WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 49 |

“Совершенно не безразлично, что человекпомнит о своем детстве; как правило, остаточные воспоминания, которых он сам непонимает, — скрываютбесценные обрывки свидетельств о наиболее важных чертах его психическогоразвития” (З. Фрейд. Леонардо...).

Утверждая, что ему известно “только одноместо в научных записных книжках Леонардо, где тот оставил только одноупоминание о своем детстве”, Фрейд построил основную часть своего исследованияличности Леонардо да Винчи на единственном отрывке из его тетради о полетах. Внем, сообщая о своих наблюдениях за коршуном, Леонардо “внезапно прерывает самсебя, чтобы рассказать о воспоминании очень раннего детства, которое всплыло вего мозгу” Леонардо да Винчи пишет:

“Кажется, что сама судьба очень глубокосвязала меня с коршунами; я вспоминаю одно из самых ранних событий моегодетства, когда я лежал в моей колыбели: коршун слетел ко мне, открыл мой ротсвоим хвостом и несколько раз легко ударил меня хвостом по губам” (З. Фрейд. Леонардо...).

Внимание, которое Фрейд уделяет этомусообщению Леонардо да Винчи, и его попытки придать особое значение данномусобытию, очень многое говорят нам о его стратегиях и методах анализа. Вначалеможно было удивляться, почему для построения умозаключений о характере человекаФрейд обратил внимание на нечто такое, чья ценность весьма сомнительна.“Воспоминание” Леонардо кажется более мечтой или фантазией, чем собственновоспоминанием. Достаточно невероятно, чтобы птица склонилась над ребенком,намеренно “открыла” его рот хвостом, а затем прикоснулась хвостом к егогубам.

В своей аналитической работе Фрейд призналсомнительную природу подобного воспоминания, но утверждал:

“Детские воспоминания, реконструированныеили восстановленные в последующем анализе, в некоторых случаях, без сомнения,являются ложными, тогда как другие безусловно правдивы; и в большинстве случаевправда и ложь переплетаются друг с другом. Поэтому симптомы представляют собойв один момент воспроизведение опыта, который на самом деле имел место... а вдругой момент —воспроизведение фантазий пациента... К фантазии и реальности надо относитьсяодинаково, не делая различий между детскими воспоминаниями одного или другогорода” (З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М.,Наука).

Это высказывание Фрейда перекликается соследующим убеждением НЛП: “карта не являетсятерриторией”. Иными словами, будучи человеческимисуществами, мы никогда не сможем точно узнать реальность. Нам известно тольконаше восприятие реальности. Мы ощущаем мир вокруг нас и реагируем на него восновном через наши собственные уникальные внутренние “модели мира”. В этомсмысле именно наши “нейролингвистические” карты реальности влияют на нашеповедение вообще и придают ему некоторое значение, а вовсе не сама реальность.Таким образом, не “объективная” реальность определяет нашу реакцию, но, скорее,наша “субъективная” карта реальности.

Об этом особенно важно помнить, когдатерриторией, которую мы хотим исследовать становится внутренняя карта человека.Фантазии, воспоминания и даже текущее восприятие внешней реальности являютсяфункциями процессов, протекающих в нашей нервной системе. Таким образом, всеони потенциально одинаково влияют на наше поведение. Следовательно, какуказывал Фрейд, “к фантазии и реальности надоотноситься одинаково, не делая различий между детскими воспоминаниями одногоили другого рода”5.

Фрейд считал: неважно, было ли воспоминаниеЛеонардо его собственным опытом или мечтой и фантазией. Важно, что это“воспоминание” Леонардо по какой-то причине сохранил в памяти.

“Не должен быть безразличным или не иметьзначения тот факт, что какая-то деталь жизни ребенка избежала исчезновения изпамяти. Скорее можно предположить следующее: то, что осталось в памяти, явилосьнаиболее значимым элементом того периода жизни, и все равно, было ли это такважно тогда или приобрело важное значение потом, благодаря последующимсобытиям...

Обычно они кажутся малозаметными, даженезначительными событиями, и сначала совершенно не ясно, почему именно этивоспоминания не поддались амнезии: и даже сам человек, хранящий их долгие годыв своей собственной памяти, видит в них больше, чем в любом новом воспоминании,с которым он может их связать. До того, как было понято их важное значение,необходимо проделать определенную работу по интерпретации, показывающей, как содержание этих воспоминанийзамещается чем-то иным, и как эта работа проясняет их связь с некоторымидругими, бесспорно важными ощущениями, для которых они явились так называемыми“воспоминаниями-экранами”.

В любой аналитической работе по историижизни всегда возможно, следуя этим правилам, объяснить значение самых раннихвоспоминаний” (З. Фрейд. Характер икультура).

