WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

Добжанский Ф. Мифы о гентическом предопределении и о tabula rasa // Человек.–2000.–№ 1.–8–

(10)

Зависимость выживания человечества от науки и технологии не­уклонно возрастает. Однако отношения между наукой и общест­вом далеко не всегда гармоничны. Научные открьітия иногда противоречат устоявшимся взглядам, и ученых могут принуж­дать прекратить исследования или даже отречься от своих от­крытий. Из таких случаев наиболее известно дело Галилея. Тог­да кардинал Беллармини заявил, что "мнимое открытие [Гали­лея] противоречит всему христианскому плану спасения". Бел­лармини был прав, если понимать "план" так, как понимал его он. Галилей жаловался, что "главный профессор философии, которому я неоднократно и настойчиво предлагал посмотреть на Луну и планеты через мое стекло [телескоп], упрямо отказы­вался от этого". В известном смысле профессор тоже был прав. Ничто из того, что он мог увидеть в телескоп Галилея, не могло побудить его изменить свои устоявшиеся взгляды. Антиэволю­ционисты из Калифорнии, называющие себя креационистами, люди того же типа. Не все они совершенно несведущи в свиде­тельствах биологической эволюции. Однако любые свидетель­ства для них бессмысленны. На что бы свидетельства ни указы­вали, они все равно их отвергают.

Среди биологических наук, возможно, наибольшее значение для гуманитарных проблем имеет генетика. Ее значимость пре­жде всего - в философских и исторических приложениях: откуда произошло человечество, что с ним может быть дальше, каково его место в системе природы. Ее значимость - и в непосредст­венно практических проблемах: физическое и психическое здо­ровье и болезни, восприимчивость к обучению и воспитанию, податливость к давленням и напряжениям материальной и социоэкономической среды, формирующим личность. Более того, теоретические и практические приложения не относятся к непе­ресекающимся сферам, они взаимозависимы.

Чем более непосредственно значима научная дисциплина для человеческой деятельности, тем более она может противоре­чить каким-либо расхожим убеждениям и предубеждениям. Не­завидным уделом генетики была и остается вовлеченность в та­кие противоречия. Позорная история репрессий против генети­ки в Советском Союзе, происходивших не так давно, достаточно широко освещалась, чтобы не возвращаться к ней здесь. Поли­тически ловкий шарлатан смог убедить правителя великой стра­ны, что генетика подрывает принятую религию диалектическо­го материализма. Он также смог на протяжении четверти века разрушать сельское хозяйство своей страны под предлогом со­здания невероятно эффективных способов его улучшения. В пер­вой половине текущего столетия генетика страдала и от других извращений в руках фанатиков расизма и классовой теории. Они объявили генетику научной основой своих бесчеловечных и злонамеренных представлений. Апофеозом подобных извраще­ний стали нацистская идеология и преступления нацистов. По­этому и до сих пор в некоторых кругах генетика продолжает ос­таваться под подозрением.

(11)

Не менее столетия полем битвы была проблема наследст­венности и среды, или природы и воспитания. Речь идет о вкла­де наследственных и средовых факторов в развитие признаков человека, особенно признаков поведения. Спектр мнений здесь простирается от того, что мне нравится называть мифом о tabula rasa, до мифа о генетическом предопределении. Мифы эти при­думаны для объяснения умозрительных представлений или при­родных феноменов, которые слишком сложны и недостаточно хорошо изучены, чтобы получить точное и бесспорное толкова­ние. Думаю, не слишком оптимистично надеяться, что в науке мифы в конце концов уступят место представлениям, которые будут обоснованы так хорошо, что приведут к согласию всех, кроме безнадежных упрямцев. В проблеме природы и воспита­ния такой счастливый момент еще не просматривается. Поэтому я полагаю, что дидактически наиболее эффективно начать ис­следование этой проблемы с двух крайних мифов, полностью со­знавая, что они возникли скорее на почве противоречий и пред­рассудков, чем научных данных.

Исторический обзор выходит за рамки данной статьи. Одна­ко следует отчетливо помнить, что мифы о генетическом предо­пределении и о tabula rasa древнее, чем научная биология. Ин­дийская система каст существовала более двух тысячелетий;

профессия и социальное положение личности определялись ис­ключительно положением родителей. Неявно предполагалось, что качества, необходимые для каждой профессии, наследуются. Если бы идеологи кастовой системы были знакомы с генетикой, они могли бы сказать, что члены каждой касты имеют касто-специфические гены, которые отсутствуют в других кастах. Замкнутые социальные классы феодальной Европы также счи­тали генетическое предопределение правилом, хотя и более гибким, чем в Индии. Пережитки феодально-классовой идеоло­гии не редки и в современных капиталистических и квазисоциа­листических обществах.

