WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 ||

Получение объяснения такого рода обусловлено двумя причинами: во-первых, потому, что многими ведомственными актами на лицо, правомочное налагать административное взыскание по материалам, собранным другими работниками, возлагается обязанность получить от нарушителя объяснения лично.

Особая необходимость возникает в этом при отказе правонарушителя от дачи показаний при составлении протокола и его подписании. Тогда «до решения вопроса о наложении штрафа,— гласит п. 8 Инструкции о порядке наложения и взыскания штрафов за нарушение санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемических правил,— необходимо принять меры для получения объяснения виновного лица путем вызова его в учреждение или посылки ему копии протокола»;

во-вторых, потому, что принятие такого объяснения является важнейшей формой контроля за действиями

185

лица, производящего административное расследование. Общим, что сближает эти формы объяснения, является то, что принимающий объяснения располагает уже всеми собранными по делу доказательствами, с помощью которых он может проверить и оценить информацию, содержащуюся в показаниях правонарушителя. Полученные сведения из объяснений правонарушителя какой-либо специальной фиксации не подлежат, за исключением тех случаев, когда проверяющий установит из полученных сведений о фактах нарушения закона или служебной дисциплины работником, производившим административное расследование. Несмотря на некоторую специфичность роли и назначения такого рода объяснений нарушителя, они выступают как доказательства по делу и имеют большое значение для объективного и всестороннего решения дела1.

Допрос, как способ получения показаний правонарушителя, находит свое место в практике работы судебных органов. Поскольку действующее законодательство не регламентирует подробно порядок рассмотрения дел об административных проступках, практика пошла по пути использования в этих случаях правил, содержащихся в уголовно-процессуальном и гражданско-процессуало-ном законодателыстве.

Пленум Верховного Суда СССР в одном из своих постановлений, посвященных решению в судах дел об административных правонарушениях, указал, что суды должны рассматривать эти дела в порядке, который гарантирует вынесение правильного и обоснованного постановления. Привлекаемому лицу должна предоставляться возможность знакомиться с материалами суда, возбуждать ходатайства об истребовании дополнительных данных, в том числе документов, и о вызове свидетелей.

В судебном заседании необходимо тщательно исслэ-довать все собранные доказательства, заслушивать и проверять объяснения всех вызванных в судебное заседание лиц. После опроса свидетелей и исследования имеющихся в деле доказательств лицу, привлекаемому к отвег-

1 В уголовном процессе показаниями принято считать те объяснения, которые правонарушитель дает на предварительном и судебном следствии при его допросе (см. М. С. Строгое и ч, Курс советского уголовного процесса, т. 1, стр. 415).

186

ственности, должно предоставляться право дать суду дополнительное объяснение1.

Сложившуюся практику, которая не противоречит общим задачам борьбы с административными проступками и адмлнистративво-процессуальному законодательству, а, более того, способствует быстрому и правильному установлению объективной истины при соблюдении прав и интересов привлекаемых к ответственности лиц, следует признать верной. Так как уголовно-процессуальное и гражданско-процессуальное законодательство не знают иного способа получения показаний от правонарушителей во время рассмотрения дела, кроме допроса, это процессуальное действие применяется и при рассмотрении дел об административных проступках.

Допрос правонарушителя производится после оглашения материалов дела. Он начинается с выяснения, признает ли нарушитель себя виновным в том проступке, суть которого зафиксирована в доложенных материалах. От того, какой ответ будет получен на этот вопрос, зависит последующий ход допроса и его тактика.

После выяснения вопроса и признания или непризнания своей вины в совершенном проступке правонарушителю предлагается подробно сообщить в форме рассказа все известное по данному факту. Неясные и противоречивые места в рассказе правонарушителя уточняются при помощи вопросов. Вопросы надлежит ставить четко и прямо, наводящие вопросы не допускаются.

Единая практика фиксации показаний правонарушителей в суде отсутствует. По некоторым делам ведение протокола обязательно. В частности, в обязательном порядке ведется протокол при направлении на принудительное лечение злостных пьяниц и наркоманов. Нарушение этого правила может служить основанием для отмены постановления суда.

По делам о мелком хулиганстве, мелкой спекуляции, •незаконном изготовлении и использовании радиопередающих устройств, нарушении правил административного надзора и иным делам, которые законодательством союзных республик отнесены к компетенции народных судей, фиксация показаний правонарушителя определяется республиканским законодательством. В большинстве со-

1 См. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1963 г. № 3.

