WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 58 |

труда» и взаимодополнении. При всейуникальности любая личность представляет собой совокупность типологическихпсихических - когнитивных, мотивационно-волевых, эмоциональных и т.д. -механизмов и процессов и имеет по тем или иным своим психическим свойствамобщие черты с другими личностями. Ограничиваясь научно-психологическим анализоми соответствующими понятиями, мы вряд ли сможем нарисовать «живой портрет»Ленина, Ф. Рузвельта или де Голля, но зато, возможно, лучше поймем тевнутрипсихические причинно-следственные и системные связи, которые обусловилиих действия в конкретных ситуациях. А также поймем, что психологическиобъединяло их с другими людьми, особенно их современниками исоотечественниками, что также весьма важно для объяснения как причин и мотивових действий, так и условий, позволивших им сыграть свои историческиероли.

Как и любое явление жизни, политическоелидерство имеет свою анатомию, в том числе личностно-психологическую, строгийанализ которой требует соответствующего понятийного аппарата и предполагаетпроцедуру типологизации. Именно такого рода задачи в перспективе сможет решатьпсихологическая наука. И если она будет решать их успешно, ее достижения в тойили иной мере будут интегрироваться исторической иполитической науками, содействуя обогащению иханалитического инструментария.

Следуя целям данной книги, мы не будемрассматривать весь богатейший опыт мировой науки - историографии, социологии,политологии в изучении проблемы политического лидерства. Нас будут интересоватьлишь результаты тех исследований, в которых эта проблема изучается с позицийсовременной психологической науки.

Основная масса этих исследований выполненаамериканскими психологами и политологами. Поэтому данной области знаний«американский акцент» присущ еще в большей степени, чем социальной иполитической психологии в целом. Исследования теоретического иметодологического характера основаны главным образом на эмпирическом материалеполитической жизни США, излюбленным их сюжетом является психология американскихпрезидентов. Естественно, что специфика политической системы США и место в нейпрезидента, формальные и неформальные «правила игры» в политической сфере,наконец, весь культурно-исторический контекст американского общества - все этов значительной мере ограничивает общетеоретическую значимость выводов подобныхисследований. Точно так же, как теоретико-психологический анализ советскойполитической элиты вряд ли мог бы служить путеводной нитью при изучениипсихологии американских политиков. Тем не менее многие методологические подходыамериканских политических психологов можно рассматривать как первыйсущественный вклад в изучение лидерства в целом.

Этот вклад заключается прежде всего вформулировании проблематики такого изучения и ее структурировании. Известнаяамериканская исследовательница М. Германн подразделяет факторы, определяющиефеномен лидерства на следующие основные группы:

184

1) исторический контекст (или ситуация);2) психологические характеристики лидера; 3) последователи или сторонникилидера; 4) отношения между лидером и его последователями; 5) поведение лидера.Останавливаясь подробнее на понятии психологических характеристик лидера,Германн делит их на 7 групп: 1. «Базовые» политические убеждения лидера. 2. Егополитический стиль (например, склонность к работе в группе или в одиночку, кполитической риторике и пропаганде, к детальному изучению проблем или кполучению лишь обобщенной информации, к засекречиванию или открытости своейработы и т.д.). 3. Мотивация к достижению лидирующих позиций. 4. Реакции лидерана стрессы и давление. 5. Способ, которым он достиг своего положения. 6.Предшествующий политический опыт лидера. 7. Политический климат, в котором«стартовал» лидер1.

Нетрудно заметить, что оба перечня непостроены на скольконибудь строгих логических основаниях (непонятно, например,почему «климат», в котором началась карьера политика, отнесен к егособственным психологическим характеристикам, а поведение и политический стиль -к различным группам факторов). Тем не менее предлагаемая совокупность факторовпредставляется достаточно полной и действительно определяет основныенаправления возможных исследований феномена политического лидерства. Вместе стем кажется более логичным отделить «внешние» условия, которые воздействуют наформирование и деятельность лидера, от его собственных «внутренних»психологических характеристик и поведения. Если «внешние» факторы могут служитьобъектом социально-исторических и междисциплинарных - историко-психологическихили психолого-политологических исследований, то личностные характеристикилидера - предмет специального психологического анализа. Верно, конечно, чтополитическая психология не может замыкаться в рамках такого анализа и должнатак или иначе интегрировать социально-исторические подходы, но предлагаемаядифференциация, возможно, содействовала бы более полному использованию методовразличных наук.

