WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 27 |

В зависимости от того, раскрывают ли доказательства непосредственно суть административного дела или только какой-то побочный факт, служащий предпосылкой для раскрытия вместе с другими аналогичными фактами сути дела, они делятся на прямые и косвенные. Прямые доказательства раскрывают, устанавливают суть дела, требующего правоприменительной деятельности. Косвенные доказательства устанавливают какой-либо побочный факт, служат предпосылкой раскрытия сути дела. Для процесса применения диспозиции административно-правовой нормы характерно использование главным образом прямых доказательств. Это объясняется, с одной стороны, тем, что в применении диспозиции обычно бывают заинтересованы все участники административного процесса, что обуславливает их активность по отысканию необходимых доказательств, а с другой — тем, что законодатель четко определяет круг таких доказательств по каждому делу. Так, например, в соответствии с Правилами застройки сельских населенных пунктов в УССР

1 См. Р. С. Белкин, А. И. В и н б е р г, Криминалистика и доказывание, «Юридическая литература», 1968, стр. 10.

2 См. В. И. Ленин, Поли. собр. соч., т. 18, стр. 127, 129.

3 См. Р. С. Белкин, Собрание, исследование и оценка доказательств, «Наука», 1964; «Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть Особенная», «Юридическая литература», 1966; М. С. Строгович, Курс советского уголовного процесса, «Наука», 1968, т. I, гл. 12.

4* 51

стррительство жилых домов, общественных зданий и производственных объектов в сельских населенных пунктах и за их пределами производится с разрешения исполкома районного Совета депутатов трудящихся1. Для получения такого разрешения заинтересованные лица и организации должны представить доказательства необходимости такого строительства. В Правилах подробно (ст. 6) перечисляются доказательства, обосновывающие необходимость строительства. Такие доказательства — прямые. Также только на основании прямых доказательств, определенных законодателем, может быть выдано регистрационное удостоверение кустарю, виза на выезд за границу, номерной знак на автомашину, наряды на продукцию и т. д. При отсутствии прямых косвенные доказательства не могут быть положены в основу решения по подобным категориям дел.

Сказанное не означает, что прямые доказательства лучше косвенных. Советское право и наука не признают деления доказательств на лучшие и худшие. Речь в данном случае идет о том, что в большинстве своем при применении диспозиции административно-правовой нормы законодатель допускает только прямые доказательства. Иное отношение законодателя к косвенным доказательствам при применении административно-правовой санкции. При решении вопроса об административной ответственности закон не ограничивает использования косвенных доказательств. При отсутствии прямых они могут быть положены в основу вынесения правоприменительного акта.

По характеру источников, из которых поступает информация, доказательства делятся на первоначальные и производные. Первоначальными доказательствами называются такие, которые являются первоисточниками информации для установления обстоятельств подлежащего к рассмотрению дела: подлинные документы, подлинные вещественные доказательства, показания свидетелей-очевидцев и т. д.

Производными являются доказательства, которые не содержат первичную информацию, а передают информацию, полученную из других источников. Это копии доку-

1 СП УССР 1970 г. № 4, ст. 47.

52

ментов, показания свидетелей или потерпевших относительно того, что они слыхали от иных лиц, копии вещественных доказательств (слепки, фотографии и т.д.). В тех случаях, когда в законе не содержится требование об использовании только первоначальных доказательств в административном процессе могут быть применимы и первоначальные и производные. Это объясняется тем, что доказательственная сила информации по мере удаления ее от источника снижается. Поэтому первоначальные доказательства предпочтительнее. Но и отказываться от производных доказательств нельзя. В некотором виде производные доказательства имеют преимущества перед первоначальными. Так, копии документов могут быть распространены среди какого угодно количества лиц, снимки или уменьшенные слепки вещественных доказательств могут быть отправлены в самые удаленные места без боязни их утраты или повреждения и т. д.

По отношению к содержанию дела доказательства могут быть положительные и отрицательные, либо оправдательными, либо обвинительными. Те доказательства, которые ложатся в основу принятия акта применения диспозиции об отказе в удовлетворении требования заинтересованного лица, могут рассматриваться как отрицательные, а положенные в основу удовлетворения такого требования — положительными. При применении санкций административно-правовых норм доказательства, уличающие нарушителя в совершении им проступка или усиливающие его ответственность, являются обвинительными, а те, которые свидетельствуют о невиновности привлекаемого к ответственности или меньшую его виновность, будут доказательствами оправдательными.