Используя такой подход к поиску “ускоряющихпричин” поведения, Фрейд применяет к процессу памяти одну из своих основныхстратегий поиска паттернов: он ищет нечто не вписывающееся в общую картину.Говоря о детских воспоминаниях, он указывает, что большинство из них вообщеисчезает из памяти, —у большинства людей остаются только обрывочные и туманные воспоминания особытиях раннего детства. По модели Фрейда, подобная “амнезия” не представляетиз себя проблемы, а, скорее, служит фильтром — “то, что осталось в памяти, былонаиболее значительным элементом всего этого периода жизни”.

На первый взгляд, может показаться, чтоесли бы это действительно было так, люди запоминали бы только очевидно“значительные события”. Но часто случается, что воспоминания, остающиеся улюдей, не имеют отношения к делу. Они “малозаметны” или даже “незначительны”,так что “неясно, почему именно эти воспоминания не поддались амнезии”. Конечно,сначала кажется удивительным, как ценность имело такое странное детское“воспоминание” Леонардо. Оно больше похоже на нечто, что следовало быотбросить, чем на то, что можно было бы использовать как полезную информацию оразвитии гения Леонардо.

Ответ Фрейда на этот вопрос заключался втом, что “необходимо было проделать определенную работу по интерпретации,показывающей, как содержание этих воспоминаний замещается чем-то иным; и какэта работа проясняет их связь с некоторыми другими, бесспорно важнымиощущениями”. Это высказывание открывает нам одну из наиболее важныхмакростратегий Фрейда — “интерпретацию” содержания психического опыта, имеющую своей целью прояснениеего “значения”. Интерпретация включает в себя объяснение действий, событий илиутверждений при помощи использования предположения или указания на внутренниеотношения или мотивы, связанные с более широкими схемами или общими принципамичерез соответствующие частности. Целью интерпретации является прояснениезначения чего-либо, что сначала не было ясным. Часто она включает в себянекоторую работу по “переводу” содержания опыта. Как и в случае со всякимэффективным переводом, эта работа требует понимания отношения отдельногоутверждения или события к большему “проблемному пространству”.

В этом смысле цели и методы Фрейданапоминают стратегии анализа и дедукции, используемые великим детективомШерлоком Холмсом6. В первом томе этой работы, вглаве, посвященной Холмсу, мы установили, что “проблемное пространство”определяется частями системы, имеющей отношение к исследуемой проблеме. То, чтовы считаете “проблемным” пространством, будет определять, какого рода событияили обстоятельства вы ищете и какое значение вы придаете тому, что находите. Мытакже определили несколько факторов, влияющих на точность, значимость иполезность выводов, сделанных относительно исследования конкретногоявления.

1. Конкретнаяинтерпретация значения события или входной информации.

Интерпретации включают в себя соединение иподстройку конкретного события или информации в другие схемы. Таким образом,для того, чтобы интерпретировать значение чего-либо, необходимо сделатьпредположения о проблемном пространстве, которым вы оперируете. Многие изинтерпретаций Фрейда основаны на фундаментальных предположениях, таких, каквлияние событий раннего детства и роль инстинктивных сил (например, сексуальноевлечение) на поведение индивида. Проблема состоит в том, что некоторыепредположения могут быть значимыми только в узкой социальной или историческойперспективе. Это нередко приводит к тому, что интерпретация ключей и событий взначительной степени оказывается подверженной разным вариациям.

Далее, проблема заключается в следующем:поскольку следствием интерпретации конкретной информации или события являетсязаключение, что “их содержание замещается чем-либоиным”, сами интерпретации нередко оказываютсяоснованными на других интерпретациях. Каждый дополнительный элемент в цепиинтерпретаций открывает новый возможный источник ошибки в переводе.

2. Полнота/тщательность охвата проблемного пространства.

Поскольку всегда при придании чему бы то нибыло смысла приходится делать предположения, можно задать вопрос: “Как свести кминимуму проблемы, вызываемые неправильными предположениями или ошибочнымиинтерпретациями” Значимость заключений соотносится с тем, насколько тщательноохвачено все возможное пространство проблемы. Фрейд, конечно, признавал, чтосознательные ментальные процессы “являются лишьотдельными актами и частями единой психической целостности”. Всегда можно принять несколько различных перспектив любогоконкретного паттерна поведения. Перспектива — один из ключевых элементовпроблемного пространства. Временная рамка — другой ключевой элемент.Восприятие событий из разных временных рамок часто изменяет их значение. Какуказывал Фрейд, конкретное поведение или событие может приобрести “важное значение благодаря последующим событиям”. Ключевым элементом аналитической стратегии Фрейда является егоспособность определять и включать возможные перспективы и временные рамки,которые могут составлять частью проблемного пространства.

