WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 49 |

Фрейд постоянно искал такие пресуппозиции ив языке, и в поведении. Например, Фрейд явным образом искал то, что“предполагалось”, анализируя детали загадочного воспоминания Леонардо ипрослеживая его навязчивую бухгалтерскую практику, любопытные “упорныенамерения”, проявившиеся в записи о смерти отца. Его анализ статуи Моисеявключает в себя поиск действий, выраженных в физическом расположении рук,головы и ног статуи, а затем — в поиске мыслей и эмоций, предполагаемых этими действиями. КогдаФрейд указал на то обстоятельство, что “борода теперь свидетельствует одвижении, которое только что произошло”, — по сути, он имел в виду, чтоборода Моисея явилась эквивалентом вербальной пресуппозиции. Замечание Фрейда,что “петля в бороде,... может служить указанием на предшествующее движениеруки”, подразумевает, что положения руки Моисея и его бороды предполагают другие действия, которыедолжны были произойти до того момента и для того, чтобы рука и борода оказалисьв их нынешнем положении. Большая часть методов Фрейда по интерпретациисимптомов и рассказов его пациентов, по-видимому, была основана на процессепоиска предшествующих действий, опыта или превращений, которые предполагалисьих тогдашним состоянием или тогдашней поверхностной структурой.

В. Семантическая неоформленность

Паттерны, собранные в этом разделе,относятся к процессам, с помощью которых люди выносят суждения и придаютсмысл поведению, действиями событиям. Эти процессы могут быть “плохо оформленными”, когда они ведут кчрезмерным упрощениям или искажениям. Это следующие паттерны:

1. СЛОЖНАЯ ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ. Данный паттернимеет место, когда о двух или более переживаниях говорят, как если бы они были“эквивалентными” в поверхностной структуре говорящего. Например, в утверждении“У него плохое здоровье, он, должно быть, себя просто ненавидит” говорящийподразумевает, что “плохое здоровье” каким-то образом является эквивалентом“ненависти к себе”. Однако, эти два понятия совершенно не обязательно являютсяэквивалентными на уровне сложных эмоциональных и физических глубинных структур,составляющих человеческую сущность. Другими примерами “сложных эквивалентов”могут служить такие высказывания: “Если вы мыслите и действуете вне социальныхнорм, это значит, что вы психически нестабильны”, “Безопасность означает, что увас есть силы бороться с врагами”, “Если вы не говорите много, это должноозначать, что вам нечего особенно сказать”. Каждое утверждение устанавливаетнекоторую “эквивалентность” двух понятий. Возможно, что более точно это явлениеможно было бы назвать “упрощенной эквивалентностью”. Опасность подобныхутверждений заключается в том, что в этом случае сложные взаимоотношения науровне глубинной структуры чрезмерно упрощаются на уровне поверхностнойструктуры. Эйнштейн сказал: “Все следует делать настолько простым, насколькоэто возможно, но никак не проще”. Часто бывает важно исследовать такиеэквивалентности путем постановки следующих вопросов: “Как именно вы об этомзнаете” Это помогает вскрыть предположения, пресуппозиции и референтный опыт,лежащие в основе данной эквивалентности.

Кажется очевидным, что суть “интерпретации”заключается в установлении кластеров сложных эквивалентностей, которые, с однойстороны, придают смысл, а, с другой, стремятся ответить на вопрос: “Как вы обэтом знаете” Ясно, что большая часть аналитических и терапевтических методовФрейда основывалась либо на формировании, либо на расшатывании кластеров“сложных эквивалентностей”. Например, интерпретация символов почти полностьюоснована на формировании таких эквивалентностей. Когда говорится, что “грифозначает мать” или “хвост означает фаллос”, мы имеем дело с классическимпримером создания лингвистических “сложных эквивалентностей”. Анализ иинтерпретация Фрейдом жизни Леонардо включает установление, а затем подгонкумногочисленных “фрагментов” эквивалентностей в “целую массу связанных идей”.Его анализ непостижимой статуи Моисея, о которой “было высказано так многоразличных суждений” и которая вызвала появление “столь разных точек зрения”,включал в себя установление новой схемы сложной эквивалентности, необходимойдля интерпретации позы статуи и характера великого лидера; это открыло новуюперспективу, разрешившую конфликт между ранее существовавшими точкамизрения.

