каждом из этих случаев высказывается просьба о помощи в том, чтобы избавиться от каких-то постоянных аспектов поведения данного клиента. Первый хочет убрать “злость”, второй хочет жить без “грусти”, третий желает избавиться от “подозрительности”. Однако такое избавление означало бы “выплеснуть из ванны вместе с водой и ребенка”. Безусловно, у этих людей есть проблемы со злостью, грустью и подозрительностью, но ведь эти эмоции и поведение сами по себе не являются проблемами, проблема состоит в том, как они используются клиентами в своей жизни. В качестве главной посылки любого терапевтического вмешательства автор данной работы исходит из того, что ни эмоции, ни поведение, ни опыт сами по себе не могут быть ни “плохими”, ни “хорошими”, и что все они полезны, когда выражаются в соответствующем контексте и в соответствующее время. Предметом наших рассуждений здесь является то, что между “заменой одного выбора другим” и “увеличением репертуара выборов” для клиента существует значительная и важная разница.

Подобное “расширение выборов” осуществляется посредством ясного и недвусмысленного сообщения клиенту (в пределах контекста метафоры), каким образом прежний неприятный опыт или неприемлемые эмоции и поведение могут оказаться полезными для “жизни-после-изменения”. Например, клиенту, озабоченному своей “злостью”, можно было бы показать, что хотя первоначальные выражения его злости были более чем непродуктивными, выражение ее в других ситуациях могло бы приводить к совершенно другим результатам.

“...Оглянувшись на свои приключения, он понял, что теперь у него нет никакой необходимости тратить свою злость в этой ситуации. Он также почувствовал силу и уважение к себе от сознания, что если он хочет или нуждается в этом, чтобы разозлиться в той либо другой ситуации, он имеет сипу и энергию, чтобы проявить свою злость. Теперь он мог встретить опасность с открытыми глазами...”

После использования нескольких аналогичных метафор то. Что ранее представлялось дурной наклонностью, превращается в ценное качество. Для тех, кто в качестве терапевтов помогает другим в изменении, обучение эффективному переформированию опыта означает обучение приведению в соответствие с потенциальной полезностью любой эмоции, поведения или опыта.

Итак, весь процесс формулировки основной метафоры выглядит следующим образом:

А. Сбор информации.
1. Идентификация значимых лиц, вовлеченных в проблему:
а) идентификация их межличностных отношений.
2. Идентификация событий, характерных для проблемной ситуации;
а) специфицирование того, как развивается проблема (калибровка).
3. Специфицирование изменений, которые хотел бы сделать клиент (исход);
а) убедитесь, что они точно сформулированы.
4. Идентификация того, что клиент предпринимал раньше для решения проблемы, или того, что “удерживает” его от совершения желаемых изменений (что может инициировать связующую стратегию).
Б. Создание метафоры.
1. Выбор контекста.
2. Выбор персонажей и плана метафоры с тем, чтобы она была изоморфна А1, А2 и A3 (см. предыдущий пункт).
3. Определить разрешения, включая:
а) стратегию рекалибровки (по А4);
б) желаемый исход (по A3);
в) переформирование непосредственной проблемной ситуации.
В. Сообщение метафоры.
а) отсутствие референтного индекса;
б) неспецифицированные глаголы;
в) номинализация;
г) вставленные команды и маркировка;
д) и все то, что описывается в следующем разделе.

Раздел 6
Синтаксис метафор. Использование трансдеривационного поиска

Воздействие, оказываемое метафорой, обусловлено ее изоморфизмом актуальной ситуации клиента, и мы обучались осуществлению прямого перехода от характеристик проблемы клиента к аналогичным характеристикам в метафоре с тем, чтобы убедиться в их сходстве. Но давайте вспомним утверждения, касающиеся способности одного человека знать, что в действительности происходит в голове другого человека... Изоморфизм, который терапевт так тщательно создает в метафоре, охватывает последовательность определенных событий, однако не является надежным в смысле точной передачи того, как клиент переживает эти события. В случае Сэмюэля, например, относительно просто сконструировать метафору, в которой поток поступков был бы очень близок к имеющим место в действительной ситуации. Но когда дело доходит до специфического описания этих поступков, то у нас очень мало или совсем нет информации о том, какое описание наилучшим образом совпадало бы со способами, посредством которых Сэмюэль переживает их.

Подход, который позволяет нам обойти влияние подобного ограничения, состоит в том, чтобы не быть специфичным (при помощи следующих специфичных способов).

Как уже было сказано, люди постоянно сознательно и подсознательно пытаются выразить свой сенсорный и перцептуальный опыт. При этом для измерения и оценки значимости своего опыта они используют единственное “мерило”, имеющееся в их распоряжении. Этим “мерилом” являются их личные модели мира. Процесс использования этого “мерила” есть то, что, как уже говорилось, называется трансдеривационным поиском. Намеренно отказываясь от специфицирования частной информации, поступков и переживаний персонажей метафоры, мы вовлекаем нашу аудиторию в извлечение и разработку своих собственных интерпретаций того, “что происходит на самом деле” (как, например, это произошло в случае, когда я не объяснил своему другу специфику дверных защелок автомобиля “пежо”, и это побудило его к лучшему из возможных ощущений, которое он в этих условиях мог извлечь из своего опыта).

