WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 58 |

Российский опыт, с одной стороны,демонстрирует громадную роль массовых социальных и политических движений вобществе переходного периода, а с другой - крайнюю нестабильность, которуювносит в общественное развитие «волнообразная», по схеме «подъем-спад»динамика этих движений. Кризис и спад демократического движения после августа1991 г. явился одним из решающих факторов неустойчивости политической ситуациии курса, проводимого руководством страны. «Организовать» массовое движениесверху, разумеется, невозможно, но демократические политические организации ивластные структуры могут создавать «благоприятную среду» для их нового подъема,поддерживать те инициативы снизу, которые идут в этом направлении. Вбольшинстве случаев политическая элита, в том числе ее группы, в свое времявышедшие из демократического движения, занимали противоположные позиции. Одиниз примеров - игнорирование этими группами и властными структурами в целомнового рабочего движения

250

и его профсоюзных организаций,предпочтение, оказываемое ими «официальной» профсоюзной федерации - институту,унаследованному от тоталитаризма и имеющему мало общего с массовымдвижением.

Массовый субъект общественно-политическойжизни - движения, несомненно, во многих отношениях неудобен для любой власти исвязанных с ней политических институтов, воспринимается ими какдестабилизирующий фактор. Однако, если стратегические цели этих институтов идвижений совпадают, противодействие движениям, отказ от диалога с ними (привсех его сложностях) равносилен запрету на непосредственное участие масс ввыработке и осуществлении политического курса. Такое противодействие можетспособствовать частичной и конъюнктурной стабилизации социально-политическойситуации, но является фактором углубления ее структурной, долгосрочнойнестабильности. Ибо она делает политический курс страны игрушкой в рукахотчужденных от общества соперничающих политических «команд» и клик.

4. Психологические основыполитических ориентации

Понятие политической ориентации

В первых трех главах книги былирассмотрены те когнитивные и мотивационные механизмы, взаимодействие которыхформирует отношение людей к общественно-политической действительности, ихсоциальные и политические установки.

Было показано также, как совокупностьразличных установок объединяется в целостную систему, характеризующую личностькак субъекта социально-политической психологии, как взаимодействуют ценностные,когнитивные, аффективные и поведенческие составляющие этой системы. Теперь нампредстоит уяснить каким образом все эти процессы влияют на выбор людьми позициии линии поведения в общественно-политической сфере.

Иначе эту задачу можно сформулировать так:если до сих пор мы рассматривали различные процессы, происходящие в сфересоциальнополитической психологии, то теперь речь пойдет о конечном выходе, или«продукте» этих процессов, определяющем направленностьобщественно-политического поведения людей. Таким продуктом являютсяполитические ориентации - представления людей о соответствующих их потребностям целяхполитической деятельности и приемлемых для них средствах достижения этихцелей.

Политические ориентации отличаются отидейно-политических концепций, программ партий и течений, изучаемыхполитологией, историей общественной и политической мысли. Политическаяидеология есть продукт общественного сознания - система вербализованныхвоззрений, выражаемых на языке абстрактных понятий, фиксирующих ценности ицели, направляющие общественно-политическую деятельность. Ориентациипредставляют собой социально-психологическоеобразование; словесно выражаемые идеи и ценности втой или иной степени сочетаются в них с неосознанными или не вполне осознаннымипредпочтениями и мотивами, которые люди переживают на

251

эмоциональном уровне. Как показываютмногочисленные эмпирические исследования, целостные системы воззренийприсутствуют в сознании лишь меньшинства членов общества, ориентации жераспространены в гораздо более широкой массе. Часто употребляемый термин«массовое сознание» в свете сказанного нельзя считать вполне адекватным, подэтим понятием в сущности подразумевается сочетание продуктов сознания инеосознанных психологических тенденций.

Ориентации и концептуальные воззрения неразделены какой-то четкой гранью, они взаимосвязаны и частично сливаются друг сдругом. Осознанные системы воззрений, теории, идеологии имеют психологическиеисточники и психологическое содержание и в то же время выступают в качествефактора формирования массовых ориентации, их утверждения и распространения втолще общества. Источники ориентации имеют двойственный характер: их порождаетвзаимодействие собственных мотивов и эмпирических знаний людей и усвоенных имиидейно-политических концепций. В когнитивном отношении они близки рассмотреннымв главе книги социальным представлениям и отличаются от них тем, что помимознаний содержат ценностные, аффективные и поведенческие установки в отношенииявлений общественнополитической жизни.

