WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 58 |

Куэдра. Правда, российский президент нечужд авторитарного стиля, но он затрагивает лишь процессуальную сторону егодеятельности - методы принятия и осуществления решений. В содержательномже, ценностном плане Ельцин - популист-демократ. Он ни разу не пыталсяустановить собственную единоличную власть, даже когда для этого создавалисьблагоприятные условия (в августе 1991 и в октябре 1993 г.), не хотелотказываться от демократических правил игры. В менталитете команды Гайдаразаметен элемент технократизма (выражавшийся, например, в относительно слабомвнимании к социальным проблемам), но весьма трудно представить ее действующей врамках жестко авторитарного террористического режима. Само ее появление наполитической сцене - результат демократизации. Людей, психологически готовыхввести такой режим, нетрудно найти в лагере антиельцинской оппозиции, но затовесьма трудно ожидать от них проведения рыночных реформ.

Сторонники авторитарного пути могутсослаться на слабую результативность реформаторского лидерства в России. И онибудут правы, однако корни этой слабости вряд ли правильно видеть в отказе отнасилия и соблюдении определенных демократических норм. Скорее, она во многомобъясняется отсутствием продуманного взаимодействия внутри лидирующей группы,соответствующего принятой ею демократической ориентации. Такая ориентацияпредполагает, с одной стороны, необходимость компромисса между приоритетамиэкономической эффективности реформ и приоритетами социальными - минимизациейжертв, приносимых населением, достижение минимального консенсуса власти смассовыми слоями. С другой стороны, ориентация на рыночные преобразованияпредполагает, что они должны проводиться широким фронтом, охватывать все уровниэкономической структуры (например, в Чили были отменены все льготы, квоты ипривилегии для предприятий, характерные для государственно-административногоруководства экономикой). В России ни в 1992 г., ни в 1993-1994 гг. не былосоответствующего этим задачам четкого распределения ролей внутри исполнительнойвласти: министры-реформаторы инициировали лишь отдельные направления рыночныхреформ, параллельно теми же вопросами занимались президент и его администрация,социальные проблемы решались спорадически под давлением конъюнктурных факторовлибо не решались вообще, практически отсутствовал диалог с обществом. В 1994 г.с изменением состава правительства ориентация на реформы оказалась еще менееобеспеченной институционально и политически.

Не касаясь здесь других, не менеесущественных аспектов российской ситуации, отметим лишь, что отсутствиесколько-нибудь продуманной системы взаимодействия внутри лидирующей группы (илиее подгруппами) является одной из основных ее особенностей.

Возвращаясь к «чилийской модели»,стоит констатировать, что выбор между репрессивно-террористическим иотносительно демократическим вариантами модернизации невозможно основывать начисто рациональных критериях эффективности. В конечном счете он основан

224

и на базовых ценностях, которые принимаетполитическое руководство и которые отражают психологические предпочтениядостаточно широких социальных групп. Для того чтобы арестовывать и убиватьнесогласных с принятым политическим курсом, нужно обладать определеннымипсихологическими качествами, которых, по-видимому, «не хватает» у российскихруководителей. Считать ли это их слабостью или достоинством - вопрос, которыйкаждый решает для себя, исходя опять же из своей личной морали и системыценностей. Автору более долгий, извилистый, сопряженный с попятными движениями,изнурительный, но относительно мирный путь модернизации кажется все же меньшимзлом, чем пролегающий через новый ГУЛАГ и море крови.

8. Г.Г. Дилигенский 225

Глава V. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК: ПСИХОЛОГИЯВЫБОРА

Психика и поведение человека суть продуктыбиологических и социальных обстоятельств. И в то же время в рамках этихобстоятельств человек реализует свою субъективность, свое собственное Я,свободу своих мыслей, решений и поступков. Соотношение детерминизма и свободы -одна из центральных проблем философии и всех наук о человеке. Чрезвычайно важнаона и для социально-политической психологии. В ходе всемирно-историческогопроцесса постепенно - хотя далеко не прямолинейно - расширялось поле свободы,амплитуда альтернативных возможностей самоопределения человека, его отношения кобщественно-политической действительности. В подавляющем большинствесовременных обществ люди выбирают те мотивы и ценности, цели и средства, ту линию поведения,которыми они руководствуются в общественно-политической жизни. А также в тойили иной мере созидают новые цели, ценности и поведенческие установки. Какие объективныеи субъективно-психологические факторы определяют этот выбор и это созидание Вкакой мере он является сознательным, рациональным и в какой совершаетсяспонтанно - под влиянием устоявшихся стереотипов, неосознанных потребностей иэмоций, социального окружения Каков психологический механизм выбораобщественно-политических позиции Таковы главные вопросы, которые будутрассмотрены в этой главе.

