WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 49 |

“У всех наших гомосексуалистов в первуюпору детства, позднее забываемую индивидом, существует очень сильнаяэротическая привязанность к особе женского пола, как правило, к матери,вызванная или поддержанная излишней нежностью самой матери, позднееподкрепленная устранением отца из жизни ребенка”.

Фрейд полагал, что вся эта динамика нашласвое отражение в символике “воспоминания о коршуне”. Интересной частьюстратегии Фрейда стало то, что на разных этапах своего анализа он “переводил”различные аспекты визуального символизма воспоминания Леонардо “с егоспецифического языка на общепонятный”. Если эти утверждения расположитьпоследовательно, то получится:

”Когда я был в колыбели [коршун] подлетелко мне и открыл мне рот своим хвостом”. (“Это былмомент, когда мое любящее любопытство было направлено на мать, и когда я ещедумал, что у нее есть половой орган такой же, как у меня”.

“Он много раз толкал меня хвостом в губы”.(“Моя мать бессчетное число раз страстно целовала мойрот”.

“Кажется, что мне всегда суждено былоиспытывать глубокий интерес к коршунам” ( “И врезультате этих эротических отношений с моей матерью я сталгомосексуалистом”.

Более поздние отношения Леонардо с отцомбыли, по-видимому, хорошими, и Фрейд утверждает, что они стали такими лишьпосле определенного критического периода и сэр Пьеро да Винчи играл лишь“незначительную роль” в раннем детстве своего незаконного сына. Фрейд указываетна мелкие или кажущиеся тривиальными детали в дневниках Леонардо с тем, чтобынайти подтверждение своим выводам, отмечая, что “Среди записей в дневниках Леонардо находится одна, которая из-засвоего важного содержания и одной крошечной формальной ошибки задерживаетвнимание читателя”. Эта запись гласит:

“9-го июля 1504 г., в среду, в седьмом часуночи скончался отец мой, сэр Пьеро да Винчи, нотариус во дворце Подеста, вседьмом часу. Ему было восемьдесят лет. Он оставил десять человек детеймужского пола и двух женского”.

Далее Фрейд объясняет, что же привлекло еговнимание, и при этом применяет еще раз свою стратегию придания первостепенногозначения деталям, противоречащим обычной картине.

“Стало быть, запись сообщает о смерти отцаЛеонардо. Маленькое недоразумение в ее форме состоит в двойном повторениивремени смерти (a ore 7), словно в конце фразы Леонардо забыл, что уже написалее вначале. Это всего лишь мелочь, из которой никто, кроме психоаналитика,ничего бы не извлек. Может статься, ее никто вообще не заметил бы, а обратив нанее внимание, сказал: это может произойти с каждым, кто пребывает в состояниирассеянности или волнения, и не имеет иного значения.

Психоаналитик мыслит иначе; для него дажемалость выражает скрытые психические процессы; он давно узнал, что такоезабывание или повторение знаменательного и что нужно благодарить“рассеянность”, если она выдает скрытые в противном случае порывы”.

Комментарий Фрейда о том, что “для негодаже малость выражает скрытые психические процессы”, подчеркивает ключевоеположение, составляющее ядро его микростратегии анализа и интерпретации. ДляФрейда поведение является выражением психического процесса (а не простобездумных рефлексов) — поведение представляет собой поверхностную структуру, отражающуюглубинные структуры. Фрейд имеет в виду, что поведенческие микроключи, такие,как случайное “повторение” Леонардо, представляют больше информации о глубинныхпроцессах, чем очевидное содержание поведения, легче подвергаемое контролюсознания. Фрейд называл повторения подобного рода “упорными намерениями” исчитал, что “такие случаи забывания или повторения являются значимыми и чтоименно “рассеянность” позволяет проявиться импульсам, которые в противномслучае остались бы скрытыми”.

“При отсутствии у Леонардо эмоциональноготорможения запись в дневнике могла бы звучать, скажем, так: “Сегодня в 7 часовумер мой отец, синьор Пьеро да Винчи, мой бедный отец!” Но акцент инерционностина самой безразличной части сообщения о смерти, на момент смерти, лишает записьвсякого пафоса и позволяет нам еще раз понять, что здесь нечто скрыто илиподавлено”.

Фрейд подразумевал, что ошибка, сделаннаяЛеонардо в сообщении о смерти отца, отражала паттерн подавленного чувства кнему, чувство, которое возникло еще в самом раннем детстве, потому что отецотсутствовал в его жизни все эти годы.

Чтобы найти дальнейшие доказательства тогофакта, что отца рядом с Леонардо не было, Фрейд обращается к макроповеденческимпаттернам, таким, как отвергание Леонардо авторитетов и его видимый недостаток“религиозного чувства”. Фрейд интерпретировал веру в личного “Бога”,представленного могущественной мужской фигурой во многих культурах, каксублимацию чувств по отношению к своему отцу. По представлению Фрейда,разнообразные исследования Леонардо да Винчи, а также отсутствие какой-либосильной религиозной или политической привязанности в его жизни указывали нанеобычную степень независимости его от отца в раннем детстве.