Формы и уровни политическоговыбора

Выбор людьми политических ориентации -одна из центральных тем политической социологии и психологии. Рассматриваявозникающие в данной связи проблемы, приходится сразу же контстатировать, чтосамо понятие «выбор» далеко не самоочевидно. Его смысл более или менее ясен,поскольку речь идет о современных демократических обществах, где сосуществуют исвободно распространяются различные системы политических взглядов, гдеположение «политического человека» сходно с ситуацией потребителя в условияхсвободного рынка: он «покупает» идейный и политический «товар», наиболеесоответствующий его предпочтениям. Но о каком «выборе» можно говорить вусловиях крепостной России или сталинского социализма На первый взгляд можетпоказаться, что понятие выбора релевантно только определенным, довольноограниченным во времени и пространстве историческим ситуациям. На самом делеэто не так. Даже в условиях абсолютной социальной и политической несвободы людипроизводят определенный психологический выбор: человек может интериоризироватьсвою несвободу, превратить фиксирующие ее социальные и политические нормы всвою собственную ориентацию и может внутренне отвергать ее, даже если у негонет возможностей выразить ее неприятие в каких-то общественных или политическихакциях. Выбор в таких случаях выражается в эмоциональном восприятии даннойсистемы отношений, в индивидуальной линии поведения в рамках этой системы.Среди американских негров-рабов были «дяди томы», искренне преданныесвоим хозяевам, были и такие, которые, рискуя жизнью, убегали в свободныештаты. Такие же психологические и поведенческие различия существовали в средерусских крепостных крестьян.

252

Конечно, поведение крепостного, убежавшегоот барина в разбойники или в казаки, трудно назвать политическим выбором, но,скажем, массовые бунты, поднимавшие крестьян на вооруженную борьбу с властями,- это уже стихийная политическая акция. Психологическое родство этих явленийочевидно - в их основе определенная позиция в отношении существующей системывласти, неприятие освящавших ее патерналистских ценностных норм («власть отБога», «вы наши отцы, мы ваши дети»). Очевидно, также, что это неприятиеможет различаться по формам и уровням своего проявления - от скрытых,внутренних эмоций (ненависти к носителям власти, отчуждения от них) доактивного индивидуального или группового поведения. В условиях жесткорепрессивной системы протестующее поведение доступно в обычной ситуации лишьограниченному меньшинству выделяющихся по своим психологическим свойстваминдивидов - таким, например, как те героические одиночки, которые пыталисьбороться против сталинского режима, а впоследствии, как диссиденты брежневскогопериода. В условиях деспотически организованных общественных систем латентноенеприятие распространено в относительно широких слоях общества и проявляется нетолько в скрываемых от всех переживаниях, но и в определенных формахкоммуникативного поведения (например, массовое слушание «плохих голосов» и«кухонные» политические дискуссии в Советском Союзе) и культурного творчества,особенно в «смеховой культуре», комически занижавшей образы носителейвласти (фольклор, политические анекдоты).

В целом можно утверждать, чтопсихологический общественнополитический выбор происходит так или иначе при всехполитических системах (т.е. таких общественных отношений, которым присущеналичие институтов власти). От характера системы и политической культурызависят возможные формы и уровни такого выбора. В одних исторических ситуацияхон ограничивается принятием дисперсных аффективных и поведенческих установок, вдругих выбором отдельных социально-политических ценностей, например, в рамкахальтернативы: является ли воля монарха-властителя высшим законом или он долженсам подчиняться правовым нормам. В этих случаях имеют место доилипредориентационные формы выбора. Высшей его формой является идентифицирующаяориентация, означающая, что человек сознательно отождествляет себя с какими-тосистемами ценностей, неформальными или институционализированными типамивоззрений и политического поведения. Для идентификации могут использоваться какреально существующие, так и воображаемые, мифологические идейно-политическиесистемы. Так советские «фрондеры-шестидесятники» и многие сочувствующие имграждане отождествляли себя с мифическим ленинским, сиречь «подлинным»,социализмом, а их противники-сталинисты с вполне реальной политическойпрактикой тоталитаризма.

Общественно-политический выборхарактеризуется не только своими исторически обусловленными формами, но иуровнем проявляемой в нем индивидуальной и групповой активности осуществляющихвыбор людей. С этой точки зрения его можно оценивать по двум типам

253

критериев. Во-первых, по отсутствию илиналичию творческого компонента в политическом самоопределении индивидов игрупп: осуществляется ли выбор из уже имеющегося набора ориентации и позицийили дополняется их модификацией, развитием, внесением новых элементов. Встранах Запада 60-80-е годы, а в СССР и России перестроечный ипостперестроечный период были временем бурного обновления старых и созиданияновых идейно-политических ориентации, в котором принимали участие не толькополитики и идеологи, но и обычные граждане, испытывавшие потребность всамоопределении в условиях резко меняющихся социальных и культурныхреалий.

