WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

Правильно понимаемая наследственность - не игральные ко­сти судьбы. Она скорее - множество потенций. Какая часть из множества потенций будет реализована, определяется фактора­ми среды, биографией индивида. Только фанатичные привер­женцы мифа о генетическом предопределении могут сомневать­ся в том, что жизнь каждого человека предлагает множество ва­риантов, из которых только часть, вероятно ничтожная часть, реализуется фактически. Проблема в том, до какой степени на­боры вариантов сходны или различны у всех людей. Фанатики мифа о генетическом предопределении настаивают, что те, кто верит в неидентичность таких наборов вариантов, являются ра­систами. Это - бессмыслица. Расизм существует, и это порочная (15) идеология, против которой, несомненно, следует бороться. Но следует понимать, что такое расизм, а не употреблять это слово без разбора как бранное. Расист относится к людям в соответст­вии с их происхождением, в соответствии с той группой, в кото­рой им довелось появиться на свет, а не в соответствии с их лич­ными качествами. Ошибочность расизма - в ошибочности типо­логического мышления. Отдельный человек - не бледное отра­жение платоновской идеи своей расы, класса или семьи. В про­тивоположность типологическому популяционное мышление, основанное на генетике, рассматривает каждого человека как уникальное явление, неповторимую индивидуальность. Каждый(ая) имеет право, чтобы его (ее) оценивали в соответствии с тем, что они собой представляют, а не в соответствии с их про­исхождением. А человек таков, каков он есть, потому что его генотип плюс вся его биография сделали его таким. В данном контексте я употребляю слово "биография", а не "среда", пото­му что в некоторой степени человек сам делает себя таким, ка­ким он хочет быть, разумеется, в рамках ограничений, наклады­ваемых внешней средой.

Сторонники мифов о генетическом предопределении и о ta­bula rasa в равной мере повинны в путаном мышлении. Они не могут отличить человеческое равенство от генетической иден­тичности и неравенство от генетического разнообразия. Равен­ство и неравенство, с одной стороны, и генетические идентич­ность и разнообразие, с другой, относятся к разным областям рассуждения. Равенство и неравенство возможностей или соци­ального статуса относятся не к биологическим явлениям, а к социополитическому устройству. Они порождаются действующи­ми этическими или религиозными принципами и формируются в политической борьбе и приспособлении. Генетические идентич­ность и разнообразие представляют собой природные феноме­ны. Их нельзя упразднить, в отличие от равенства и неравенст­ва, политическим решением. Монозиготные близнецы - генети­чески идентичны или почти идентичны, но их экономический и социальный статусы могут значительно различаться. Обладате­ли социальных привилегий генетически не идентичны друг дру­гу, как и неимущие или жертвы угнетения.

Неразличение равенства и генетической идентичности порой бывает не случайным, а преднамеренным. И в этом тоже повин­ны сторонники обоих мифов. Еще до зарождения научной гене­тики у рабовладельцев и феодальных баронов была своя "гене­тика", чтобы доказывать, что принадлежащие им люди - непол­ноценные человеческие существа, если вообще их можно счи­тать людьми. В начале текущего столетия для такой же цели была использована нарождающаяся научная генетика. Совре­менные приверженцы мифа о генетическом предопределении продолжают использовать свою науку для поддержания своих расовых и классовых притязаний. Чтобы симулировать научную объективность, они лицемерно якобы признают средовые влия­ния на формирование человеческой личности. Однако стоит

(16)

только согласиться, что существующее социоэкономическое расслоение определяется генами, как среда становится бессиль­ной изменить его. Вот мнение С.Д. Дарлингтона: "Что же стало в развитых обществах с барьерами, существовавшими между примитивными племенами Они сохранились. Но теперь это барьеры между социальными классами. Сегодня мы все еще мо­жем воспринять послание афинского художника или драматурга, или древнееврейского поэта, как если бы они жили среди нас те­перь. Но, увы, мы не можем передать это послание мяснику или пекарю у нашего порога". Вы видите - мясник и пекарь сделаны из неполноценного материала!