1. Политический актив:вовлеченность в систему власти

Два типа вовлеченности

Для социально-политической психологиинаибольший интерес представляют два типа личного и группового выбора.Во-первых, выбор человеком уровня и форм своей вовлеченности вобщественно-политическую жизнь. Крайние точки континуума таких уровней и форм,с одной стороны, активное участие в этой жизни, осмысление ее как главной сферыдеятельности человека, с другой - полное отчуждение от нее, принятие ролипассивного объекта социальных и политических процессов. Этот выбор лежит воснове упоминавшейся выше условной дифференциации членов общества на лидеров,активистов и массу, а также и весьма подвижной, неустойчивой дифференциациисамой массы по признаку большей или меньшей вовлеченности вобщественнополитическую жизнь. Он же проявляется в существующем в любомобществе разделении людей по степени их интереса к политике (см. главуI).

226

Второй выбор определяет конкретнуюобщественно-политическую позицию или ориентацию человека, основанную на однойиз систем идейно-политических ценностей, существующих в обществе. Оба этивыбора взаимосвязаны. Уровень психологической и практической вовлеченностилюдей в жизнь общества влияет на определенность и последовательность ихидейно-политического выбора: чем меньше человек интересуется политикой, темболее аморфны, бессистемны, неустойчивы его политические взгляды. В то же времяотчуждение от господствующих в обществе конвенциональных систем ценностей иформ политической жизни может означать психологическую готовность к активнойальтернативной, вне- или антисистемной общественной деятельности (именно такимибыли психологические предпосылки так называемых неформальных движений в рядестран).

Условия обоих типов выбора определяютсяхарактером политической системы. Понятно, что наиболее полные возможности дляних дают общества, где право на выбор является действующей конституционнойнормой, существует представительная демократия, идеологический и политическийплюрализм. Но даже и в условиях деспотических режимов существуют различия междутеми, кто искренно поклоняется и ревностно служит власти, и теми, кто стараетсядержаться подальше от нее или питает осознанную или эмоциональную враждебностьк господствующему порядку. Психологический выбор возможен даже в условияхполного отсутствия выбора форм общественно-политического действия: мыслить ичувствовать, как известно, не запретишь.

Уровень вовлеченности людей вобщественно-политическую жизнь обусловлен достаточно сложной системой факторов.Обычно он возрастает в периоды бурного обновления общественных отношений, когдапроисходит взлет социальных ожиданий масс, создающий психологическиепредпосылки для политической мобилизации вокруг новых целей. Такие ситуациискладывались в СССР в 20-х - начале 30-х годов, в Западной Европе послеокончания второй мировой войны, в ряде стран третьего мира после обретения иминезависимости. В периоды стабилизации системы, когда политическая жизньприобретает рутинный характер, а также в трудные времена кризисов обычнопроисходит спад массовой политической активности. В первом случае потому, чтоона не находит точек приложения, во втором - из-за груза давящих на людейматериальных забот.

Помимо таких ситуационных факторов намасштабы вовлеченности в общественную жизнь влияют факторы структурные. Оникоренятся в особенностях социальной деятельности, присущих каждому обществу. Встранах, где эта деятельность является монополией политической власти иосуществляется исключительно под ее контролем, после только что упоминавшихсяфаз массовой политической мобилизации вовлеченность приобретает инструментальный характер. Частично онасовпадает с обыкновенной службой в бюрократических институтахпартийно-государственной власти и подчиненных ей псевдообщественныхорганизациях, частично - выполняет функцию политического и идеологическогоконтроля, «рычага» аппаратного влияния в толще

8* 227

общества. Чем более широкие контингентылюдей охватывает такая вовлеченность, тем более она являетсяформально-символической, практически сводится к демонстрации преданностивласти. Такой была вовлеченность миллионов рядовых членов КПСС и сотен тысяч еенизовых «активистов».

В странах с развитым гражданским обществомширокое распространение получает вовлеченность, которую можно назватьценностноориентированной. Ибо она направляется прежде всего теми ценностями, которыевырабатываются различными социальными группами в процессе осознания ими своихинтересов и предпочтений. Самодеятельная, независимая от институтов властиактивность таких социальных субъектов - отличительная особенность гражданскогообщества. И хотя она чаще всего развертывается вокруг конкретных проблем- общенациональных или локальных и групповых - и не претендует на участиев «большой политике», даже противопоставляет себя ей, она так или иначевлияет на деятельность партий и органов власти. Данная форма социальнойактивности эволюционирует относительно независимо от уровня активностиполитической и представляет собой один из важнейших механизмовсаморегулирования общества, связей между гражданами и органамивласти.