“Тогда как у большинства людей сегодня, каки в первобытные времена, потребность в опоре на какой-либо авторитет стольнастоятельна, что для них колеблется мир, когда этот авторитет оказывается подугрозой, один Леонардо мог обходиться без такой подпорки; он был бы не способенна это, если бы в первые годы жизни не научился обходиться без отца. Смелость инезависимость его более позднего научного исследования предвосхищается необуздываемым со стороны отца инфантильным сексуальным исследованием ипродолжается после отхода от сексуального.

Когда кто-то, подобно Леонардо, в раннемдетстве избежал запугивания отцом и в своих исканиях отбросил оковы авторитета,то нашему предположению решительно противоречило бы открытие, что тот же самыйчеловек остался верующим и не сумел избавиться от догматической религии.Психоанализ познакомил нас с тесной связью, существующей между комплексом отцаи верой в Бога, и показал, что личный Бог — это не что иное, каквозвеличенный отец, и каждодневно демонстрировал нам, что молодые людиутрачивают религиозную веру, как только у них рушится авторитетотца”.

Замечание Фрейда, что “смелость инезависимость” научных исследований Леонардо да Винчи “предвосхищается необуздываемым со стороны отца инфантильным сексуальным исследованием ипродолжается после отхода от сексуального”, вновь подчеркивает основную темуработы Фрейда и фундаментальный уклон его аналитических стратегий. Фрейдпредполагает, что 1) форма базовых инстинктивных глубинных структуропределяется некоторыми условиями раннего детства и что 2) эти формы, илипаттерны поведения, продолжаются во взрослой жизни, когда их первоначальноесодержание заменяется другими элементами.

Фрейд утверждал, что условия,сформировавшие базовые паттерны поведения Леонардо, относились к комбинацииранних стадий психосексуального развития и к ряду событий, которые вызвалислишком сильное замешательство или боль чтобы их сознательно вспоминать. Фрейдписал:

“О любознательности маленьких детейсвидетельствует их неустанное желание задавать вопросы, загадочные длявзрослого, пока тот не поймет, что все эти вопросы — только околичности и что они немогут закончиться, поскольку ребенок хочет заменить ими только один, так инезаданный вопрос....многие, быть может, большинство, во всяком случае,наиболее одаренные дети в возрасте примерно трех лет переживают период, которыйпозволительно назвать периодом сексуального инфантильного исследования.Насколько мы знаем, любознательность пробуждается у детей в этом возрасте несамопроизвольно, а под впечатлением одного важного события...”

Согласно Фрейду, причина, по которой жизньЛеонардо да Винчи была посвящена исследованию в противоположность косуществлению, заключалась в замещении того, что ему на самом деле хотелось илинеобходимо было исследовать, но он считал, что должен подавлять эти стремления.Интенсивность подобного любопытства “пробудилась под впечатлением одноговажного события” —травмирующего отрыва от родной матери.

Фрейд отмечает: “говорят, что все великиелюди неизбежно сохраняют нечто инфантильное”, и ссылается на страсть Леонардо кконструированию сложных механических игрушек как на еще одно доказательствотого, что он на самом деле сохранил необычно много детского любопытства. Фрейдутверждал:

“Великий Леонардо вообще всю жизнь был вомногих отношениях ребенком... Он играл, даже будучи взрослым, и из-за этогоказался иногда своим современникам зловещим и непонятным”.

В понимании Фрейда, Леонардо да Винчииспытал фиксацию в определенный момент своей жизни из-за того, что травмирующаяситуация с его родными родителями в некоторый критический момент жизнивоспрепятствовала его развитию. Поскольку не “было доведено до конца нормальнымобразом”, Фрейд заключил, что страсть Леонардо к исследованиям явилась“замещением того, что не было осуществлено”. По Фрейду, “его жажда знаний была направлена на внешний мир и почти неподпустила его к исследованию душевной жизни людей”.

Таким образом, Фрейд заключает, чтоисследования Леонардо явились в основном результатом постоянного проигрыванияпаттерна, с помощью которого он научился справляться с прерыванием своегодетского сексуального любопытства; паттерна, который он применял в новых иновых ситуациях, чтобы избежать замешательства и боли прошлого. Выразим этумысль словами Фрейда:

Если период инфантильного сексуальногоисследования заканчивается в результате сильного сексуального вытеснения, вдальнейшем развитии жажды исследования, связанном спредшествующими сексуальными интересами, выделяютсятри различных возможности.