Либералы и поборники равноправия дали своим противни­кам провести себя. Поскольку последние верят в генетическое предопределение, то первые (от противного) поддерживают миф о tabula rasa. Если все генетически идентичны, то следует ли из этого, что все равны Более внимательное рассмотрение показывает, что все не так просто. Равенство между людьми важно именно вследствие генетического разнообразия, а не во­преки ему. Если бы все люди были генетически сходны между собой, как монозиготные близнецы, равенство стало бы бес­смысленным. Людей можно было бы назначать на разные виды работ по жребию, в соответствии с датой их рождения или ка­ким-либо другим условным критерием. Именно генетическое разнообразие делает равенство ценным и важным. Равенство есть фактическое признание права людей быть разными. Люди могут следовать разными, свободно избранными путями само­выражения. Они вправе быть индивидами, а не винтиками в чу­довищной машине подавления. Стоит повторить, что равенство - не биологический феномен, а созданное самим человеком со­циальное устройство. Равенство есть этический принцип, вопло­щаемый политическими средствами. Оно предоставляет каждо­му человеку возможность стремиться к тому образу жизни, ко­торый он избрал и способен достичь. Поскольку люди не одина­ковы, они ставят различные цели, некоторые из этих целей дос­тижимы, иные - нет. Так или иначе, равенство может быть пре­доставлено генетически различным людям, но его могут быть лишены генетически сходные индивиды. Монозиготные близне­цы могут достичь разного интеллектуального уровня и социо-экономического статуса, а генетически разные люди часто изби­рают одинаковую карьеру.

Настроения в общественном мнении, как в научных кругах, так и в населении, в последние годы прогрессивно поляризуются в направлении признания либо мифа о генетическом предопре­делении, либо мифа о tabula rasa. Слишком очевидно, что поля­ризация вызвана политическими пристрастиями, а не научными данными. Оба мифа больше не приносят какой-либо пользы, ка­кую они могли приносить в прошлом. Мифы вполне созрели, чтобы уступить место хорошо обоснованным фактам. Изменчи­вость человека, в том числе изменчивость умственных способно­стей, явно полностью не определяется ни генетическими, ни сре-

(17)

довыми факторами. Действуют обе эти причины, но их относи­тельная роль не одинакова для разных признаков в одной попу­ляции или для одного и того же признака в разных популяциях. Нелепо утверждать, что поскольку некоторые признаки, такие как телосложение или форма головы, больше зависят от гено­типа в тех или иных популяциях, то и другие признаки, такие как интеллект или темперамент, тоже должны быть по преиму­ществу наследственными. Каждый признак должен быть адек­ватно исследован. Не менее дезориентирует приравнивание на-следуемости индивидуальных различий к средним различиям ме­жду популяциями. Наследуемость таких различий между популя­циями, как социальные классы или расы, не обязательно должна быть идентичной или подобной индивидуальным различиям. Степень наследуемости должна быть установлена на основе тщательно собранных данных в хорошо запланированных экспе­риментах или наблюдениях. Генетические и математические ме­тоды для таких исследований разработаны относительно недав­но. Более того, наследуемость одного и того же признака может варьировать не только между популяциями, но и в разное время в одной и той же популяции. Наследуемость - не константа, а переменная величина. Она возрастает, когда среда становится более однородной или популяция более гетерогенной; она уменьшается, когда среда становится более разнообразной, а по­пуляция генетически более однородной. Резкой полемики, кото­рая в последнее время выплеснулась из научных журналов в по­пулярную прессу, можно было бы избежать, если вышеприве­денные рассуждения были бы поняты.

Множество проблем, касающихся генетических и средовых причин изменчивости человека, ждет научного изучения. Одна­ко есть ученые, готовые запретить все исследования генетиче­ского разнообразия человека. Они уверяют, что такие исследо­вания опасны, поскольку их результаты могут быть извращены расистами для гнусных целей. Нельзя отрицать, что такая опас­ность существует. Но является ли малодушное уклонение хоро­шим решением Не хотим ли мы последовать примеру коллеги Галилея, который отказывался смотреть на планеты в теле­скоп Его отказ основывался на подобных же аргументах. Он боялся, что новая астрономия будет неверно истолкована или отвлечет внимание людей от предметов, которые он считал бо­лее важными. Тем не менее, почти всякий его последователь се­годня становится презренным невеждой.