“Интерпретация” конкретной детали илисимптома включает

в себя соотнесение с элементами,составляющими более

широкое “проблемное пространство”

3. Порядок, вкотором рассматриваются черты/элементы проблемы.

Последовательность, в которой делаютсянаблюдения и выводы также может влиять на заключения, которые при этомделаются. В особенности это справедливо в тех случаях, когда выводы вытекаютодин из другого. Некоторые выводы невозможно сделать до тех пор, пока не будутсделаны другие. “Состояния”, составляющие путь внутри проблемного пространства,располагаются в логической последовательности, неявно подразумевающейся вконцепции “стратегии”. Мы уже определили последовательность макроуровня впроцессах Фрейда, включающих в себя: а) формирование теории из наборадоказательств; б) создание проекций, основанных на этой теории; в) поискдальнейших доказательств, которые либо подтверждают, либо опровергают проекции,выведенные из теории. Фрейду, по-видимому, было свойственно двигаться открупного к мелкому, в том смысле, что он стремился вначале обращать внимание наобщности как на ключи к разгадке, дающие контекстуальную информацию, а затем онпереходил к поиску деталей или особенностей действий или событий, которые моглибы подтвердить данный контекст или вписаться в него.

4. Приоритетсреди элементов/черт проблемы.

В дополнение к последовательностиприоритет, или акцент, придаваемый различным ключам и элементам, определяет ихвлияние на формирование вывода или заключения. Как уже говорилось ранее, Фрейдпридавал особое значение вербальным ключам. Он подчеркивал всю важностьзначения различных элементов или черт в зависимости от его восприятия ихотношения к исследуемому предмету или явлению — “всеравно, было ли это так важно тогда или приобрело важное значение потомблагодаря последующим событиям”. Например, одни ключибольше указывают на характер человека, другие — предоставляют больше информациио недавнем поведении человека, а третьи более важны при определении физическогоили социального окружения человека. Фрейд, как и Холмс, мог оценить всюважность значения мелочей, утверждая: “Развеневозможно, чтобы при некоторых условиях и в некоторые моменты очень важныевещи не выдавали себя в совершенно незначительных проявлениях” Подобно Холмсу, который указывал, что “странность почти наверняка является ключом” (Артур Конан Дойль. Тайна Боскомбской долины), Фрейд в первуюочередь стремился уделять внимание субъективным воспоминаниям и опыту, невписывающемуся в ожидаемую или обычную картину. Он утверждал, что такиеаномалии “скрывают бесценные свидетельства о наиболее важных чертах впсихическом развитии”. Фрейда привлекло к себе “детское воспоминание” Леонардода Винчи, потому что оно было “одним из самыхстранных... странным из-за своего содержания и возраста, к которому оноотносилось” (Зигмунд Фрейд. Воспоминание Леонардо даВинчи о раннем детстве. В кн.: З.Фрейд. Художник и фантазирование. М.,Республика, 1995).

5. Дополнительныесведения о проблеме, полученные из источников вне проблемногопространства.

Предположения, используемые для приданиясмысла ключам и чертам, часто выводятся из информации, содержащейся в знаниях,переносимых на проблему из схем и источников, прямо не связанных с проблемнымпространством. Эта информация часто “проявляет своюсвязь с каким-то другим, бесспорно важным опытом”.Как мы увидим далее, Фрейд для своих выводов и заключений использовал не толькознание о “данных личностной истории жизни” и “физических механизмах”, но такжеи знания о культуральных паттернах, литературные труды и историческиеданные.

6. Степеньучастия фантазирования и воображения.

Другим источником знаний, который возникаетвне пространства конкретной проблемы, является воображение. В то время как процесс“индукции” включает в себя обнаружение паттернов внутри кластеров эмпирическихнаблюдений, “интерпретация” содержит указание или предложение значения явленияпосредством установления связи его деталей с более широкой схемой или болееобщими принципами. Когда пространство проблемы очень широко и сложно, частопоявляется много “пропущенных связей”. При столкновении с большим пробелом винформации многие люди воспринимают это как препятствие, опускают руки иотступают от проблемы как от “неразрешимой”. Именно тогда “гений” используетсвое воображение для того, чтобы заполнить пустоту и двинуться дальше. Как иАльберт Эйнштейн, утверждающий, что “воображение важнее знания”, Фрейд также всвоей работе по интерпретации использовал значительную дозу воображения и“свободного творчества”.

Собрав эти разные факторы, относящиеся к“воспоминанию” Леонардо да Винчи, Фрейд заключает, что взрослый Леонардо всамом деле “вспоминает” нечто из своего детства, но это не являетсявоспоминанием о конкретном событии. Скорее, это воспоминание о раннейметафорической фантазии, символизирующей что-то еще, фантазии, “которую онсформировал позднее и перенес в свое детство”. Фрейд поясняет:

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.