Нетрудно заметить, что деление доказательств на положительные и отрицательные, а равно на обвинительные и оправдательные носит условный характер. Кроме того, в административном процессе довольно широкое применение находят доказательства, характер которых не дает возможности отнести их ни к одной из указанных выше групп. Это доказательства констатирующего значения, содержащиеся обычно в справках, заключениях, характеристиках. В частности, это сведения о месте и времени совершения административного проступка, о наличии определенных документов, о выполнении требований управленческих органов и т. д. Поэтому

53

ни одно из доказательств не имеет заранее установленной силы. Как правило, законодатель не устанавливает круг доказательств, относящихся к положительным, равно и к отрицательным.

Не содержится в законе категорических указаний о том, какие из доказательств следует признать обвинительными, а также оправдательными. Это решается непосредственно каждым правоприменяющим лицом посредством оценки каждого из доказательств отдельно и всей совокупности собранных доказательств. Под оценкой доказательств понимается логический процесс определения роли и места собранных доказательств в установлении истины по делу1. Основанием для такого процесса является оперативная самостоятельность право-применяющих лиц. Содержание выводов должностного лица о роли и месте собранных доказательств не может быть предопределено заранее указанием со стороны иных должностных лиц. В пределах предоставленных ему полномочий он самостоятельно производит оценку доказательств и на этой основе формулирует решение по делу. Оценка доказательств включает выяснение:

а) допустимо ли использование полученной информации в качестве доказательства по делу в тех случаях, когда законом круг допустимых доказательств определен с исчерпывающей полнотой;

б) относится ли исследуемое доказательство к делу;

в) в какой связи находится данное доказательство с иными доказательствами по делу;

г) каково значение данного доказательства для установления фактического состояния дела.

В связи с этим возникает вопрос: почему правопри-меняющие лица, располагая одними и теми же доказательствами и используя одни и те же приемы их оценки, приходят по одному и тому же делу к совершенно противоположным выводам Ведь при всем многообразии внешних условий, в которых выполняет свои обязанности должностное лицо, существует лишь один путь воздействия, окружающей среды: внешняя информация поступает в мозг через органы чувств, сигналы с доказательст-

1 См. Р. С. Белкин, Собрание, исследование и оценка доказательств, «Наука», 1941, стр. 67.

54

венной информацией, поступающие в мозг, подвергаются обработке. Но оказывается, что процесс обработки доказательственной информации мозгом является глубоко субъективным процессом. Любая информация, воспринятая органами чувств, одновременно возбуждает эмоциональные центры мозга. Эмоциональное направление оказывает существенное влияние на конечные выводы о ее характере. Взаимодействие двух указанных направлений образует то, что в правовой литературе принято называть внутренним убеждением правоприменяющего лица1. Признание важности роли эмоциональных центров в формировании внутреннего убеждения правоприменяющего лица может создать мнение о том, что по одним и тем же доказательствам в одном и том же административном деле возможно такое количество выводов, сколько лиц принимает участие в оценке доказательств, поскольку эмоции у различных людей различны. Однако такое утверждение явилось бы ошибочным, ибо эмоциональная деятельность человека подвергается воздействию со стороны самых разнообразных детерминирующих регуляторов, в соответствии с чем выводы из одной и той же информации у различных людей чаще всего совпадают.

Для правоприменяющего лица такими регуляторами в первую очередь является закон (и основанные на нем иные акты) и социалистическое правосознание, чем и ре-ководствуется правоприменяющее лицо при оценке доказательств. Хотя такое правило непосредственно в правовой норме не сформулировано, оно вытекает со всей очевидностью из основного принципа — подзаконности деятельности органов государственного управления. Особо важное влияние на оценку доказательств оказывает закон. Во-первых, законодатель закрепляет и делает обязательными правила оценки доказательств. В частности, во многих административно-правовых актах сформулированы требования всесторонности, полноты, объектив-

1 В частности, М. С. Строгович определяет внутреннее, как основанное на правосознании, убеждение судьи относительно обстоятельств разбираемого судом конкретного дела, о доказанности или недоказанности фактической стороны дела, о виновности или невиновности обвиняемого и степени его ответственности (М. С. Строгович, Курс Советского уголовного процесса, т. I, стр. 334).