187

юаных республик по этим делам протокол заседания суда не ведется. Однако в некоторых республиках законодатель предусматривает ведение протокола и при рассмотрении дел единолично народным судьей. В частности, еще постановлением Пленума Верховного Суда Украинской ССР от 30 октября 1966 г. «О мерах по устранению недостатков и улучшению деятельности судов по борьбе с хулиганством» на суды была возложена обязанность по ведению протокола при рассмотрении дел о мелком хулиганстве1.

Ведутся протоколы и по другим административным делам, которые подведомственны народному судье. Представляется, что практика, сложившаяся на Украине, заслуживает одобрения и использования в других союзных республиках. Наличие протокола дает возможность осуществить вышестоящими судами, прокуратурой и отделами юстиции действенный контроль за качеством рассмотрения судьями административных дел2.

Наличие протокола обеспечивает также условия для проверки обоснованности возложения административной ответственности при повторности нарушения.

Такая обязанность возлагается на суды, рассматривающие уголовные дела о повторном мелком хулиганстве, постановлением Пленума Верховного Суда СССР 1966 г. «О ходе выполнения судами задач, вытекающих из решений ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР о мерах по усилению борьбы с преступностью». Постановление предусматривает, что, «если у суда возникли сомнения в обоснованности привлечения лица к административной ответственности за первое правонарушение, должны исследоваться все обстоятельства, относящиеся к этому правонарушению, в том числе и материалы административного производства о первом мелком хулиганстве»3.

1 См. «Радянське право» 1966 г. № 12, стр. 85—87.

2 Так, постановление Пленума Верховного Суда СССР от 17 октября 1968 г. «О деятельности судебных органов по борьбе с преступностью» требует от судебных органов усилить контроль за рассмотрением народными судьями материалов о мелком хулиганстве (см. «Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924—1970 гг.», изд-во «Известия», 1970, стр. 284).

3 «Сборник постановлений Верховного Суда СССР 1924—■ 1970 гг.», изд-во «Известия», 1970, стр. 277.

188

Практически без протокола заседания суда, в котором рассматривалось дело о мелком хулиганстве, выполнить требование, содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР, невозможно.

Единого порядка ведения протокола также нет. По одним делам протокол ведется по правилам гражданско-процессуального законодательства, по другим — по правилам уголовно-процессуального.

Дела о направлении на принудительное лечение наркоманов и алкоголиков рассматриваются по правилам уголовного судопроизводства. Отменяя постановление Ленинского районного суда г. Шахты о направлении на принудительное лечение Антонова, президиум Ростовского областного суда прямо указал, что «ведение протокола судебного заседания применительно к ст. 102 УПК РСФСР обязательно»1.

Конечно, оправдать сложившуюся практику нельзя, а объяснить вполне возможно. В правовой литературе неоднократно подчеркивалось, что порядок рассмотрения в судах административных дел регулируется нормами административно-процессуального права2. Это положение представляется верным. Но, к сожалению, административно-процессуальное законодательство не содержит подобного рода норм (за редким, впрочем, исключением). Судебная же деятельность не может, конечно, замереть и ждать появления необходимых процессуальных норм. Поэтому пробел в административно-процессуальном законодательстве судебные органы заполнили уголовно- и гражданско-процессуальными нормами. Получается парадокс: суды, рассматривая административные дела, не осуществляют правосудие, но при этом руководствуются нормами уголовного и гражданского процессуального законодательства, которые характерны только для такой формы государственной деятельности, как правосудие.

Больше того, порядок ведения некоторых административных дел в суде вообще не регламентирован. Совершенно почти не определен порядок рассмотрения дел о 'мелкой спекуляции, о невыполнении законного распоряжения работника милиции или дружинника и некоторых

1 «^Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1971 г. № 9, стр. 15.

2 См. «Административное право», учебник под ред. А. Е. Лунева, стр. 195.

189

других. Такая нечеткая регламентация порядка рассмотрения небольшой категории дел, отнесенных к компетенции суда, вызывает различия в полномочиях правонарушителя по защите своих интересов. Так, лица, привлекаемые к ответственности за мелкую спекуляцию и мелкое хулиганство, лишены права на внесение в протокол замечаний. Направляемые на принудительное лечение могут сделать письменные замечания к протоколу в течение трех суток.

