WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 |

—“Но где мы” —в один голос воскликнули Лэт и Хо (18). Молодой человек задумчиво посмотрел и сказал: “Хорошо, я расскажу вам. Когда я был несколько моложе, я встретил на дороге человека. Мы неожиданно разговорились и решили, что некоторое время будем путешествовать вместе. В одном месте он сдвинул шляпу так, чтобы можно было бросить взгляд на его уши. Они были странного цвета! Когда я спросил его об ушах, он признался, что он —волшебник. После мгновенного смущения я спросил его: “Теперь, когда я знаю, что вы волшебник, значит ли это, что вы больше не будете странствовать вместе со мной” Но все повернулось так, что он боялся, что я захочу быть с ним! Когда он успокоился, мы продолжали путешествовать вместе, пока не дошли до перекрестка. На память, в качестве вознаграждения он сказал мне об особом фруктовом саде, который приносит во всех отношениях неизвестные и восхитительные плоды. Он объяснил, что невозможно описать, где он будет найден, но сказал мне, как я узнаю, что нашел его, когда я найду.

— “Как” — прошептали обе девушки.

—“Это особенное чувство... И я знаю, это где-то здесь”

(19). (18. Теперь Лэт и Хо “восклицают”.

19. Эта история в истории, рассказанная молодым человеком, в действительности является еще одной метафорой терапевтических отношений между Вивейс и терапевтом. Эта под-история используется также для указания Вивейс на то, что она может использовать свои чувства так, чтобы когда-то что-то для нее оказывается “верным”, сказать себе об этом.)

Затем все трое начали искать повсюду сад. Скоро Лэт устала и присела, чтобы распустить свои волосы. Между тем Хо продолжала поиски, разглядывая, где бы найти признак. Она осторожно подошла к краю оврага... и пристально вгляделась в дно, покрытое лесом. И тогда она увидела его.

Внизу, среди деревьев, сквозь небольшое отверстие в листьях она увидела луч солнца, отраженный от цветной поверхности. Вглядываясь все более внимательно, она могла увидеть по тому, как свет играл на этой поверхности, что она гладкая, свернутая в форме шара, и это нечто твердое... и определенно ценное, чтобы пойти за ним. Теперь она также заметила, что оно очень теплое и темно-красное. Она почувствовала дрожь внутри, вглядываясь в солнечный зайчик, падающий туда (20).

(20. Высокоразвитая визуальная система Хо интерпретируется здесь, как полезная —она способна локализовать местонахождение сада. Однако заметьте, что ее опознание сада связано с проведением значимых наложении между визуальной и кинестетической модальностями —например, по свету, “играющему на поверхности”, она могда увидеть, что та “была гладкой”, а также шаровидной и твердой; далее поверхность “красная”, и следовательно “теплая”.)

— “Вот он”,— сказала она спокойным голосом, указывая на овраг. Лэт к молодой человек последовали за ее указательным пальцем, пока тоже не увидели сад. —“Ты нашла его,—шепнул он и нежно ущипнул ее за правую щеку (21).— Как мы теперь доберемся до него” Все трое стояли на выступе оврага и смотрели вниз на крутые стены, которые окружали его. Хо потратила некоторое время, глядя на крутые стены в поисках тропинки или входа. Но скоро у нее появилась резь в глазах, и тогда она села на краю и свободно свесила ноги.

(21. Щипок, который получает Хо, был так аналогово маркирован интонацией, чтобы его можно было использовать как якорь для Вивейс —в применении визуальной и кинестетической систем для “нахождения вещей”.)

В конце концов Лэт поняла, что ей следует делать. — “Я спущусь туда”,—нараспев сказала она. С этими словами она перевесилась через край оврага. С чувством осторожности она переживала то, как ее ноги ищут опору, которую можно найти. В то же время руками она хваталась за надежные камни или корни, бывшие в пределах ее досягаемости (22). Она проложила себе дорогу на несколько футов вниз, затем исчерпала запас мест, куда можно было бы поставить ноги. Несколько раз она скользила. Это было тогда, когда она смотрела вниз на свои нога. Взглянув на область вокруг них, она заметила, что, разглядывая тени, можно ясно определить подходящие щели и опоры. Вследствие этого она могла продолжать с определенной легкостью (23). В одном месте она позвала остальных, ждавших ее на краю. — “Смотрите прямо на меня,— крикнула она,— и вам легко будет последовать!” Именно тогда молодой человек подмигнул ей левым глазом (24). Он и Хо внимательно наблюдали за ловкими движениями, которые использовала Лэт, и скоро они тоже проворно спускались в овраг.

(22. Высокоразвитая кинестетическая система Лэт переформируется здесь, как полезная —она способна проделать путь к саду.

23. Как и в предыдущем случае с Хо, успех Лэт становится возможным в связи с ее способностью использовать свою кинестетическую систему совместно с визуальной.