В одном случае исследование разделяетсудьбу сексуальности, любознательность с этого момента остается заторможенной,а свободная деятельность ума — некоторое время ограниченной, особенно тот короткий промежутоквремени, когда в процессе воспитания обретает силу мощное религиозноесдерживание мысли. Это тип невротического торможения. Мы очень хорошо понимаем,что приобретенная таким образом слабость мышления энергично подталкивает квозникновению невротического заболевания.

Рассматривая второй тип исследования, мызамечаем, что интеллектуальное развитие оказывается достаточно мощным, чтобыпротивостоять уродующему его сексуальному вытеснению. Некоторое время послекрушения инфантильного сексуального исследования, когда усиливаются проявленияразума, оно, памятуя о старой связи, предлагает свою помощь для обходасексуального вытеснения, и подавленное исследование возвращается избессознательного как тяготение к умствованиям, конечно же, извращенное инесвободное, но достаточно мощное, чтобы сексуализировать само мышление иокрасить умственные действия удовольствием и страхом перед собственнымисексуальными процессами. В данном случае исследование становится сексуальнойдеятельностью, часто единственной; освобождение мыслей, просветление занимаетместо сексуального удовлетворения; впрочем, нескончаемый характер детскогоисследования воспроизводится еще и в том, что это умствование никогда незаканчивается, искомое интеллектуальное чувство разрешения все сильнееотодвигается вдаль.

Третий, самый редкий и совершенный, тип всилу особой предрасположенности избегает задержки мышления и невротическогонасилия над ним. Хотя сексуальное вытеснение и здесь оставляет глубокие следы,ему не удается спровадить влечение к сексуальному удовольствию вбессознательное, а либидо избавить от судьбы вытеснения, сублимируя егопоначалу в любознательность, хватаясь за мощное влечение к исследованию как засредство усиления. Даже в этом случае исследование становится принудительным изаменяет сексуальную деятельность, но из-за полного различия лежащих в егооснове психических процессов (сублимация вместо прорыва из бессознательного) непроявляет характерные черты невроза, теряет оковы начального комплексаинфантильного сексуального исследования, и влечение становится способносвободно обслуживать интеллектуальный интерес. Сексуальное вытеснение, такусилившее его путем добавления сублимированного либидо, обязывает избегатьзанятия сексуальными темами.

Если мы осмыслим это совпадение чрезмернойжажды исследования у Леонардо с убожеством его сексуальной жизни,ограничивающейся так называемой идеальной гомосексуальностью, то будемвынуждены объявить его образцовым примером третьего типа умственногоразвития.

По модели Фрейда, инстинктивное детскоесексуальное любопытство лежит в основе интеллектуальной деятельности взрослогои образует базис бессознательной мотивации его более поздних интеллектуальныхисследований. Согласно Фрейду, когда это естественное детское любопытство поотношению к собственной сексуальности подавляется или прерывается, можетповлиять на интеллектуальное развитие взрослого несколькими способами:во-первых, подавление сексуального любопытства нередко приводит к атрофии илиингибированию9 как взрослой сексуальной активности, так и интеллектуальнойлюбознательности; во-вторых, подавленное любопытство может вновь проявитьсялибо как взрыв компульсивных мыслей (содержание которых может быть или не бытьсексуальным), подменяющих сексуальную активность; либо стать своего родаинтеллектуальным “фундаментализмом”, потому что “чувство освобождения мыслей, просветление занимает местосексуального удовлетворения”; в-третьих, если индивидеще ребенком научился “сублимировать” сексуальное любопытство в другие формыповедения, тогда подавленное сексуальное любопытство полностью направляется наинтеллектуальное исследование, усиливая интеллектуальные искания еще в большейстепени.

Фрейд определил личность Леонардо да Винчикак пример третьего типа, в котором полная сила сексуального любопытства“сублимирована” в интеллектуальную и творческую деятельность. По Фрейду,нормальное сексуальное развитие у Леонардо да Винчи в детстве было прервано приотделении его от родной матери в критический период жизни, когда мальчика взялижить в дом отца. Фрейд утверждал, что поскольку вначале Леонардо мог свободнозаниматься своими инфантильными сексуальными исследованиями без помех состороны отца, более поздняя волна “энергичного сексуального подавления” неполностью смяла любознательность Леонардо, но, скорее, направила всю ее силу нахудожественные и интеллектуальные искания. Фрейд предполагает, что вначалесильная связь с родной матерью и отсутствие отца не только создали условия длягомосексуальных наклонностей Леонардо, но также и привели к формированиюуникального характера. Фрейд утверждает: вследствие того, что Леонардо еще враннем возрасте научился сублимировать свои чувства и свою потребность вотцовском присутствии, он оказался способным легче изменить направленностьсвоего сексуального любопытства.

Представление Фрейда о возможных видахвлияния

подавления детского сексуальноголюбопытства

на интеллектуальное развитиевзрослого

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.