Несомненно, что назрела необходимость более детально регламентировать процедуру рассмотрения в судах дел об административных правонарушениях.

Г. Оценка показаний правонарушителя

Оценка показаний правонарушителя, основываясь на общих критериях оценки доказательств, имеет определенную специфику. Эта специфика обусловлена особой заинтересованностью правонарушителя в результатах рассмотрения дела, которую он проявляет прежде всего посредством дачи определенной информации, свидетельствующей в той или иной степени в его пользу. Поэтому к показаниям правонарушителя нельзя подходить с той же меркой, что и к показаниям свидетеля, и даже критерии оценки показаний потерпевшего не всегда применимы при оценке показаний нарушителя.

Заинтересованность правонарушителя в исходе административного процесса неизмеримо выше, нежели заинтересованность потерпевшего. Об этом свидетельствует тот факт, что только незначительная часть потерпевших от административного проступка обращается в органы управления с просьбой защитить нарушенные права и привести нарушителя к ответственности. Поэтому заинтересованность правонарушителя следует учитывать при определении объема и способов проверки показаний правонарушителя. Вместе с тем наличие такого фактора, как заинтересованность, не дает основания ставить всегда и во всем показания правонарушителя под сомнение.

К сожалению, подобное отношение к показаниям правонарушителя среди практических работников, особенно членов административной комиссии, встречается довольно часто. Так, из 800 дел, взятых подряд за 1968—

190

1970 годы в административных комиссиях Одесской, Херсонской и Николаевской областях, в 341 случае нарушители заявили о своей невиновности и выдвигали какие-то объяснения своих поступков, но только в 47 случаях объяснения нарушителей были приняты во внимание, во всех остальных делах никакой дополнительной проверки показаний правонарушителя не производилось, новые материалы не исследовались и решение выносилось только потому, что был составлен протокол о правонарушении. Недооценка показаний правонарушителя не может способствовать глубокому и объективному рассмотрению дела и вынесению обоснованного решения. Поэтому большая часть жалоб, подаваемых гражданами в суд на постановления административных комиссий о наложении штрафа, обычно судами удовлетворяется. При рассмотрении жалоб суды, констатируя факты тенденциозного, необъективного отношения административных комиссии к показаниям правонарушителей, отменяют по этим причинам постановления о наложении штрафа.

К оценке показаний правонарушителя необходимо относиться объективно, рассматривая эти показания как один из важнейших видов доказательств. Оценка достоверности и значения информации, содержащейся в показаниях правонарушителя, является результатом их анализа, проверяемого путем сопоставления с иными доказательствами в деле. При оценке этого вида доказательств важно выяснить вопрос о том, как относятся между собой все доказательства по делу, нет ли противоречий между показаниями правонарушителя и другими доказательствами.

Это требование является всеохватывающим и обязательным независимо от того, идет ли дело о признательных или отрицательных показаниях. Несомненно, признательные показания имеют большое доказательственное значение, но заканчивать сбор материалов и исследование иных доказательств в связи с их получением представляется не вполне оправданным.

При оценке показаний правонарушителя важное значение имеет учет данных о его личности, анализ отношения к совершенному проступку и его последствиям, поведение при возбуждении административного преследования и при решении дела по существу.

191

ОГЛАВЛЕНИЕ ;

Предисловие................. 3

Глава I. Понятие доказательств и доказывания в советском

административном процессе......... 5

Глава II. Показания свидетелей........... 59

Глава III. Показания лиц, обязанных сообщать органам управления о фактах, подлежащих установлению и оценке в административном процессе..... 79

Глава IV. Вещественные доказательства........106

Глава V. Документы как источник доказательств в административном процессе.........., 144

Глава VI. Показания лиц, которым причинен вред административным проступком........... 166

Г л а в а VII. Показания лиц, привлекаемых к административ-'

ной ответственности............ 175

Додан Евгений Васильевич

«ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРОЦЕССЕ»

» Редактор Б. В. Иванов

Обложка художника И. Е. Сайко

Художественный редактор Э. П. Стулина

Технический редактор В. А. Серякова

Корректор Э. А. Чебыкина

Сдано в набор 8/II 1972 г. Подписано в печать 9/III 1973 г. Бумага типографская № 3, формат 84Х108'/з2- Объем: усл. печ. л. 10,08; учет.-изд. л. 9,97. Тираж 10 000 экз. А-05525.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.