Таким образом, с положительной стороны,связи, установленные при некоторых интерпретациях могут помочь либо упростить,либо объяснить сложные взаимоотношения. Однако, с другой, проблемной стороны,сложные эквивалентности нередко искажают или чрезмерно упрощают системныеотношения. Пациенты (и семьи пациентов) часто интерпретируют свои симптомы вочень негативном смысле, или же таким образом, что это помогает сохранениюсимптома. Как мы уже замечали ранее, задача состоит не столько в том, чтобынайти “правильную” эквивалентность, сколько в том, чтобы оказаться способнымнайти интерпретации, открывающие новую перспективу, более широкую карту илиспособ мышления, отличающийся от того типа мышления, который создал проблему.(Целью Фрейда при интерпретации поведения Леонардо и статуи Моисея явилось нестолько нахождение правильной интерпретации двух великих гениев Возрождения,но, скорее, стремление показать, что возможно существование карт с болееширокой перспективой, карт, основанных на других сложных эквалентностях). Еслипредставить себя на секунду одним из пациентов Фрейда, можно вообразить, какимприятным сюрпризом было бы, если бы кто-то сказал вам, что ваши проблемысвязаны с процессами, которые также повлияли на Леонардо, Шекспира, наформирование египетской мифологи, и вы тогда не воспринимали бы себя просто какпротивную занозу для своих родственников. Интерпретации Фрейдом симптомовпациентов были намного богаче и привлекательнее их собственныхинтерпретаций.

2. ПРИЧИНА-СЛЕДСТВИЕ. Это утверждения, вкоторых между двумя переживаниями явно или неявно подразумеваютсяпричинно-следственные отношения. Как и в случае со сложной эквивалентностью,подобные отношения могут быть, а могут и не быть точными и достоверными науровне глубинных структур. Например, из утверждения “Критика заставит его уважать правила” неясно,как именно действие критики заставит человека, о котором здесь идет речь,выработать уважение к правилам. Такое действие может вызвать и противоположныйэффект. Утверждения данного типа оставляют неопределенными большое количествопотенциально важных недостающих связей.

Конечно, это не означает, что всепричинно-следственные утверждения недостоверны. Некоторые из них достоверны, нонеполны. Другие верны лишь при определенных условиях. В самом деле, утвержденияо причине-следствии являются одной из форм неопределенных глаголов. Главнаяопасность утверждений о причине-следствии заключается в том, что при этомотношение, о котором идет речь, представляется слишком простым илимеханистичным. Поскольку сложные системы составлены из большого количествавзаимно причинных связей (таких, как человеческая нервная система), многиеявления представляют собой результат действия не единственной, но множественныхпричин.

Так, для утверждений, подобных следующим:“Близкие отношения Леонардо с матерью в раннем детстве послужили причиной того, что он сталгомосексуалистом”, “Подавление сексуальных влечений вызывает эти симптомы”, “Бессознательныеконфликты вызывают симптомыистерии” или “Разговоры о ваших проблемах заставят их рассеяться”, можнопопытаться исследовать и проверить достоверность причинных связей, осуществовании которых здесь делается утверждение. Этого можно добиться,исследуя детали подразумеваемой причинной цепи. Чтобы сделать это, следуетспросить: “Каким именно образом близкие отношения Леонардо с матерьюпослужили причиной того,что он стал гомосексуалистом”, “Как именно подавленные сексуальные влечениявызывают появлениесимптомов”, “Как именно бессознательные конфликты вызывают симптомы истерии”, “Как именноразговоры о проблемах заставят их рассеяться” Если ответов на эти вопросы не последует, тогдаподразумеваемые причинно-следственные отношения могут быть отброшены занедостатком доказательств или же приняты на веру (или они могут быть приняты попричине отсутствия лучшего объяснения). Фрейд потратил много времени, пытаясьзаполнить недостающие связи в таких причинно-следственных утверждениях, помогаядругим исследовать и пересмотреть их собственные убеждения по поводу причин иследствий. В самом деле, кажется, что большая часть его труда была посвященаобъяснению деталей и исследованию ответвлений некоторых предположений опричинах и следствиях.

Вместе со сложной эквивалентностьюпричинно-следственные утверждения и убеждения являются ключевым элементомпроцесса интерпретации. Они составляют основу, на которой мы совершаем нашвыбор действий. В конце концов, именно эти убеждения определяют, как именно мыприменяем то, что знаем. Например, если мы убеждены, что аллергия вызываетсявнешним аллергеном, тогда будем стараться избегать этого аллергена. Еслиубеждены, что аллергия вызывается гистамином, будем принимать антигистаминныепрепараты. Если стрессом, будем стремиться уменьшить стресс, и так далее.Комбинация сложных эквивалентностей и причинно-следственных отношений образуетоснову наших систем убеждений и представляет собой фундаментальные процессы,лежащие в основе программирования и диагноза. Такие утверждения, как “Если X=Y,тогда делайте Z”, включают в себя начало причинного действия, основанного навосприятии эквивалентности. Очевидно, что аналитические и терапевтическиеметоды Фрейда были основаны на некотором наборе убеждений о причинах иследствиях. Как и в случае со сложной эквивалентностью, проблема состоит не втом, удалось ли кому-то найти правильное убеждение о причинах и следствиях, а втом, каких практических результатов человек может достигнуть, если будетдействовать “как если бы” некоторое причинное отношение ужесуществовало.

