WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 27 |

Все остальные субъекты доказывания: 1) граждане, 2) лица, заинтересованные в результатах дела, 3) лица, обязанные представлять информацию об обстоятельствах, служадщх основанием правоприменения. И хотя они не несут ответственности за доказывание и его результаты, им не отводится роль простых созерцателей активных действий представителей субъектов первой группы. Они содействуют им в сборе и использовании информации, высказывают свои соображения об обстоятельствах дела, источниках, месте нахождения информации и т. д. Только в результате совместной деятельности всех субъектов доказывания возможно установление всех обстоятельств дела, служащих основанием правоприменения.

В. Понятие, классификация и оценка доказательств в административном процессе

Доказывание в административном процессе производится с помощью доказательств. В советской правовой

1 Так, ст. 31 Положения о комиссии по делам несовершеннолетних УССР устанавливает, что при подготовке и рассмотрении д^л (в том числе и административных) комиссия обязана точно установить возраст, занятие, условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, факт правонарушения и данные, подтверждающие его совершение; определить, были ли взрослые подстрекатели или иные участники правонарушения, и т. д. («Ведомости Верховного Совета УССР» 1967 г. №34, ст. 242).

44

науке доказательства понимаются как все фактические данные, которые используются для установления обстоятельств юридического дела в соответствии с принципом объективной истины. Следовательно, доказательства в административном процессе представляют собой фактические данные, иначе говоря, сведения о каких-то фактах (обстоятельствах дела). Отсюда вытекает и их назначение — быть средством установления сущности административного дела.

С. С. Алексеев правильно обращает внимание на то', что в нашей правовой литературе доказательства рассматриваются главным образом как средство установления истины в делах, влекущих применение правовых санкций1. Такое отношение к объему понятия доказательств объясняется общераспространенным мнением о том, что только процесс применения санкции требует доказывания, а применение диспозиции не связано с анализом фактической обстановки и глубокого изучения обстоятельств дела. Так, авторы общей теории советского права утверждают, что «в случае применения диспозиций правовых норм органами государственного управления наличие обстоятельств, к которым применима норма закона, чаще всего не вызывает сомнений. Поэтому достаточно лишь ссылки, на основании какой нормы права принят данный акт»2.

Несомненно, что значительная часть дел, связанных с применением диспозиции правовой нормы, весьма проста. Но и в этом случае отрицать необходимость исследования фактических обстоятельств дела было бы неверно. В противном случае мы бы свели должностных лиц к чисто автоматическим исполнителям законных предписаний, которые совершенно бы не нуждались в предоставлении им оперативной самостоятельности. Однако творческий, созидательный характер государственного управления немыслим без оперативной самостоятельности должностных лиц, которая позволяет им выбрать оптимальный правоприменительный акт. Такая возможность появляется лишь при глубоком изучении всех обстоятельств дела. Колоссальный размах общественных

'С.С.Алексеев, цит. раб., стр. 30.

2 «Общая теория советского права», «Юридическая литература», 1966, стр. 269.

45

преобразований в политической и социально-культурной областях, бурный рост социалистического производства, его автоматизация и специализация, расширение и усложнение хозяйственных связей, совершенствование экономических процессов и расчетов, равно как и повышение творческой активности многомиллионных масс трудящихся выдвигают новые проблемы перед государственным управлением. Указанные явления, с одной стороны, упрощают управление, а с другой — значительно его усложняют. Органы управления и их должностные лица в процессе осуществления своих функций используют достижения научно-технического прогресса (счетно-решающие устройства, оргтехнику и иные технические новшества), используют возросшую активность трудящихся (и многочисленных организаций, объединяющих их) в сфере административной деятельности государства.

Вместе с тем эти же обстоятельства создают трудности для управленческой деятельности, поскольку значительно расширяется объем фактических данных, которые необходимо учитывать при выработке оптимального решения, на что прямо указывалось на XXIV съезде КПСС1,

Поэтому в ряде случаев определение фактической ситуации дела, требующего правоприменительной деятельности, не представляет такой легкости и простоты, как это иногда кажется некоторым авторам. В ряде случаев решение принимается (особенно в области планирования, материально-технического снабжения, финансирования) только после глубокого и тщательного изучения различных сведений об обстоятельствах дела.