Концепцию tabula rasa в развернутом виде сформулировал Локк в 1690 году. Он считал, что разум новорожденного ребен­ка не содержит врожденных мыслей или принципов. Человече­ское понимание возникает из чувственных данных и жизненного опыта. В наши дни миф о tabula rasa подразумевает, что все че­ловеческие существа при рождении наделены одинаковыми спо­собностями: человеческие существа взаимозаменяемы. Проти­воположное этому мифическое представление о генетическом предопределении в современном звучании и в генетических тер­минах находим в трудах С.Д. Дарлингтона. Он утверждал, что каждая личность стала тем, что она есть, потому 4то такой ее сделали ее гены. Даже различия между монозиготными близне­цами, согласно Дарлингтону, частично обусловлены генетиче­скими, а не средовыми факторами. Успех или провал обусловле­ны генами, а не средой или удачей. Происхождение культур обя­зано "изобретениям тех немногих, кто генетически способен к общественно-полезным изобретениям, научению ими тех, кто (12) генетически способен к обучению", и сопротивлению тех, кто генетически неспособен ни к изобретениям, ни к обучению. Вся история человечества, его рас, наций и классов есть явление биологическое, а не социальное - оно детерминировано генами и тем, что Дарлингтон называл "инбридингом и аутбридингом" (его употребление этих терминов значительно отличается от об­щепринятого). Среда, уверяет нас Дарлингтон, "превратилась в методологическую фикцию".

Миф о tabula rasa является священной догмой для марксистов в Советском Союзе и за его пределами. Они верят, что биологи­ческая эволюция человечества прекратилась, когда человек изо­брел труд. С тех пор человечество якобы подчиняется социаль­ным, а не биологическим законам. Различия в признаках поведе­ния, в способностях людей создаются средой. Удивительно, как мало усилий прилагается, чтобы выяснить, как среда индуцирует наблюдаемые различия или какие средовые переменные ответ­ственны за конкретные признаки. Сомнение в признании мифа о tabula rasa в качестве адекватного и точного описания реально­сти часто приписывается необъективности, обусловленной соци­альным происхождением или экономическим положением сом­невающегося или даже желанием увековечить неравенство и уг­нетение.

Нельзя отрицать, что необъективность действительно суще­ствует и она может сказываться на суждениях некоторых людей. Ученые совсем не обязательно обладают иммунитетом к такой необъективности. Признав это, все же продолжаешь удивляться мышлению истинно верующих в мифы о предопределении и о tabula rasa. Они не видят, что генетические и средовые детерми­нанты индивидуальных и групповых различий могут быть выяв­лены только в результате точных наблюдений и проверки рабо­чих гипотез. Личные взгляды не могут заменить научного иссле­дования. Что могут делать гены, а что среда, должно быть пред­метом доказательства, а не веры. Наука должна в итоге достичь соглашения по этому вопросу независимо от вкусов и взглядов. Но только в том случае, если мы не хотим соревноваться с про­фессором, который отказывался взглянуть в телескоп Галилея.

Ревностные сторонники мифа о tabula rasa все же должны ус­тупить в том, что некоторые стороны поведения человека обу­словлены генетическими причинами. Известно много наследст­венных болезней, которые нарушают поведение страдающих ими людей и их приспособление к жизни в семье, общине, обще­стве. В качестве примера можно рассмотреть фенилкетонурию. Это заболевание обусловлено рецессивным геном: нелеченые гомозиготы страдают тяжелой умственной отсталостью, они со­вершенно не могут обслуживать себя. Это несомненно наследст­венная болезнь. Обречены ли эти гомозиготы неудачным бро­ском генетических игральных костей влачить свою жизнь в су­мерках слабоумия Нет, сегодня предопределение не является незыблемым, его можно устранить. Фенилкетонурия была неиз­лечимой, пока не было открыто, что ее физиологической при(13)чиной является нарушение метаболизма аминокислоты фенилаланина. Накопление фенилаланина в жидкостях тела приводит к необратимому повреждению мозга. Если диагностировать это заболевание достаточно рано, то его проявления можно ограничить с помощью рациона, почти свободного от фенилаланина. Рацион - это, несомненно, атрибут среды.