55

ности рассмотрения дела1. Во-вторых, законодатель закрепляет пути и средства собирания и исследования доказательств2. В-третьих, во многих нормативных актах содержится прямое указание на цель доказывания и определяется предмет доказывания в конкретном административном деле3. В-четвертых, законодатель устанавливает специальные гарантии, обеспечивающие свободу внутреннего убеждения правоприменяющих лиц4.

Социалистическое правосознание правоприменяющих' лиц обусловливает их подход к доказательственной информации с тех же позиций, с каких подходит к ее оценке законодатель. Правосознание оказывает значительное влияние на формирование внутреннего убеждения и на оценку доказательств правоприменяющим лицом. Исследуя структуру правосознания, советские юристы и психологи различают правовоззрение (правовое знание) и правовую психологию5. Формирование социалистического правосознания идет в первую очередь и главным образом посредством расширения правовоззрения граждан и должностных лиц. Недаром в Отчетном докладе ЦК КПСС XXIV съезду КПСС Л. И. Брежнев особо подчеркнул, что «уважение к праву, к закону должно стать личным убеждением каждого человека»6. Поэтому в последние годы ЦК КПСС и Советское правительство провели важные мероприятия, направленные на пропаганду советских законов, на их глубокое и всестороннее изу-

1 Такие требования содержатся в ст. 7 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1968 г. «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан» и многих других актах.

2 См., напр., ст. 7 Положения о Государственном санитарном надзоре в СССР.

3 См., напр., Указ Президиума Верховного Суда СССР or 25 марта 1970 года «Об ответственности за скупку, продажу и обмен в небольших размерах валюты и скупку вещей у иностранцев» («Ведомости Верховного Совета СССР» 1970 г. № 13, ст. 108).

4 В частности, такой гарантией у судей является конституционное установление их независимости и подчинении только закону. У руководителей предприятий такой гарантией является правило, сформулированное в ст. 90 Положения о предприятии, у многих должностных лиц — должностные инструкции и положения.

5 См., напр., А. Р. Ратинов, Структура и функции правового сознания («Проблемы социологии права», вып. 1, Вильнюс, 1970, стр. 181).

8 См. «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 81.

56

чение1. Знание закона — обязанность не только юристов, но и всех лиц органов управления, участвующих в правоприменении. Чем шире и глубже их правовые знания, тем более правильной и объективной будет оценка доказательств. Идеальным представляется положение, при котором все правоприменяющие лица знакомы в достаточной степени с действующей системой советского законодательства. Но не менее важно идти «вглубь» — делать особый упор на изучение норм той отрасли права, в сфере которой обычно протекает правоприменительная деятельность должностных лиц. Второй путь приводит к возникновению особой сферы социалистического правосознания правоприменяющего лица, которая соответствует той отрасли права, знание норм которой и практики их применения существенно выше, нежели иных отраслей права. Поэтому в правовой литературе вполне обоснованно обращается внимание на необходимость дифференцированного подхода к отдельным сферам правосознания — уголовно-правовой, уголовно-процессуальной, административно-правовой и т. д.2. Несомненно, что и «уголовно-правовое» и «административно-правовое» правосознание основаны на общеправовых идеях и принципах, вместе с тем каждое из них специфично совокупностью взглядов и оценок, относящихся к явлениям и институтам только своей отрасли права. К сожалению, специфичность каждого вида правосознания в нашей науке только начинает исследоваться, и поэтому каких-то определенных и конкретных выводов об особенностях административно-правового сознания в настоящее время сделать еще нельзя3.

1 См. постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 23 декабря 1970 г. «Об улучшении правовой работы в нароДном хозяйстве» (СП СССР 1971г. № 1, ст. 1); постановление Президиума Верховного Совета Украинской ССР «О состоянии правового воспитания трудящихся в Донецкой области» («Ведомости Верховного Совета УССР» 1971 г. № 48, ст. 353).

2 См. А. Р. Ратинов, цит. раб., стр. 180.

3 В частности, заслуживает быть отмеченной работа «Служащий советского государственного аппарата» (особенно глава VI — «Эти-ко-психологические вопросы в работе государственных служащих»), в которой сделана попытка проанализировать правопсихологические элементы деятельности государственных служащих (см. «Служащий советского государственного аппарата», «Юридическая литература», 1970).

57

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.