И, может быть, фактические данные, на основании которых принимается управленческое решение в области планирования, финансирования, материально-технического снабжения, при разрешении многочисленных заявлений граждан (о выдаче разрешений, о назначении пенсий, об отведении земельного участка) и многие иные правоприменительные акты не в полной мере вписываются в существующую конструкцию юридических доказательств, используемых в гражданском и уголовном процессе, но по своей природе и своей служебной роли они

1 См. «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 174.

46

являются доказательствами. Поэтому, на наш взгляд, разработка проблем доказательственного права советской правовой наукой должна происходить с учетом существования и специфики доказательств, используемых в административном процессе.

Несомненно, несмотря на всю специфику доказательств, имеющих место при доказывании в административном процессе, они представляют собой разновидность юридических доказательств, ибо их обнаружение, использование и оценка регламентируются законодателем на основании единых общих принципов доказательственного права, определяемых характером социалистического государства. Поэтому доказательства, используемые в административном процессе, имеют правовой характер, что в свою очередь означает:

а) только те фактические данные1 могут рассматриваться в качестве доказательств в административном процессе, которые получены в установленном законом порядке и предусмотренными способами;

б) только те фактические данные могут рассматриваться в качестве доказательств в административном процессе, если законодатель допускает их использование в качестве таковых;

в) только те фактические данные могут рассматриваться в качестве доказательств по конкретному административному делу, которые имеют значение для всестороннего, объективного и правильного рассмотрения этого дела.

Рассмотрим подробнее эти положения.

1. Обнаружение доказательств в информационном аспекте есть выделение из имеющихся сигналов лишь таких, которые содержат доказательственную информа-

1 В законодательстве, на практике и в правовой науке доказательство рассматривается в двух аспектах: как источник сведений (источник доказательств) и как существо самих фактических обстоятельств (см. А. И. Трусов, Основы теории судебных доказательств, Госюр-издат, 1960, стр. 51; УПК УССР (научно-практический комментарий), Киев, 1968, стр. 69; «Советское гражданское процессуальное право», «Юридическая литература», 1965, стр. 143). Представляется, что подобный подход к одному и тому же понятию вполне возможен. Поэтому в дальнейшем термин «доказательство» будет нами использоваться в двух его значениях.

47

цию1. Круг таких сигналов, подлежащих использованию в административном процессе, определяется законодательством. Это положение обусловлено, по меньшей мере, двумя обстоятельствами.

Во-первых, посредством определения круга информационных сигналов, имеющих доказательственное значение, законодатель препятствует поступлению избыточной информации. Несомненно, что правоприменительный акт достигает наибольшего положительного социального эффекта, когда он издан на основе глубокого и всестороннего изучения всех обстоятельств дела. Вместе с тем изучение также имеет свои пределы, в противном случае административный процесс потеряет одно из своих качеств— оперативность. В. И. Ленин беспощадно критиковал тех лиц, которые в погоне за мнимой объективностью принимаемых решений бесконечно долго изучают дела и мнения, зондируют почву и т. д.2.

Избыточная информация также опасна, как и ее недостаток. Исследование избыточной информации задерживает принятие решения, что порой может повлечь негативные последствия.

Во-вторых, посредством определения круга информационных сигналов, имеющих доказательственное значение, законодатель ориентирует правоприменяющее лицо на наиболее целесообразные и рациональные действия по установлению объективной истины по делу.

Во многих случаях, особенно по делам, связанным с применением диспозиции административно-правовой нормы, законодатель ограничивает до предела круг сигналов, имеющих доказательственное значение. Тем самым деятельность по правоприменению становится наиболее рациональной и оперативной.

2. Второе положение связано с понятием допустимости доказательств. Это означает, что вывод по делу может быть основан только на доказательствах, входящих в круг, установленный законодательством. Сведения, по-

1 См. Р. С. Белкин, Ленинская теория отражения и методологические проблемы советской криминалистики, изд-во ВШ МВД СССР, 1970, стр. 17.

8 См. В. И. Ленин, Поли. собр. соч., т. 51, стр. 94.

46

лученные из источников, не предусмотренных законодательством, не могут быть положены в основу правоприменительного акта.

