WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 58 |

Более перспективной представляетсядифференциация психологических свойств лидеров на крупные блоки, разделяемые подостаточно четким основаниям. Так, их можно, во-первых, подразделить насодержательные ипроцессуальные характеристики. Определенным содержанием, или значением обладаютмотивы, цели, ценности, убеждения человека, знания и представления, формирующиев его психике образы дейcтвительности. Процессуальные характеристики описываюткак происходятосуществляемые человеком процессы познания, мышления, практического действия; кним относятся его когнитивный, поведенческий, коммуникативный стили, в которыхотражаются его темперамент, способности, сила воли, особенности эмоциональнойсферы.

Во-вторых, психологические свойствалидеров целесообразно подразделить на интрапсихические и поведенческие (имплицитные иэксприцитные). К интрапсихическим относятся все компоненты психики -содержательные и процессуальные - образующие сознание, мышление и неосознанныепереживания, мотивы, установки, к поведенческим - конативные компонентыустановок, стиль поведения и общения.

Предлагаемая классификация подчиненазадаче анализа психологического механизма принятия политических решений. Еепреимущество состоит в том, что совмещение положенных в ее основу двухдифференцирующих принципов позволяет выявить взаимосвязи различных компонентовэтого механизма, отделить причины от следствий.

Проиллюстрируем сказанное на конкретномпримере из области международных отношений. Предположим, что президент СШАпринимает решение достичь договоренности с Россией, предусматривающей взаимноесокращение определенного вида вооружений. Посмотрим, как выглядит процесспринятия этого решения в свете предложенной классификации (см. таблицу2).

Предлагаемую схему можно такжеиспользовать при прогнозировании политических решений и позиций лидеров поконкретным вопросам. На основе известных из прошлого опыта эксплицитных данныхо лидере аналитик-психолог может реконструировать картину его внутрипсихическихобразований и процессов, регулирующих его политическую деятельность, а затем,исходя из нее, предсказать его поведение в прогнозируемой ситуации.

Наконец еще одно преимущество предлагаемойклассификации состоит в том, что она позволяет придать более точный смыслмногим определениям, используемым в обыденном языке для характеристикиполитиков. Подобные определения часто сбивают с толку своей семантическоймногозначностью. Например, если попытаться применить ходячую пару определений«умеренный-радикальный» к советским реформаторам постсталинского периода, сразуже обнаружится не

214

Таблица 2


Содержательные компоненты

Процессуальные компоненты

Имплицитныекомпоненты

Убеждение внеобходимости разоружения, соответствующие ему ценности и политические цели,знание об уровне вооружений США и России, образ российского руководства, егополитики и политической ситуации в России, соответствующий представлению овозможности достижения соглашения и контроля над его выполнением

Жесткость илигибкость (динамизм) политических представлений, уровень интегративной сложностив восприятии глобальной ситуации; когнитивный и интеллектуальный стиль;соотношение эмоций и рационального мышления

Эксплицитныекомпоненты

Публичныевысказывания президента по вопросам российскоамериканских отношений иразоружения; принятые им позиции по конкретному содержанию предполагаемогосоглашения

Стиль диалога сроссийским руководством; учет позиций противоположной стороны, способность куступкам и компромиссам; к суггестии (убеждению) и контрсуггестии

адекватность однозначных характеристик. ИХрущев, и Горбачев могут восприниматься в зависимости от точки отсчета и какумеренные, и как радикальные реформаторы. Оценки окажутся более точными, еслипризнать, что Хрущев по своим убеждениям, ценностям и целям, по содержаниюпринимаемых принципиальных решений был гораздо более умеренным реформатором,чем Горбачев 1987-1989 гг. Но по процессуальным характеристикам, по стилюмышления и политической деятельности Хрущев был, скорее, «радикалом»: егорешения (разоблачить преступления Сталина, отдать Крым Украине, покрыть всюстрану полями кукурузы) носили импульсивный, «взрывной», часто непродуманный характер. Горбачев же, напротив, долго вынашивал свои решения,проявлял осторожность, колебания, нередко нерешительность. Это не могло несказаться на результатах его политики: с одной стороны, гласность,многопартийность и плюрализм, свободные выборы, «новое мышление» во внешнейполитике радикально подорвали тоталитарный строй и изменили глобальнуюситуацию, с другой - нерешительность и непоследовательность в проведенииреформ и во взаимоотношениях с партноменклатурой КПСС обернулись деструктивнымипоследствиями для экономической и политической ситуации в стране. Этот примерпоказывает, насколько сильно результативность деятельности лидера зависит отсоответствия или рассогласования между содержанием (мотивами, целями) егополитики и ее процессуальными политическими компонентами - стилем ееосуществления.