24. Опыт Лэт по “различению дороги” заякорен для последующего использования посредством интонационной маркировки предложения с “морганием”.) В овраге они разбрелись, перекликаясь, как стая птиц. Затем они подошли к особенному фруктовому саду, и он в самом деле был особенным. Все виды незнакомых деревьев и кустов росли там, и с каждого из них свисали мириады фруктов экзотических контуров и цветов (25). Некоторые даже меняли контур и цвет, когда их брали в руки. Каждый имел особенную ткань кожуры. Некоторые из грубых становились гладкими, когда их нежно сжимали. Там были также плотные и пушистые фрукты —как большие, так и маленькие. Когда вы трясли его, он трещал; когда вы дергали его, он “выстреливал”. А еще один производил самый прекрасный хрустящий звук, когда он раскрывался (26). Весь день они провели, пробуя на вкус и экспериментируя с фруктами. Многие были восхитительно вкусными и приносящими удовлетворение. Некоторые были совершенно горькими, но они быстро узнали, что эти горькие фрукты имеют много других полезных применений (27). Замечательнейший фруктовый сад!

(25. Все описания “различных фруктов” в саду намеренно не специфицируются, что дает Вивейс максимум возможностей для творчества. 26. Обратите внимание на широкое использование здесь паттернов синестезии для описания фруктов и на использование субмодальностей вообще.

27. “Горькие фрукты” переформируются как “полезные”.)

Каждый день они возвращались в сад. И каждый раз, когда они спускались или поднимались по стене оврага, они делали свою тропинку немного более утоптанной, и вскоре уже ходили по приятной дорожке в свое особенное место.

Будучи в овраге, они забавляли друг друга чудесными разговорами, из которых они много открыли для себя друг о друге (28). Хо нашла, что ее прогулки в лес дают ей расслабление и приободряют ее так, что ведение домашнего хозяйства становится для нее более легким и радостным. И Лэт скоро начала видеть пути, которыми она могла приносить вещи, которые она узнавала о лесе, в свой дом. И таким образом это стало жизненно важной частью их обеих (29).

(28. Сад описывается как место, куда легко попасть каждый раз, и как место “разговоров”, ведущих к “открытиям”.

29. Здесь также переформируется способность всех систем репрезентации усиливать как Лэт, так и Хо.)

Однажды Лэт и Хо проснулись и обнаружили, что молодой человек ушел. Они не беспокоились, поскольку всегда знали, что он однажды уйдет... Они всегда знали, что сад, который они нашли, не был его садом. Поэтому Лэт и Хо продолжали свои путешествия с уютом и открытиями в свой сад (30).

(30. Итак, тропинка в сад протоптана, терапевт становится ненужным и уходит, Лэт и Хо объединились в гармоничных взаимоотношениях. Теперь Вивейс пора получить инструкции на будущее, относительно отца...)

Однажды утром отец сказал: “Ну, хоть и поздновато, но ведь не так уж и поздно, в самом деле. Дочери, будьте так добры показать мне дорогу к этому фруктовому саду” (31). Хо взяла его за правую руку, а Лэт —за левую. Вместе они провели его через лес, весело разговаривая во время ходьбы (32). А когда они достигли оврага, отец сказал: “Позвольте мне отойти на минуту, там есть нечто, что я сам должен найти” (33).

(31. Начиная с этой странной для слепого отца просьбы “показать” ему дорогу в сад, о слепоте отца уже не упоминается.

32. Основой коммуникации между двумя частями остается аудиальная система.

33. “Нечто” не специфицировано намеренно — отцу тоже нужен простор для творческого поиска.) Затем отец сделал несколько небольших шагов в направлении к краю оврага, и когда он дошел до обрыва, то свесил одну ногу в пустоту и улыбнулся. — “Я всегда хотел знать...—сказал он.—Если вы, леди, возьмете теперь мои руки. я готов посетить этот ваш сад”.

Они повели его вниз по тропинке. Когда они дошли до дна, отец вновь заговорил: “А теперь оставьте меня, я найду его сам...” Сперва Лэт и Хо беспокоились о нем, но после того, как они поговорили об этом, они решили, что это важно (34). Итак, пока они сидели в саду, отец бродил по дну оврага. Иногда он спотыкался и падал. Иногда он причмокивал перед деревом. Лэт и Хо всегда знали, где он, потому что могли слышать, как он смеется над собой и для себя.

(34. Обратите внимание, насколько сильно не специфицировано содержание этих предложений.) В конце концов отец нашел сад, и он провел весь день переходя от растения к растению, удивляясь, пробуя все, что мог. Лэт и Хо чувствовали себя приятно и так легко, что скоро они забыли об отце (35), который был нисколько не заинтересован в том, чтобы о нем помнили. Вместо этого Лэт и Хо продолжали мечтать о своем и обсуждать свои надежды.