Анализ разнообразных административно-процессуальных и административно-правовых актов позволяет определить круг доказательств, разрешенных законодателем для установления истины в административном процессе.

К их числу относятся: свидетельские показания; показания лиц, обязанных сообщать правоприменяющим органам о фактах, подлежащих установлению и оценке в административном процессе; документы; вещественные доказательства; показания лиц, которым причинен вред административным проступком; показания лиц, привлекаемых к административной ответственности.

3. Третье положение связано с понятием относимости доказательств. Относимость доказательств означает, что вывод по делу может быть сделан на основании тех доказательств, которые относятся к делу.

В административных актах законодатель очень часто определяет круг тех доказательств, на основании которых правоприменяющее лицо вправе сделать вывод. Так, например, четко определен круг доказательств, который заинтересованное лицо обязано представить для получения разрешения на отвод земельного участка, на изготовление печатей и штампов, на присуждение знака качества продукции и т. д. Таким путем законодатель определяет наиболее рациональные приемы правоприменительной деятельности.

В. И. Ленин предостерегал против принятия решений, основанных на отдельных фактах. Он указывал, что факты, если взять их в целом, в их связи, не только упрямая, но и безусловно доказательственная вещь. «Фактики, если они берутся вне целого, вне связи, если они отрывочны и произвольны, являются именно только игрушкой или кое-чем еще похуже»1. Поэтому окончательное мнение о сути административного дела должно выводиться не из одного факта (доказательства), а из их совокупности, из их системы.

Р. С. Белкин справедливо обращает внимание на то,

1 В. И. Ленин, Поли. собр. соч., т. 30, стр. 350, 4 Заказ 6863 49

что «информация о событии распределена по всем доказательствам»1.

Но синтезу необходимо предшествует анализ каждого из доказательств. Каждое доказательство, как бы «слабо» оно ни было, имеет некоторую ценность, что-то и как-то обосновывает само по себе, независимо от других.

Каждое из доказательств играет свою особую роль в процессе установления истины по делу и занимает определенное место в системе доказывания. В связи с этим в правовой литературе для определения места того или иного доказательства в процессе доказывания производится их классификация. Наиболее распространимо деление доказательств на первоначальные и производные, на прямые и косвенные, обвинительные и оправдательные, положительные и отрицательные. В уголовно-процессуальной и криминалистической литературе классификации доказательств уделено много внимания. Большинство из выводов и рекомендаций, содержащихся в работах уголовно-процессуального и криминалистического плана, в той или иной степени может быть использовано правоприменяющими лицами органов государственного управления2. Такая возможность вытекает из единства и всеобщности процесса познания. Как судебное доказывание, так и доказывание в административном процессе являются частными случаями познания объективной действительности3. С гносеологической точки зрения доказывание есть выяснение связей между данным явлением, фактом и обосновывающими его другими фактами, явлениями. Как перед следователем (судьей), так и перед должностным лицом органа управления стоит задача узкопрактическая — рршрние конкретного дела. А само это решение представляет собой определенный, заранее обусловленный законом вид государственной деятельности — правоприменение.

Р. С. 'Белкин и А. И. Винберг правильно обращают внимание на то, что ни следователь, ни суд не могут

1 Р. С. Белкин, цит. раб., стр. 11.

2 См. «Криминалистика и судебная экспертиза», Киев, 1971 г. №8.

3 Философ Г. А. Злобин в этой связи указывает, что «доказывание в уголовном судопроизводстве ничем не отличается от других областей человеческого познания» («Теория доказательств в советском уголовном процессе», «Юридическая литература», 1966, стр. 32).

50

произвольно определять предмет своего исследования1. Эти же требования адресованы и к должностным лицам управленческих органов. Установленная нормативным актом их компетенция ставит границы их деятельности, обязывает производить исследование только определенных связей в объективном мире.

Кроме того, такая возможность вытекает из того, что приемы и методы доказывания в административном процессе, как и приемы и методы судебного доказывания, основаны на положениях, сформулированных марксистско-ленинской теорией познания2. Поэтому мы вправе отослать читателя для более глубокого изучения вопроса о классификации доказательств к уголовно-процессуальной и криминалистической литературе, ограничившись замечаниями, вызванными спецификой административного процесса3.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.