WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |

Е. В. Додин

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

В АДМИНИСТРАТИВНОМ

ПРОЦЕССЕ

«ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» Москва 1973

Додин Е. В. Доказательства в административном процессе. -М., «Юрид. лит.», 1973. 192 с.

Читатели, и прежде всего работники аппарата управления, найдут в книге много полезных рекомендаций, которые помогут правильно разрешить соответствующие административные дела, что должно способствовать укреплению гарантий соблюдения прав и законных интересов граждан и других участников процесса.

Издание рассчитано на работников госаппарата, научных работников, преподавателей и студентов юридических вузов.

13-73 34СЗ

012(01)73

I

Предисловие

Укрепление законности в процессе строительства коммунизма предусматривает повышение требований к обоснованному и справедливому применению всех мер государственного принуждения, в том числе и административного. Сокращение сферы уголовного принуждения, что находит свое проявление в установлении административной ответственности за проступки, караемые в уголовном порядке, вызывает насущность теоретических разработок проблемы доказательств административного правонарушения, чему недостаточно уделено внимания в правовой литературе. В решениях XXIV съезда КПСС, наметивших задачи дальнейшего совершенствования управления в нашем обществе, особое внимание обращено на необходимость повышения роли и значения организационно-массовой работы исполнительно-распорядительных органов — их основной формы деятельности. В связи с этим возрастает значение и правовых форм деятельности этих органов, и в первую очередь правоприменение, посредством которого осуществляются многие задачи государственного управления социальными процессами. Правоприменение, как особая форма деятельности исполнительно-распорядительных органов, осуществляется на основании строгого соблюдения закона и во исполнение закона. Поэтому в основу вывода по конкретному делу может быть положена информация, которая получена и зафиксирована в порядке, определенном законом. Такую информацию законодатель именует доказательствам.

В нашей правовой литературе доказательствам посвящено немало работ, но в них речь идет о доказательствах в уголовном и гражданском процессах. Однако не менее важное значение имеет и проблема исследования доказательств в административном процессе, поскольку а: ты

органов управления должны выноситься на основе установления объективной истины по делу, а это возможно лишь при изучении необходимых доказательств. Автор поставил своей целью в какой-то степени восполнить пробел, имеющийся в нашей правовой литературе, и показать роль и значение доказательств в административном процессе. На основе изучения законодательства и практики управленческих* органов в книге рассматриваются отдельные виды доказательств, их специфика, приемы, способы получения, фиксации и особенности оценки доказательств.

Автор не претендует на полноту решения этой большой и сложной темы. Предпринята лишь попытка привлечь внимание законодателя и читателя к данной проблеме и предложить пути ее решения.

Глава I

ПОНЯТИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ И ДОКАЗЫВАНИЯ В СОВЕТСКОМ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРОЦЕССЕ

А. Содержание, принципы и цели административного процесса

В правовой науке в понятие административного процесса вкладывается различное содержание.

Это связано с тем, что административно-процессуальное законодательство не дает исчерпывающего ответа на этот вопрос, а правовая наука только сравнительно недавно приступила к разработке проблем административного процесса и пока еще не смогла найти по ряду из них единого решения. В частности, такое положение сложилось с определением содержания процесса.

На страницах печати, в дискуссиях и обсуждениях было высказано довольно много суждений по этой проблеме. Если абстрагироваться от частностей и деталей суждений, то все они могут быть сведены к трем группам1:

а) суждения Г. И. Петрова, С. С. Студеникина и некоторых других о том, что процесс представляет собой совокупность определенных процессуальных правил, на основе которых осуществляется исполнительно-распорядительная деятельность2;

1 В отдельных работах, посвященных анализу литературы по исследуемой проблеме, говорится о двух точках зрения. В частности, об этом говорит Н. Г. Салищева (см. Н. Г. Салищева, Гражданин и административная юрисдикция в СССР, «Наука», 1970, стр. 9). Впрочем, продолжая свое исследование, Н. Г. Салищева исследует не две, а значительно больше точек зрения.

