WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 49 |

Как терапевт Фрейд менее всего беспокоилсяо точности конкретной интерпретации или объяснения; его больше интересоваловоздействие этого объяснения. Опираясь на опыт своей работы с пациентами, Фрейдзнал о воздействии “заблуждений, недоступных логической критике и которыепротиворечащих реальности”. Излечение необязательно приходит через точныелогические аргументы и приверженность к “реальности”. Как выразился Эйнштейн,излечение зависит от нового подхода к решению проблемы, подхода, отличающегосяот того, что создал данную проблему. Стремясь к достижению этой цели, “кфантазии и реальности надо относиться одинаково”, и неважно, принадлежат лирассматриваемые поверхностные структуры “к одному классу или к другому”. Важната степень, с которой они влияют на человека на уровне глубинных структур. Дажеполностью придуманное объяснение может иметь терапевтическуюценность.

В самом деле, в последние годы жизни Фрейдутверждал, что предпочитал термин “конструирование” термину “интерпретация”. Онутверждал, что задачей аналитика при работе с воспоминаниями, фантазиями илидаже маниями было “выяснение того, что оказалось забыто, по следам, которыеостались, или, более точно, его конструирование”. Он даже заявил: “Мании пациентов представляются мне эквивалентами конструкций,которые мы строим в процессе аналитического лечения, пытаясь дать объяснение иизлечить...” (З. Фрейд. Терапия и техника). Проблемазаключалась в том, что расстройства пациентов, к несчастью, являютсярезультатом применения способа мышления, создавшего эту проблему.

Стратегии анализа и интерпретации Фрейдабыли направлены на то, чтобы бросить вызов принятым предположениям, открытьновые перспективы, выявить потенциальные недостающие связи и подвести крассмотрению влияния глубинных структур, причем в равной степени эти стратегиибыли направлены на то, чтобы дать нам “пуленепробиваемые” объяснения. Первыепроцессы как раз и выявляют “значения” симптома, подвергают его “ассоциативнойкоррекции” и дают “движущие силы”, направляющие индивида к новым решениям.Степень, в которой эти цели достигаются, как раз и отличает “расстройства”психотического пациента от конструкций терапевта.

В соответствии с теорией информации,“информация” — это,по сути, восприятие отношения или различия между чем-либо. Новые перспективы и,следовательно, новая информация о конкретном предмете естественным образомвозникает, когда тот движется или изменяется, позволяя наблюдателю видетьдругой угол, новую сторону данного предмета или выявляет его новое качествоотносительно чего-либо. Другой способ получения информации —движение или изменение самогонаблюдателя относительно объекта, который он наблюдает. Гениальность можнопредставлять как функцию способности двигать и изменять перспективы поотношению к чему-либо. Средний же человек — из страха, неспособности илипросто лени — сидит иждет, когда предмет сам начнет двигаться или изменяться. А гений обладаетмужеством, способностью и мотивацией двигаться и изменяться самому по отношениюк остальному миру.

Стратегии Фрейда позволили ему продвигатьсявглубь через поразительный узор психических “пространств”, в результате чегоего мыслительные процессы в большой степени являются богатыми, свободными иобладают такой провоцирующей мысль способностью, которую многие из насиспытывают только в мечтах. Мне кажется, что применяя данные стратегии квоспоминанию Леонардо, Фрейд стремился сделать его жизнь по-новому реальной. Мыможем видеть Леонардо дышащим, думающим, чувствующим человеком, живущим поддействием тех же “законов”, что управляют всеми нами, — в противоположностьпрославленной, но хрупкой и бесцветной статуе.

1.3. Анализ статуи Моисея работыМикеланджело,

сделанный Фрейдом

Если анализ Фрейдом личности Леонардо даВинчи показывает некоторые потенциальные возможности и проблемы, открывающиесяи возникающие при применении этих стратегий, — исследование ФрейдомМикеланджело и его шедевра, Моисея, ярко демонстрирует некоторые из самыхсильных аспектов данных стратегий.

Указывая на тот “парадоксальный факт, чтоименно некоторые из великолепнейших, потрясающих творений остаются темными длянашего сознания” (З. Фрейд. Моисей Микеланджело. В кн,: Художник ифантазирование. М., Республика, 1995), исследование Фрейдом Микеланджело(1475—1564)сфокусировано на анализе и интерпретации мраморной статуи Моисея в скромнойцеркви Сан Пьетро в Винколи в Риме. Хотя мраморная статуя может не показатьсястоль же интересной и важной, как цивилизация, война, невроз и другие глубокиетемы, которые затрагивал Фрейд, его анализ статуи Моисея ярко демонстрируетмногие стороны стратегии Фрейда, характеризующие его гений. Замечая и исследуянекоторые кажущиеся тривиальными детали, которые, казалось, были не совсем кместу, Фрейд пришел к абсолютно необычному и поразительному взгляду не толькона саму статую, но и на Микеланджело, Моисея и даже на Библию! Это и являетсяодной из характерных черт гения — способность находить деталь, не вписывающуюся в принятуюпарадигму или систему убеждений и впоследствии приводящую к переформированиюстарой парадигмы или самой системы убеждений.