Фенилкетонурия - редкое заболевание, но оно может быть примером взаимоотношений природы и воспитания. И физиче­ские данные и психика человека подвержены генетической ва­риации. Эта вариация может быть фатальной или управляемой в зависимости от того, насколько понятны ее происхождение и причины. В принципе любой результат деятельности генов мо­жет быть усилен или подавлен средовыми влияниями, хотя на практике это далеко не всегда возможно из-за нашего незнания. Шизофрения встречается значительно чаще, чем фенилкетонурия. Она несомненно генетически обусловлена, но ни тип ее на­следования, ни физиологические основы не установлены. В итоге ее предупреждение и лечение проблематичны. О наследова­нии умственных способностей известно еще меньше. Отсюда тяжкие споры, порождаемые этой проблемой. Здесь я ограни­чусь кратким замечанием. Допустим, что коэффициент интелле­ктуальности IQ генетически обусловлен и что попытки повы­сить его с помощью специальной образовательной программы пока безуспешны. Следует ли из этого, что IQ генетически пре­допределен Нет, из этого лишь следует, что способы обучения и влияния среды на развитие интеллекта еще предстоит понять.

Обсуждение проблемы природы и воспитания человека час­то деформируется эмоциями и путаницей. Источником эмоцио­нальности являются политические страсти или расовые и (или) классовые предрассудки. Путаница часто возникает из-за непо­нимания того, как действуют гены и среда в процессе формиро­вания личности человека. Есть люди, желающие убедить себя в том, что они лучше своих собратьев либо как личности, либо как члены класса или расы. Простейшая уловка - утверждать, что их превосходство генетическое. Другие справедливо отрица­ют существование таких вещей, как генетическое превосходство или неполноценность, но, к сожалению, заходят слишком далеко и попадают в объятия мифа о tabula rasa.

Эмоциональности сопутствует путаница. Ошибочно думать о проблеме природы и воспитания, как о ситуации "или - или". Все признаки от биохимических и морфологических до призна­ков культуры всегда наследственны и всегда детерминированы средой. Гены и среда не являются автономными сторонами раз­вития. Ни один признак не может развиться, если такая возмож­ность не заложена в генотипе; если развитие протекает в раз­ных условиях среды, то проявление генотипа будет варьировать соответственно меняющимся условиям среды. Ребенок или взрослый осваивает язык или языки своего человеческого окру­жения. Это - среда. Однако, чтобы изучить какой бы то ни бы­ло язык, индивид должен иметь человеческие гены, позволяю(14)щие ему учиться. Серьезная генетическая или средовая патоло­гия могут препятствовать обучению. Упомянутая выше фенил-кетонурия и некоторые другие врожденные нарушения метабо­лизма приводят к различной степени умственной отсталости. Это генетические состояния. Но позволю себе повторить, что проявления некоторых из этих генов теперь поддаются средовой регуляции, а в свое время это распространится на большинство или даже на все такие гены. Одна и та же болезнь может быть генетической или средовой. Рассмотрим, например, такую гипо­тетическую ситуацию: каждый человек является носителем ге­нов фенилкетонурии или диабета. Тогда питание, почти свобод­ное от фенилаланина, или программа здравоохранения, постав­ляющая инсулин, будут "нормальной" средой. Болезнь появится, если фенилаланин случайно попадет в рацион или прекратятся поставки инсулина. Но ведь тогда фенилкетонурия и диабет ста­нут не генетическими, а средовыми заболеваниями! В то же вре­мя лицам, не имеющим генов фенилкетонурии или диабета, не требуются диета, лишенная фенилаланина, или инъекции инсу­лина. Они могут быть для них даже вредными.

В раннюю пору развития генетики, с полвека тому назад, предполагали, что каждый ген определяет один и только один элементарный признак ("unit character"). Эта дезориентирующая фразеология до сих все еще вводит в заблуждение некоторых биологов, не говоря уже об обывателях. Она слишком хорошо согласуется с обиходными выражениями, такими как "она унас­ледовала глаза от своей матери" или "он получил свою походку от отца". Но гены и признаки не соотносятся один к одному. Ген может быть ответственным за несколько признаков, за "син­дром", за группу признаков. Присутствие гена не всегда гаран­тирует появление определенного признака, а признак может оп­ределяться то генетическими, то средовыми факторами. В дей­ствительности все обстоит значительно проще: существует фун­даментальное правило, что часто очень сложные процессы раз­вития вмешиваются между действием гена, передаваемого поло­выми клетками, и признаками, проявляющимися в разном воз­расте. Генотип (совокупность генов организма) определяет не фиксированный набор признаков, а норму реакции, то есть ре­пертуар возможных ответов на действие среды.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.