2 См. С. С. С т у д е и и к и н, Социалистическая система государственного управления и вопрос предмета советского административного права. «Вопросы советского административного права», изд-вд ДН СССР, 1949, стр. 44

§

б) суждения Ю. М. Козлова, В. Д. Сорокина, А. Е. Лунева и других о том, что административный процесс есть порядок правоприменительной деятельности органов государственного управления1;

в) суждение Н. Г. Салищевой о том, что административный процесс есть регламентированная законом «деятельность по разрешению споров, возникающих между сторонами административного правоотношения, не находящихся между собой в отношениях служебного подчинения, а также по применению мер административного принуждения»2.

Уточняя свою точку зрения, Н. Г. Салищева отметила, что, поскольку «споры между сторонами административно-правовых отношений составляют незначительное число всех дел, разрешаемых аппаратом управления, административный процесс — это прежде всего порядок применения мер административного принуждения»3.

Отмеченные выше точки зрения о содержании административного процесса в работах В. М. Манохина, В. П. Поповой, Б. Б. Хангельдыева, Ц. А. Ямпольской и ряда иных авторов подверглись обстоятельному и критическому анализу. Поэтому мы ограничимся только рядом кратких замечаний по этим точкам зрения и определим свое отношение к содержанию административного процесса.

I. Наиболее критическое отношение в литературе сложилось к позиции авторов, сводящих административный процесс к деятельности (или порядку) по применению административно-правовых санкций. И это не случайно, поскольку при таком суждении административный процесс, как особая форма деятельности органов государственного управления, теряет свою специфику и может

1 См. А. Е. Лунев, Вопросы административного процесса, «Правоведение», 1962 г. № 2; В. Д. С о р о к и н, Проблемы административного процесса; «Юридическая литература», 1968, стр. 65; Ю. М. Козлов, Предмет советского административного права, изд-во МГУ, 1967, стр. 90.

2 Н. Г. Салищева, Административный процесс в СССР, «Юридическая литература», 1964, стр. 16.

-3 Без каких-либо оговорок О. А. Иванов (см. «Труды Иокутского университета», т. XXXIX, вып. 7, ч. II, стр. 256) и С. И. Котюргин (см. Сборник статей адъюнктов и соискателей Высшей школы МВД СССР, М., 1966, стр. 6) административный процесс рассматривают как порядок применения принудительных мер, предусмотренных админи-стгытивно-правовыми санкциями.

быть поставлен в один ряд с процессом уголовным и гражданским.

Основное содержание правоприменительной деятельности органов государственного управления составляет применение диспозиции административно-правовой нормы. В диспозиции формулируются правила поведения субъектов управленческих отношений, и посредством ее применения достигается правовое регулирование этой группы общественных отношений. Интересы эффективности регулирования управленческих отношений требуют определения порядка применения диспозиции административно-правовой нормы. Правоприменение (независимо от того, идет ли речь о применении диспозиции или санкции), по сравнению с другими формами реализации правовых норм, осуществляется в особом порядке, устанавливаемом законодателем. Правоприменение есть одна из разновидностей государственного руководства обществом. Поэтому необходимо, чтобы правоприменительная деятельность осуществлялась в порядке, обеспечивающем и гарантирующем быстрое, эффективное, рациональное и обоснованное применение правовых норм в конкретных ситуациях. П. Е. Недбайло правильно отмечал, что отсутствие порядка претворения в жизнь правовых норм снижает политическую значимость некоторых законов, подлежащих применению1. Поэтому существование процессуальных норм, определяющих порядок применения диспозиции и санкции административно-правовых норм, является объективной необходимостью. И поскольку не признать этого вывода невозможно, Н. Г. Салищева нормы, регламентирующие порядок применения диспозиции, называет организационно-процедурными, а нормы, регламентирующие применение санкции,— административно-процессуальными. Основным признаком процессуальных норм при этом объявляется регулирование принудительного порядка проведения соответствующих предписаний в жизнь2.

Но при этом автор упускает из виду два обстоятельства. Во-первых, некоторые административно-правовые нормы закрепляют в своих диспозициях полномочия ор-

1 См. «Советское государство и право» 1957 г. № 6, стр. 22.