Фрейд написал свою работу в 1914 году исначала опубликовал ее анонимно в психоаналитическом журнале. Фрейд писал, что“не испытывал более сильного впечатления ни от одной скульптуры” и указывал,что многие считали статую Моисея “вершиной современной скульптуры”. В своемвступлении к исследованию Фрейд делает некоторые интересные открытия оструктуре своих собственных когнитивных микростратегий, когдаутверждает:

“...Произведения искусства оказывают наменя сильное воздействие, в особенности литература и скульптура, в меньшейстепени — живопись. Ясклонен, когда это возможно, долго стоять перед ними и намерен понимать ихпо-своему, то есть постигать, почему они впечатляют меня в первую очередь. Там,где мне это не удается, например, в музыке, я почти не способен испытыватьнаслаждение. Моя рационалистическая или, быть может, аналитическая склонностьпротивится тому, чтобы я был захвачен художественным произведением и несознавал, почему я захвачен и что меня захватило”. (ibid.).

В модели НЛП Фрейд предлагает довольномного информации об использовании своих органов чувств и предпочтенийотносительно когнитивных модальностей. Замечание Фрейда о том, что он долженобъяснить себе конкретный эффект, указывает на явную связь когнитивногопроцесса с языком. В НЛП этот тип внутреннего разговора с самим собой входит вкатегорию внутреннего диалога (Aid). Он указывает на явное предпочтениевербальной репрезентативной системы путем выражения желания понять что-либо насознательном уровне в результате получения вербального объяснения. Тот факт,что “литература” влияла на него наиболее сильно и что ему было труднонаслаждаться музыкой и картинами, является дополнительным подтверждением, чтоязык для Фрейда был, вероятно, наиболее ценной и развитой репрезентативноймодальностью. Картины определенно являются зрительным ощущением, а музыкаобращается к тональности в противоположность вербальному измерению аудиальнойрепрезентативной системы.

Считается, что восприятие музыки ивосприятие картин сфокусировано в недоминантном полушарии мозга (такназываемом, “правом мозге”), тогда как язык в основном связан с доминантнымполушарием мозга (“левым мозгом”). Как мы установили ранее, Фрейд считал, чторечь представляет собой дверь в сознание и понимание. Фрейд, казалось бы,говорил, что стремился интегрировать оба полушария своего мозга, заставляя“левый мозг” кодировать работу своего менее сознательного “правогомозга”.

Замечание Фрейда, что ему необходимопонять, “почему он захвачен и что егозахватило”, указывает на то, что его не столькоинтересует понимание процесса рисования, ваяния или сочинения музыки, сколькоего собственные чувства, возникающие поповоду произведения искусства. То, что Фрейд ценитскульптуру выше живописи и музыки, указывает на вторичное предпочтение им“кинестетической” репрезентативной системы, поскольку скульптура наиболеетактильное или кинестетическое искусство из всех упоминаемых Фрейдом. Стратегиякодирования в языке таких бессознательных или невербальных процессов, какчувства (Кi▪→▪Аd), играла главную роль втерапевтической работе Фрейда, проявляясь наиболее живо в качестве центральнойчасти его “лечения разговором”.

Акцент Фрейда на уровни почему и что также является важной стороной егостратегии наблюдения и интерпретации. Как мы уже убедились, сила Фрейда состоитв его способности соединить то, что кто-либо произвел как действие и результат с тем, почему он сделал это в смысле убеждений,ценностей или других глубинных структур, лежащих в основе этих действий. Фрейдне концентрировал внимание на промежуточных когнитивных процессах, на том,как конкретные убежденияпривели к возникновению конкретного поведения. Например, в своей работе основидениях Фрейд исследовал содержание снов и возможные мотивы, лежащие заэтим содержанием. Его не интересовало то, как люди видели сны, но, скорее, то,что они видели в снах и почему. Сходным образом, его интерес к искусствусостоял не в том, каксоздавать произведения, но, скорее, в том, что создал художник и почему.

“По моему глубокому убеждению, в наибольшейстепени нас захватывает лишь замысел художника — насколько ему удалось воплотитьего в произведении и насколько он может быть понят нами. И понят не толькорациональным путем; мы должны вновь почувствовать те аффекты художника, особоесостояние его психики, которые стимулировали его к совершению творческого актаи которые вновь воспроизводятся в нас”. (З. Фрейд.Моисей Микеланджело).