Ценностно-ориентированный характер носит,разумеется, не только такая неполитическая социальная деятельность. В условияхмногопартийности соответствующий тип вовлеченности присущ рядовым членам иактивистам политических партий, особенно оппозиционных и не имеющих большихшансов прорваться к власти. По данным некоторых эмпирических исследований,существует положительная корреляция между политической активностью человека иуровнем его психологической вовлеченности в профессиональную трудовуюдеятельность, особенно если она предполагает участие в принятии решений,затрагивающих других людей1. Таким образом такую активность можно рассматривать какпроявление особых психических черт личности: ее способности и потребностиактивно воздействовать на социальную среду.

Инструментальный «службистский» типсоциально-политической вовлеченности отнюдь не исключительная особенностьбюрократически организованных политических режимов. В обществах с развитойпредставительной демократией он сосуществует с ценностно-ориентированным типом,нередко даже в психологии одних и тех же людей. В психологическом плане этитипы различаются прежде всего личностной мотивацией,побуждающей к прямому участию вобщественно-политической жизни.

Вовлеченность и мотивация

Мотивы инструментальной вовлеченностичасто не отличаются от тех, которые определяют выбор профессии и осуществлениеизбранной профессиональной деятельности. Как известно, такими

1 Sobel R. From occupational involvementto political participation: an exploratory analysis // Political behaviour. 1993. Vol. 15. N 4. P. 339-359.

228

мотивами для очень многих людей являютсястабильность профессионального положения, гарантии определенного социальногостатуса и его роста и удовлетворительные доходы и условия труда. Положениегосударственного, партийного или профсоюзного чиновника по всем этим параметрамобладает значительными преимуществами. С одной стороны, оно является«чистой», беловоротничковой профессией и обеспечивает статуснуюпринадлежность к «среднему классу». С другой, хотя приносимый им доходниже того, который может дать, например, предпринимательство, он болеегарантирован, меньше, чем в большинстве других видов деятельности, зависит отспособностей и удачи, элемент риска здесь минимален. Вертикальная социальнаямобильность, повышение в должности носит в бюрократических учреждениях взначительной мере рутинный, автоматический характер. Со всеми этимипреимуществами связаны типологические особенности инструментально вовлеченных:среди них много людей, не ощущающих в себе какого-либо призвания или особыхспособностей и в то же время не склонных к инициативе, риску, не имеющихактивной жизненной позиции. Так, в Советском Союзе в аппарат часто вербовалисьвыпускники вузов, не проявившие себя в учебе, но зато делавшие успешнуюкомсомольскую карьеру, ИТР и научные сотрудники, не имеющие особых перспектив всвоей профессии, секретари и члены парткомов, фактически выполнявшие подсобныеуправленческие функции при администрации предприятий. В качестве несколькоэкзотического, но достаточно характерного примера можно назвать весьмаизвестного в 70-80-х годах деятеля, который был послом, заведующим Отделом ЦККПСС, руководителем государственного туристического ведомства, а начал своюкарьеру в качестве актера и секретаря партбюро провинциального театра. Говорят,он по привычке гримировался перед приемами в посольстве.

Разумеется, материальное благополучие истабильность, карьера не исчерпывают мотивации инструментальной вовлеченности.Большую или меньшую роль в ней играет потребность во власти, причем совсем необязательно выражающаяся в надежде прорваться к ее вершинам. Психологическидостаточно привлекательной может быть и принадлежность к системе политической власти, участие в этой системе, выступающее как способ социальногосамоутверждения личности, ее выделения из массы простых смертных. Особенно вусловиях тоталитарно-авторитарного бюрократического строя, при которомвластвующая номенклатура командует не только в политике, но и во всех другихсферах жизни общества, обладает многочисленными материальными и социальнымипривилегиями и является по сути дела единственной социальной группой,осуществляющей реальную власть.

Существенное психологическое отличиеинструментальной вовлеченности от ценностно-ориентированной состоит в том, чтоценностный уровень мотивации играет в ней подчиненную, служебную роль. Она нетребует глубокой интериоризации личностью какой-либо системы ценностей,достаточно хотя бы формально демонстрировать верность официальной идеологии,выражающую лояльность системе. В странах

229

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.