Во-вторых, выбор может быть групповым илииндивидуальным. В тех случаях, когда индивид тесно связан психологически ссоциальнокультурной группой, имеющей определенные идеологические и политическиепредпочтения, он часто автоматически, не размышляя, принимает свойственные ейориентации. Этот автоматизм закладывается в период ранней политическойсоциализации, когда ребенок на веру принимает все, чему его учат окружающиевзрослые, и воспроизводится в случае сохранения устойчивых связей человека сосредой происхождения. Он не обязательно равнозначен консерватизму - верностиунаследованным от прошлого воззрениям. Групповые ориентации нередко меняютсяпод влиянием перемен, происходящих в обществе, и многие психологическиинтегрированные в группу индивиды как бы незаметно для себя, автоматическиусваивают эти изменения.

Для англосаксонских стран, отличающихсястабильной партийной системой, характерен феномен традиционной партийнойприверженности: семья или локальная социальная группа в течение ряда поколенийподдерживают одну и ту же, «свою» партию, независимо от тех изменений, которыепретерпевает ее программа и политика. Групповой характер носилаидейно-политическая эволюция части российской интеллигенции в периоды застоя иперестройки: следуя своим идейным лидерам и не обременяя себя самостоятельнымразмышлением, многие ее представители переходили от латентной оппозиционностирежиму к горбачевскому «социалистическому» антитоталитаризму, затем ельцинскомурадикальному антикоммунизму и рыночному либерализму и наконец, разочаровавшисьв Ельцине и Гайдаре, - к демонстративной тотальной оппозиции институтамвласти.

Нелишне, наконец, отметить, что выборориентации далеко не всегда и не у всех бывает определенным и законченным.Феномены политической дезориентированности и вакуума политических представленийсуществуют в различные эпохи, усиливаясь в наиболее сложные и переломныепериоды общественного развития.

Факторы выбора: психология иистория

Разговор об исторической обусловленностиформ общественно-политического выбора подводит к теоретической проблеме, невсегда четко осознаваемой исследователями, но имеющей фундаментальное значениедля социально-политической психологии. Речь идет о соотношенииобщечеловеческого и конкретноисторического в той совокупности явлений ипроцессов, которую мы

254

обозначили этим понятием. С одной стороны,очевидна тесная связь содержания социально-политической психологии сполитической системой и политической культурой и, следовательно, егоисторический характер. Аргументы в пользу этого тезиса можно почерпнуть в технаучных теориях, которые обосновывают историческую эволюцию субъекта психологии- человека, личности (о некоторых аспектах этой эволюции см. главуII).

С другой стороны, даже и не проводяглубоких исследований, легко заметить поразительное сходство многихпсихологических механизмов и процессов общественно-политического поведениялюдей, живших в совершенно различных исторических условиях. Борьба за власть вРоссии 90-х годов XX в. весьма напоминает в этом отношении ту, котораяпроисходила в Афинах IV или в Риме I в. до Р.Х., а психологические отношениямежду властителями и подданными в средневековых азиатских деспотиях могли быслужить моделью для сталинского тоталитаризма. По мнению А.И. Юрьева,«политико-психологические процессы, идущие в обществе», «являютсяконстантными во времени, на всех территориях и у всех народов... Политическийпорядок, подчиняющийся психологическим закономерностям... вечен и неизменен каксам человек"15. С этимитезисами трудно согласиться в полной мере, но определенное рациональное зерно вних, несомненно, имеется. Человек вряд ли абсолютно неизменен, но историческиеизменения в нем происходят в пределах, заданных его биосоциальной природой.Очевидно, она так или иначе проявляется и в социально-политическойпсихологии.

В выборе политических ориентации«участвуют» как константные психологические структуры, присущие людям, когда быи где бы они ни жили, так и психологически особенности «политическогочеловека», порожденные его эпохой, типом цивилизации и общества. Развестиэти две группы факторов и выявить механизмы их взаимодействия - одна из самыхсложных проблем, изучаемых социально-политической психологией.

Если обобщить опыт научных исследований,прямо или косвенно затрагивающих проблему политического выбора, можно выделитьчетыре наиболее распространенных подхода к его детерминации.

Ситуационные и социологическиефакторы

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.