2 См. Н. Г. Салищева, Гражданин и административная юрисдикция в СССР, стр. 11—12, 15.

ганов управления на применение принудительных мер к органам и лицам, не совершившим административных проступков. Законодатель не только закрепляет полномочия на применение органами управления таких принудительных мер, как реквизиция, принудительный осмотр грузов, освидетельствование и других аналогичных мер, но и определяет порядок реализации мер, предусмотренных диспозицией1. Поскольку предусмотренные законодателем нормы обеспечивают осуществление в принудительном порядке необходимых функций, то, следуя мысли Н. Г. Салищевой, они должны из норм организационно-процедурных превратиться в нормы процессуальные.

Во-вторых, процесс правоприменения не заканчивается и не сводится к принятию правоприменительного акта. Вслед за изданием акта проводятся различные мероприятия (в том числе иногда принудительного характера) для исполнения акта.

В Советском Союзе нормы, регламентирующие принудительное осуществление диспозиции, содержатся во многих правовых актах2. И они, пользуясь предложенным Н. Г. Салищевой критерием, должны быть признаны административно-процессуальными. Следовательно, даже став на точку зрения Н. Г. Салищевой, можно прийти к выводу о том, что к административно-процессуальным нормам относятся не только нормы, регламентирующие порядок применения санкции, но и многочисленные нормы, регламентирующие'порядок применения диспозиции. Конечно, неубедительность позиции Н. Г. Салищевой заключается не столько в выборе критерия разграничения административно-процессуальных и организационно-процессуальных норм, сколько в неудачном решении вопроса о содержании административного процесса в принципе, признав административно-процессуальный ха-

1 См., напр., Указ Президиума Верховного Совета Грузинской ССР от 13 июня 1967 г. «О принудительном лечении лиц, больных заразной формой туберкулеза, уклоняющихся от лечения» («Ведомости Верховного Совета Грузинской ССР» 1967 г. № 6, ст. 352; см. также ст. ст. 169—172 Административного Кодекса УССР, определяющие порядок проведения реквизиции).

2 См., напр., Инструкцию по неотложной госпитализации психически больных, представляющих общественную опасность, утвержденную МЗ СССР 10 октября 1961 г.

8

рактер только у норм, регламентирующих применение санкции и определяющих порядок разрешения споров.

II. Также трудно согласиться с точкой зрения С. С. Студеникина, Г. И. Петрова и некоторых других авторов, понимающих административный процесс как «процесс исполнительной и распорядительной деятельности органов управления»1.

Несомненно, что исполнительно-распорядительная деятельность осуществляется на основании и во исполнение закона. Однако это положение не означает, что все стороны деятельности органов управления регламентированы правом.

Порядок осуществления организационно-массовой и материально-технической деятельности (которые стали основными формами деятельности исполнительно-распорядительных органов) в подавляющем большинстве нормами права не регламентируется. Во многом порядок проведения такой работы зависит от сложившихся традиций, опыта работы должностных лиц, конкретных условий и направлений деятельности органа управления. Поэтому такой порядок вряд ли можно назвать процессуальным.

III. Наиболее обоснован, по нашему мнению, взгляд на административный процесс как на порядок правоприменительной деятельности органов.государственного управления. Нам импонирует обоснование этого взгляда, проведенное В. Д. Сорокиным в своих последних работах. Соглашаясь в принципе с его выводом о том, что реализация норм материального административного права возможна только через определенный процессуальный порядок, который должен охватывать весь комплекс норм материального административного права, а не какую-то его часть2, хотелось бы сделать некоторые уточнения сказанного:

а) правоприменение не совершается в отрыве и изоляции от иных форм управленческой деятельности. Это объясняется тем, что все формы деятельности (нормотворчество, правоприменение, организационно-массовые и материально-технические операции) подчинены решению

1 «Советское государство и право» 1962 г. № 5, стр. 30.

2 См. В. Д. Сорокин, Административно-процессуальное право, «Юридическая литература», 1972, стр. 63—65.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.