Отметим, что предлагаемый подход к анализупсихологии лидерства не противоречит уже применяемым в науке, но скореедополняет и уточняет их. Это относится в частности к «перечням» характеристиклидеров. Так, позиции цитировавшегося выше «перечня» М. Германн

215

Таблица 3


Сильнаяпотребность во власти

Слабая потребность во власти

Экстраверт

Активная глобальнаяполитика совершенствования мирового порядка (Т. Рузвельт, Ф. Рузвельт, Кеннеди,Джонсон)

"Примиренческая»политика, обычно малоэффективная (Эйзенхауэр)

Интраверт

Политика замкнутыхблоков (Вильсон)

Политикамеждународного статус-кво (Кулидж)

(см. с. 185) могут быть без трудараспределены по клеточкам нашей таблицы. Еще более детальный «перечень»предложен Е.В. Егоровой в рамках разработанной ею «методики построенияпсихологического портрета политических лидеров капиталистическихгосударств». В числе выделяемых ею компонентов «портрета» одни -потребности, мотивационная сфера, система убеждений - относятся к имплицитнымсодержательным, другие - познавательные процессы, устойчивость к стрессу,отношение к неудачам, решительность - к имплицитным процессуальным, третий -тактический аспект принимаемых решений, определяющий их конкретное содержание -к эксплицитным содержательным, четвертые - стили руководства и межличностныхотношений, «лингвистические и поведенческие характеристики личности,наблюдаемые визуально» - к эксплицитным процессуальным25. Практически речь идет не опересмотре принципов дифференциации психологических компонентов, но о заменеоднолинейного способа их расположения матричным, позволяющим в какой-то мереотразить их соотношение в структуре психики и поведения.

Подобный способ уже применяется вполитико-психологических конкретных исследованиях, правда, пока с учетом болееограниченного числа компонентов. Например, Л. Этеридж анализировал психологиюамериканских президентов XX в. по двум параметрам: потребность во власти,господстве над другими людьми и стиль общения с ними, определяя его поизвестной классификации К. Юнга как экстравертный или интравертный (открытыйили замкнутый). Этериджа интересовало, какое влияние оказывали различныесочетания этих качеств на внешнюю политику президентов. Полученные имрезультаты можно передать следующей таблицей26 (см. таблицу 3).

Применяя нашу терминологию, можно сказать,что в данном случае подтвердилось влияние на политику лидеров взаимодействиясодержательных (сильный или слабый мотив стремления к власти) и процессуальных(коммуникативный стиль) компонентов их психологии.

25 См.:Егорова Е.В. Ук. соч. С.16-24.

26 Etheredge L.S. Personality Effects onAmerican Foreign policy, 1896-1968 // American Political Science Review. 1978.Vol. 78. P. 443-451.

216

Лидерство как взаимодействие

Важнейшая сущностная особенность политикисостоит в том, что она представляет собой процесс взаимодействия людей. Виды,уровни и линии этого взаимодействия весьма многообразны, оно охватываетотношения внутри больших социальных групп и между ними; международные имежгосударственные отношения, которые реализуются главным образом на уровнегосударственного руководства, но также и на массовом уровне; отношения внутрималых контактных групп, функционально осуществляющих политическую деятельностьили вовлеченных в нее, а также между такими группами. Взаимодействие неразрывносвязано с общением людей, причем психологическая наука пока не достигла особойясности в понимании взаимоотношения между этими двумя понятиями. Одни концепции(например, интеракционизм Дж. Мида) фактически отождествляют их, в другихвзаимодействие признается лишь одной из сторон общения, наряду скоммуникативной (обмен информацией) и перцептивной (восприятие людьми другдруга) его сторонами.