Против изучения генетики человека иногда выдвигается другой благовидный довод. Поскольку мы не можем изменить генотип человека, с которым он родился, то исследование гене­тической изменчивости людей заведомо бесполезно и не инте­ресно. Интересно или не интересно - дело личного вкуса, но го­лословное заявление о бесполезности нельзя оставить без возра­жения. Ученые работают не исключительно для собственного удовольствия: общество, поддерживающее их исследования, вправе спросить, что дает их работа Сегодня это справедливо (18) даже в большей мере, чем в недавнем прошлом. Золотой век на­учных исследований в Соединенных Штатах, когда исследования великодушно поддерживались, поскольку их плоды считались всегда хорошими и полезными, миновал, по меньшей мере на время. Отрицание науки и интеллекта усиливается, а ученым приходится сталкиваться с изрядной долей недоверия и скепти­цизма. Тем не менее, отношение к изучению человека как бес­полезному занятию - яркий пример пустословия. Не является ли конечной целью биологических наук, может быть и всех наук, понимание человека и его места в системе природы Человек столкнулся с проблемой "познай себя" с тех пор, как стал чело­веком, и будет заниматься ее разработкой до тех пор, пока оста­ется человеком. Как же тогда понимание причин разнообразия людей может быть бесполезным или ненужным

Те, кто утверждают, что "человек - всего лишь одно из жи­вотных", клевещут на биологическую науку. Расизм - наиболее зловредный результат такого искаженного суждения. Социологи справедливо отвергают это искажение. Но многие из них проти­вопоставляют этому в равной мере экстравагантное утвержде­ние - "человек избежал биологии". Итак, человек, несомненно, - животное, но животное уникального и экстраординарного ро­да. Вид "человек" создал культуру, новый и очень мощный ме­тод адаптации к среде и управления ею. Культура не наследует­ся через гены, каждая личность усваивает ее путем обучения. Однако способность усваивать культуру заложена в генотипе. Многие виды животных формируют сообщества, иногда высо­коорганизованные. Но сообщества животных зависят больше от генетически запрограммированных, чем от приобретенных форм поведения. Наоборот, усвоенное поведение преобладает как при всех существующих формах социальной организации че­ловека, так и при всех прошлых организациях, о которых сохра­нились документальные исторические сведения. Утверждение, что "человек избежал биологии", когда он создал социальную организацию, основанную на культуре, бессмысленно. Во-пер­вых, только носители человеческих генов могут сами усваивать и передавать потомкам культуру путем обучения. Более того, способности и склонность к обучению количественно и качест­венно варьируют среди людей. Одна биология не дает полно­стью аутентичный и удовлетворительный образ человека, но та­кой образ не достижим и без биологии. Феномен человека пора­зительно сложен, настолько сложен, что долгое время даже наи­более глубокие мыслители не могли его полностью понять. В отсутствие настоящего понимания мифы о генетическом предо­пределении и tabula rasa служили паллиативами. Может ли такое понимание быть достигнуто в не слишком отдаленном будущем совместными усилиями биологических и социальных наук

Проблема равенства-неравенства относится к сложнейшим проблемам, которые стоят перед современным человечеством. Эта проблема остро стоит перед всеми обществами и перед че­ловечеством в целом. Вряд ли возможно рассмотреть эту проб(19)лему здесь во всех ее аспектах. Однако я думаю, что мне необ­ходимо рассмотреть некоторые ее основы. Эта проблема весь­ма отчетливо демонстрирует ситуацию, когда биологические и социальные науки должны эффективно выступать совместно, будучи бессильными порознь. Выше уже отмечалось, что равен­ство и неравенство не являются биологическими феноменами, а определяются социополитическим устройством. Люди могут быть наделены равенством независимо от их сходства или раз­личий. Единственным необходимым и достаточным условием для равенства индивидов является их принадлежность к виду Homo sapiens. С другой стороны, люди могут быть наделены не­равными правами в соответствии с цветом кожи, положением семьи, в которой они родились, своим коэффициентом интелле­ктуальности IQ, физической доблестью, красотой или ее отсут­ствием, или еще какими-либо признаками. Решение о признании равенства или сохранении неравенства редко, если вообще под­властно воле одного человека. Это, скорее, - результат социаль­ной эволюции, политической борьбы или приспособления. Не должны ли мы в таком случае заключить, что генетика и биоло­гия не имеют отношения к проблеме равенства Это было бы необоснованным.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.