(35. И о его слепоте!) И так оно продолжалось. Они возвращались в этот маленький сад, когда бы он им ни понадобился, когда бы они того ни захотели. И иногда это было часто, а иногда нет. Но они всегда знали, что он там есть...

Заключение

“Однажды я с друзьями возвращался из колледжа, и вдруг мимо нас на большой скорости промчалась беглая лошадь с надетой уздечкой, и она влетела в ближайший фермерский двор... чтобы попить воды. Она вся была взмылена. Фермер не признал ее, и тогда мы загнали ее в угол двора, и я стреножил ее задние ноги... И так как на ней была уздечка, я взялся за повод и сказал: “Ну, проказница”, и повел лошадь к дороге. Я знал, что она повернет в правильном направлении, хоть и не знал, какое направление будет правильным.

И лошадь зарысила по дороге. Поминутно она забывала, что идет по дороге, и порывалась свернуть в поле. Тогда я чуть подталкивал ее обратно и привлекал ее внимание к тому факту, что дорога находится там, где, как лошадь сама знает, должна бы быть. В конце концов, мили через четыре от того места, где я оставил ее, она повернула к ферме, и фермер сказал: “Вот как, эта бродяга вернулась! Где вы ее нашли”

Я сказал: “Милях в четырех от сюда”.
—“Но откуда вы знали, куда идти”
Я ответил: “Не знаю... Лошадь знает, я всего лишь привлекал ее внимание к дороге”.
—“Думаю, что именно таким способом вы проводите психотерапию”.

МИЛТОН ЭРИКСОН, МД
Феникс, Аризона.
21 марта 1978 года.

ПОСЛЕДНИЙ ШИК

(послесловие редактора с Приложением историй, притч, метафор).

По своему опыту психотерапевта, общающегося с коллегами, могу судить о том, что использование метафор в терапии становится в России “последним шиком” психотерапевтической моды. Число книг и семинаров, посвященных метафорам, растет уже не из года в год, а из месяца в месяц, а участники этих семинаров настолько увлекаются темой, что даже просьбу передать соль за обеденным столом оформляют в виде цитаты.

Вы прочли хрестоматийную для составителя метафор и довольно сложную книгу. Разобравшись в том, что “опыт” (в смысле “сенсорный опыт”) и “переживание” —по-английски одно и то же слово; и в том, что термины “эксплицитно” и “имплицитно” означают всего лишь “открыто, явно”, и “скрыто”, вы можете составлять эффективные метафоры на 3—5 страниц текста, учитывающие все тонкости контекста проблемы. И в какой-то момент вам, возможно, захочется отдохнуть от длинных метафор, составленных “по правилам”... Во всяком случае, такое желание появляется у многих, и психотерапевты обсуждают то, как “работают” очень короткие истории, анекдоты и даже афоризмы.

Они на самом деле работают. Анекдот или притча бывают весьма эффективными в психотерапии при их первом в жизни пациента предъявлении (потом они станут банальностью), если к тому же терапевт учитывает такое свойство готовых, не придуманных им только что историй, как их чрезмерно узкую контекстуальность (или, наоборот, чрезмерную вне контекстуальность). Эти соображения приводят к тому, что каждый психотерапевт старается создать свой “багаж” коротких историй для практики, а обновление такого “багажа” становится постоянной заботой.

Здесь вам предлагаются истории, услышанные от доктора Н. Песешкиана, основателя Позитивной Психотерапии, и его сына Хамида; услышанные на конкурсе терапевтических метафор на психотерапевтическом декаднике профессора В. В. Макарова; и, наконец, услышанные неизвестно где, но запомнившиеся н оказавшиеся эффективными в реальной терапии какого-то конкретного случая. Контекст их использования намеренно не будет обозначен —в крайнем случае, часть их можно использовать, как основу для тоста. Итак...

Небольшая разница (любимая история Н. Песешкиана)

Один восточный властелин увидел сон —будто у него выпали один за другим все зубы. В сильном волнении он призвал к себе толкователя снов. Тот выслушал его озабоченно и сказал: “Повелитель, я должен сообщить тебе печальную весть. Ты потеряешь одного за другим всех своих близких”. Эти слова вызвали гнев властелина. Он велел бросить несчастного в тюрьму и призвать другого толкователя, который, выслушав сон, сказал: “Я счастлив сообщить тебе радостную весть! Ты проживешь долгую жизнь и переживешь всех своих родных”. Властелин был обрадован н щедро наградил предсказателя. Придворные удивились. “Ведь ты сказал ему тоже самое, что и твой предшественник, так почему же он был наказан, а ты вознагражден” —спрашивали они. На что последовал ответ: “Все зависит от того, как сказать то, что сказано”.

Талант вовремя

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.