С точки зрения НЛП, Фрейд утверждает, чтостимулы разного рода (слова, музыка, картины, скульптуры и т.д.) активируют или“пробуждают” паттерны деятельности в нашей нервной системе в формеэмоционального или когнитивного опыта. С точки зрения Фрейда, наиболееэффективными произведениями искусства являются те, что способны запустить или“пробудить” в зрителе эмоциональное или психическое состояние, близкое к томусостоянию, которое привело или подтолкнуло художника к созданиютворения.

Важно замечание Фрейда, что “это не должнобыть понято чисто рациональным путем”. Именно данная черта, без сомнения,отличала Фрейда от обычного критика искусства и также делала его эффективнымтерапевтом. Стратегии Фрейда не были направлены на простое описание илипонимание чего-либо только на когнитивном или интеллектуальном уровне, но наглубокое понимание во всех измерениях. Он искал объяснения, но не тривиальногоили простого. Существует разница между простым объяснением и таким, котороеадекватно покрывает все “проблемное пространство” конкретного явления. Имело лиэто отношение к проблеме его пациента или к произведению искусства, Фрейд нехотел просто “прогнать проблему, объяснив ее”; скорее, он хотел разработатьболее богатую и глубокую карту человеческого опыта, такую, которую можно былобы не только выразить словами, но и почувствовать.

В самом деле, как и многие другие гении,Фрейд полагал, что слишком большое количество разных и противоречащих другдругу объяснений указывают на то, что был затронут только поверхностныйуровень, а глубинный уровень понимания остался не достигнутым. Во многихслучаях объяснения являются просто вольными приложениями некоей теории илилогики или могут быть просто проекциями собственных пристрастий наблюдателя.Фрейд считал, что хорошее объяснение должно вызывать такое же точноэмоциональное отношение и состояние психики, которое оно стремится описать.Фрейд утверждал, что возможно достичь объяснения, которое могло бы охватить всенаблюдаемые черты явления и одновременно оставаться простым иэлегантным.

“Вспомним “Гамлета”, шедевр Шекспира,созданный более 300 лет тому назад... лишь психоанализу с его комплексом Эдипаудалось в полной мере раскрыть тайну воздействия этой трагедии на зрителя. Асколько существовало до этого различных, часто взаимоисключающих попыток еготолкования, какое многообразие мнений о характере героя и замысле автора!Какому герою заставляет нас сострадать Шакспир — больному или, может быть,страдающему комплексом неполноценности, а может быть, это один из идеалистов,слишком чистый для этого мира И какое количество попыток толкования оставляетнас совершенно холодными, не объясняя причины воздействия поэтических творений!Они, скорее, призваны убедить нас в том, что чары поэтического шедевра сводятсялишь к глубине мыслей и блеску языка. И, однако, не являются ли эти опытытолкования свидетельством того, что существует насущная потребность поискадругих источников этого воздействия” (З. Фрейд.Моисей Микеланджело).

Так же, как и в примере с шедевромШекспира, Фрейд был неудовлетворен тем, что воспринимал как множество видимопротиворечивые и тривиальные описания и объяснения величия Моисея Микеланджело,статую которого он называл “непостижимой”.

“Почему я называю эту статую загадочнойВедь ни у кого не возникает ни малейшего сомнения, чтоизображенный — этоМоисей, законоположник иудеев, держащий в руке скрижали со священнымизаповедями. Сомнения начинаются дальше... Один критик... сказал: “Ни о какомдругом произведении мирового искусства не было высказано таких противоречивыхмнений, как об этом Моисее с головой Пана. Даже несложный анализ фигурывызывает крайние точки зрения...” (З. Фрейд. МоисейМикеланджело).

Например, часто говорилось о том, что этастатуя является превосходным воплощением terribilita — качества, внушающего ужас, которое ассоциировалось с работамиМикеланджело и которое заставило одного критика заметить, что он не захотел быостаться в комнате наедине с нею. Однако Фрейд указывает на то, что другиеинтерпретации статуи Моисея варьируют от “смеси гнева, боли и презрения” до“гордой простоты, вдохновенного достоинства, живой веры”. Одни воспринимаютглаза Моисея как “пылающие бесконечным гневом и всесокрушающей энергией”;другие видят эти глаза “благословляющими и предсказывающими, с отражениемвечности на его челе, когда он навсегда прощается со своимнародом”.

Далее Фрейд указывает на то, что существуютбольшие различия даже в описании физических деталей статуи. Говорится, что рукиМоисея “тянут”, “прижимают”, “захватывают” или же “отдыхают”. Наблюдатели частопутают левую руку статуи с правой. Одни говорят, что каменные скрижалиудерживаются крепко, другие утверждают, что они вот-вот выскользнут из его рук.Один критик даже ошибочно написал, что Моисей положил подбородок на левую руку!Такое разнообразие мнений заставило одного критика разочарованно заявить: “Вобщей концепции нет смысла, и это не дает проявиться идее самодостаточногоцелого...”

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.