3. ЧТЕНИЕ МЫСЛЕЙ. В этих утвержденияхговорящий убежден: он знает, что чувствует, думает или имеет в виду другойчеловек или группа людей. В утверждении “Фрейд думал, что все зависело от секса”говорящий претендует на то, что знает внутренний опыт другого человека, на то,что обладает способностью “читать его мысли”. Это может оказаться в большейстепени интерпретацией говорящего, чем утверждением о действительном факте,подтверждающем собственные мысли Фрейда. Подобным примером чтения мыслейявляются такие высказывания, как: “Психологи неинтересуются биологическими воздействиями наздоровье” или “Доктора не обращаютвнимания на чувства своих пациентов”. Для того, чтобыпроверить степень достоверности данных утверждений, обычно задается такойвопрос: “А как именно вы об этом знаете”

Конечно, мы не хотим сказать, чтоутверждения, подразумевающие “чтение мыслей” некоторого рода, являютсянепременно плохими. Чтение мыслей в некоторых формах лежит в основе эмпатии исочувствия ровно настолько же, насколько и в основе предубеждений. Как и другиепаттерны вербальной поверхностной структуры, чтение мыслей включает в себяпросто некоторый объем генерализации, опущения и искажения. Проблема состоит нев том, чтобы избежать чтения мыслей как некоего нарушения, но, скорее в том,чтобы получить ясное представление о цепи сложных эквивалентностей,пресуппозиций и причинно-следственных предположений, сделанных в процессеполучения вывода.

Вообще, в некоторым смысле чтение мыслейявляется конечной целью интерпретации, а также и моделирования. Когда мыговорим, что “Микеланджело намеревался изобразить другого Моисея, нежели тот, который был описан вБиблии” или “Леонардо хотелкомпенсировать потерю матери, когда писал Мону Лизу”, или “Фрейд поставил себя в позицию восприятияМоисея”, мы очевидно используем некоторого рода чтение мыслей. Достоверностьданных утверждений основана на некоторой цепи сложных эквивалентностей,пресуппозиций и причинно-следственных предположений, сделанных в процессеполучения выводов; а для этого следует ответить на вопрос: “Как вы об этомзнаете” Задачей НЛП в не меньшей степени, чем задачей Фрейда, являетсяспособность получать ответ на этот вопрос. Другие могли бы смутиться или начатьзащищаться, но Фрейд, по-видимому, считал ответ на подобный вопрос интересной,стимулирующей ум и достойной задачей. Может быть, причиной, по которой Фрейдане забыли до сих пор, как раз и является то, что он с таким упорством искалответ на вопрос: “Как вы об этом знаете”

4. УТРАЧЕННЫЙ ПЕРФОРМАТИВ. Оценочныеслова — “правильно, неправильно, хорошо, плохо, справедливо” и т.д. — имеют тенденцию к диссоциации от действий, причин и референтногоопыта, впервые установивших их ценность. Другими словами, процесс иперспектива, через которые суждение было сделано вначале, оказалось утеряннымна уровне поверхностной структуры. Такие слова часто могут носить более жесткийили претенциозный характер, чем быть полезными. Сказать, что “у Фрейда былаправильная карта мира” иличто “у Фрейда была неправильная карта мира” в равной степени догматично и бесполезно. В обоихэтих утверждениях говорящий уравнивает или путает свое собственноепредставление о мире с самим миром. В сложной системе существует множестворазных перспектив, каждая из которых имеет свою собственную ценность иважность. По словам антрополога Грегори Бейтсона, “мудрость приходит тогда,когда мы садимся вместе и правдиво обсуждаем наши различия... без намерения ихизменить”. Таким образом, в ответ на утраченный перформатив следовало бы задатьвопрос: “Правильно или неправильно, в соответствии с чьим мнением” или “Плохов соответствии с какими критериями” или “Хорошо в сравнении счем”

Положительная задача “утраченныхперформативов” заключается в том, чтобы придать значение и смысл наблюдаемымдействиям и событиям. Они часто являются конечным результатом интерпретаций. Нетак важно избавиться от оценок, как определить и знать путь, по которомучеловек пришел к конечному выводу. Часто мы принимаем вывод без проверки и безисследования тех шагов, которые к нему привели. Фрейд, по-видимому, твердонамеревался “восстановить” перформативы, лежащие в основе его оценок. И можетбыть, как раз в этом и заключается ключ к его успеху и славе. Он проследилсобственные мыслительные процессы путем развития высокой степени “метазнания”собственных мыслительных паттернов. Замечание Фрейда, что ему нужно былопроанализировать путь своей собственной глубинной реакции на статую Моисеяработы Микеланджело, потому что “некоторая рационалистическая или, возможно,аналитическая часть моего ума восстает против того, чтобы подвергнутьсявоздействию чего-либо, не зная почему так сильно это воздействие на меня и чтоименно на меня воздействует”, указывает на значительное осознание утраченныхперформативов. Хотя у него были отдельные “белые пятна” относительно другихпаттернов метамодели, но все же данная способность явилась самой сильнойстороной Фрейда, той сильной стороной, которая сделала его тем, кем онбыл.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.