Феномен лидерства, в том числе и лидерстваполитического, в сущности представляет собой один из видов взаимодействия иобщения. Словосочетание «одинокий лидер» выглядит абсурдным, лидером можно бытьтолько по отношению к другим людям. В политической психологииинтеракционистский подход к проблеме лидерства является одним из наиболеераспространенных; как отмечают авторы американского учебника по этойдисциплине, для него характерно рассмотрение отношения «лидер—его последователи» как единицыанализа, он сконцентрирован на том влиянии, которое они оказывают друг надруга27.

Некоторые авторы выделяют свойства лидера,характеризующие особенности его отношения к другим людям, его взаимодействия сними в отдельный «социально-психологический» блок (наряду с мотивационным,когнитивным и т.д.). Такая операция наталкивается на серьезные трудности,пожалуй, даже превышающие те, которые, как отмечалось, возникают при любыхпопытках структурирования психики. Ведь реализуемые в общении отношения междулюдьми являются тем «пространством», в котором происходит формирование ифункционирование большинства психических процессов. Мы видели, что из этихотношений рождаются многие потребности и мотивы людей, в том числе те, которыеспецифичны для психологии лидерства; те же отношения обусловливают процесссоциальной идентификации. По данным политико-психологических исследований,мотивы, ориентированные на сферу общения, могут быть доминирующими в психологиилидера. Не менее трудно отделить социально-психологические характеристики откогнитивных: объектом знаний лидера, его образов действительности являютсядругие люди или их общности, а такие знания представляют собой перцептивную икоммуникативную стороны общения.

Для преодоления этих трудностей возможныдва пути. Первый

27Barber-Barry C., Rosenwein R. PsychologicalPerspectives on Politics. N.Y., 1986. P. 141.

217

состоит в выделении процессуальных,имплицитных и эксплицитных черт, характеристик психологии лидера, образующихкоммуникативный и перцептивный стили его отношений с другими людьми:общительность или замкнутость, дар убеждения или подверженность влиянию других,доверие, подозрительность, эмоциональный или трезво рациональный подход к ним ипроч. и проч. Такие характеристики могут быть определены каксоциально-психологические в узком смысле этого понятия. К ним тесно примыкают«гибридные» образования, в которых социально-психологические характеристикисливаются с мотивационными, например инструменталистское, или основанное наэмпатии отношение к людям.

Второй путь состоит в том, что личностьлидера рассматривается не как таковая, а именно в ее отношениях, «связке» сдругими людьми, это отношение и становится объектом социально-психологическогоанализа. Избирая такой путь, мы сразу же сталкиваемся со значительнойразнотипностью такого рода отношений, невозможностью рассматривать их какединое целое. Одно дело «горизонтальные» отношения между различными лидерами(государств, партий), другое - «вертикальные» между лидером, егопоследователями и массой, доверие которой он стремится завоевать. Это«вертикальное» взаимодействие и общение, в свою очередь, весьма неоднородно посвоим механизмам и содержанию. По этим признакам их можно разделить наотношения лидер—масса, лидер—его активные сторонники (например, члены и активисты возглавляемойим партии или движения, поддерживающего его политический курс,высокопоставленные государственные служащие и военные) и отношения лидера с его«командой» (членами правительства, партийным руководством, узкими группамипомощников и советников).

Поскольку на каждом из этих уровнейотношений во взаимодействии с лидером находятся субъекты, различающиеся посвоим интересам, целям, месту и роли в таком взаимодействии, логичноанализировать конкретно каждый из них. Так, психологические аспектывзаимодействия и общения лидеров государств исследуются в рамках психологиимеждународных отношений, выделившейся в особое научное направление.Социально-психологические отношения лидеров с населением своей страны иполитическим активом целесообразно рассматривать в рамках анализасоответствующих групповых субъектов социально-политической психологии (которымпосвящены последующие разделы книги). В контексте же данного раздела мыкасаемся главным образом отношений, складывающихся в политических «командах».

На предыдущих страницах психологиялидерства рассматривалась в основном как разновидность психологиииндивидуальной. Такой подход связан с традицией политической психологии,главным объектом которой пока являются национальные лидеры - «первые лица» в государстве. Вдействительности субъектом лидерства, в том числе лидерстванационально-государственного, далеко не всегда являются лица, формальнооблеченные высшей властью. Реальными индивиду

218

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.