Поскольку метафора конструируется для клиента, то правильным может быть только его толкование. Ваша работа, как у портного, состоит в том, чтобы выбрать материал и соответствующим образом скроить основу одежды. В данном случае, правда, переделку “по плечу”, чтобы одежда была пригодна для ношения, осуществляет именно ваш заказчик.

Отсутствие референтного индекса

Слова, которые имеют “референтный индекс” — это члены предложения (существительные), которые специфически именуют что-либо в опыте клиента. Рассмотрим следующие два предложения:

1. Кто-то прятался в комнате дома.

2. Его брат-близнец Джон прятался в туалете.

В предложении 1 не так уж много информации, которую можно было бы использовать для того, чтобы определить. “о ком” идет речь и “где” он находится, поскольку слова “кто-то” и “комната” не адресуют нас к кому-либо или чему-либо специфическому. С другой стороны, предложение 2 не оставляет у нас сомнений в этих “кто” и “где”, ибо оно представляет нам референтные индексы, которых нет в первом предложении.

Хотя при сборе информации о ситуации клиента такая спецификация имеет большую ценность, при предъявлении метафоры она может иметь разрушительный эффект. Представьте, к примеру, что в вашем рассказе некий персонаж прячется в доме, причем не имеет значения, где именно в доме он прячется. Если затем вы опишете его, как “прячущегося в подсобном помещении”, в то время как ваш клиент думал, что “он сидит под кроватью”, то между вашим повествованием и опытом клиента о нем возникнет разрыв. Этой ошибки можно избежать, если не реферировать существительное “комната” другими уточнениями. Например: “Затем он вбежал в дом и где-то спрятался”. Теперь клиент свободен поместить “его” туда, куда он бы спрятался в доме, а вы можете быть спокойны, что будете говорить с клиентом об одном и том же.

Как уже говорилось выше, особой необходимости в том, чтобы сводить все существительные в вашем рассказе к “персонам”, “местам” и “вещам”, нет, однако следует помнить, что если в контексте рассказываемой истории спецификация существительных не имеет особого значения, то нет и необходимости беспокоиться о ее отсутствии. Более того, благодаря феномену трансдеривации, если вы оставляете эти существительные на произвол воображения клиента, вы практически безусловно увеличиваете смысловую значимость предъявленной метафоры.

Неспецифицированные глаголы

Аналогично тому, как слова, нуждающиеся в референтном индексе, специфицируются при помощи соответствующих вопросов (“кто”, “что” и “где”), неспецифицированные глаголы могут быть специфицированы вопросами “как” иди “каким образом” Глаголы описывают, как кто-либо или что-либо действует или существует в мире. Как и в случае с существительными, глаголы могут быть специфицированы в той иди иной степени в зависимости от цели описания:

1. Джон вошел в туалет.

2. Джон подкрался к туалету, осторожно открыл дверь, а затем прыгнул туда головой вперед, используя ноги для того, чтобы захлопнуть дверь за собой.

Здесь снова второе предложение оставляет мало сомнений для того, как Джон вошел в туалет. Несмотря на определенную странность и замысловатость этого описания, оно может не совпадать с тем, как клиент представляет появление Джона в туалете. Поэтому первое предложение является более предпочтительным, поскольку то, как Джон вошел в туалет, не наделяется значимостью, благодаря чему клиент получает свободу в выборе своего собственного варианта относительно этого случая.

Номинализация

Описывая свой личный опыт, мы часто используем процессуальные слова, говоря о них так, как если бы они были “вещами” или “событиями”. Таким образом “я чувствую” превращается в “чувство”, “я надеюсь” — в “у меня есть надежда”, а “я был разозлен” — в “у меня есть злость”. Хота мы можем говорить о чувствах, надежде, злости так, как если бы они были “вещами”, которые можно подержать в руках, на самом деле они являются процессами — динамичными и неосязаемыми. Нельзя взять злость, осознание или боль, и положить на стол для всеобщего обозрения. Производить такие действия с “процессуальными” словами — означает номинализировать их.

Хотя номинализация опыта часто является не самым существенным средством для оказания помощи, тем не менее она может быть использована в метафорах для этой цели, поскольку обладает свойством “стирания” важной информации, требующейся для выражения того, что подразумевается данным словом. Номинализация инициирует трансдеривационный поиск. В утверждении “у меня есть злость” — “стертое” может быть восстановлено вопросами: “Зол на кого Злость в связи с чем Злость когда Зол каким образом”

Рассмотрим следующие два предложения:

1. С прыжком в туалет пришло осознание ситуации.

2. Впрыгнув в туалет, Джон начал постепенно осознавать, что он не знает, шел ли он за чем-то, или.наоборот, уходил от чего-то.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.