Национальноисторическая ситуация какдетерминант психологии лидерства

К числу ситуационных факторов,воздействующих на психологию и деятельность лидера, в первую очередь, очевидно,должны быть отнесены характер политического строя и политическая культураданной страны. В условиях тоталитарного режима действуют совершенно иныепринципы и механизмы формирования политической элиты, чем в странах развитойпредставительной демократии. Политическая система и политическая культураобщества задают тот минимальный набор психологических характеристик, которыеобеспечивают восхождение на вершину власти.

Потенциальный национальный лидер вдемократической стране должен уметь завоевывать популярность и доверие вшироких массах

1 Hermann M.G. Ingredients of Leadership// Political Psychology. Contemporary Problems and Issues. San Francisco; L.,1986. P. 168-185.

185

населения и особенно среди членов исторонников той партии, которую он возглавляет. Тоталитарный лидер в этом ненуждается, ему нужно прежде овладеть умением обходить и устранять соперников входе аппаратных интриг в высших эшелонах бюрократической власти, создавать себеопору в номенклатуре, главным образом в верхушке партийно-государственногоаппарата. Во многих странах «третьего мира», где формальный политическийплюрализм и соперничество на выборах сочетаются с силовой борьбой политическихгруппировок военных, этнотрибалистских (племенных) или конфессиональных кликдля претендента на власть важны качества, обеспечивающие лидерство в «своей»группе и ее победу в такой борьбе, в частности способность не стесняться ввыборе средств и свобода от моральных ограничений. Эта ситуация во многомнапоминает условия завоевания власти в античных и средневековыхгородах-государствах, в феодальных и абсолютных монархиях, когда тампроисходила борьба за престолонаследие или насильственное устранениепредшественника.

Разумеется, все эти различия не носятабсолютного характера. В условиях демократии и правового общества политики вборьбе за власть нередко прибегают к весьма изощренным и циничным закулисныминтригам (достаточно вспомнить Уотергейт). Тоталитарные лидеры не уступаютантичным и средневековым тиранам в готовности использовать силовые методы,террор и политические убийства; популярность в народе нужна им в общем неменьше, чем руководителям демократических государств. Тем не менее каждойполитической системе присущи специфические именно для нее механизмы достиженияи удержания высшей власти, во многом определяющие психологический облик«вождя». В устоявшейся абсолютной монархии или тоталитарном режиме однимиз таких механизмов является сакрализация личности «первого лица», самфакт его пребывания на троне или в кресле генсека признается достаточнымоснованием выполнения им этой роли во временных пределах, ограниченных лишь егоуходом из жизни. Эта сакрализация оказывает на психологию лидера еще большеевлияние, чем на его окружение и различные слои политической элиты: взависимости от его индивидуальных особенностей она либо снижает его способностьреагировать на события, усиливает консерватизм мышления и поведения, либо,напротив, питает психологию вседозволенности, побуждает к волюнтаристским иавантюристическим решениям. В России, где сокрализация высшей власти глубокоукоренилась в традициях политической культуры, «иммобилистский» вариантпредставлен Николаем II и Брежневым, волюнтаристский - Хрущевым (особенно впоследние годы его правления). Авантюризм Гитлера свидетельствует, однако, отом, что этот социально-психологический механизм порождается не стольконациональной психологией, сколько - абсолютизмом или тоталитарной политическойсистемой.

В условиях представительной демократиинациональный лидер должен повседневно доказывать обществу и самому себе своегорода дееспособность и политическую эффективность, и именно эта необходимость, ане простое исполнение роли носителя высшей власти яв

186

ляется главной пружиной его действий. Одиниз ярких примеров - политическая судьба генерала де Голля, дваждыдостигавшего и в собственном самоощущении и в глазах большинства своихсоотечественников ореола героического национального лидера и дважды занесколько лет терявшего этот ореол, когда то же большинство переставалиустраивать его политика и стиль руководства. Не менее яркий пример из нашейсобственной недавней истории - политическая биография М.С. Горбачева,разрушившего тоталитарную систему, чтобы затем пасть жертвой требований,предъявленных лидеру обществом, освободившимся от ее ига.

Политическая система влияет на психологиюлидера и посредством тех нормативных предписаний, которые присущи порожденнойею культуре и образуют трудно переходимые границы выбора им методов своихдействий. Речь идет о «правилах игры», которые социологи называют«нормы-рамки» и которые в той или иной мере интериоризируются политиками,становятся органическим компонентом их психологии. В современных условияхкрайне трудно представить себе западного политического лидера, которому пришлобы в голову вопреки конституции разогнать парламент или использоватьполицейские и воинские части в борьбе с легальной политической оппозицией (чтоне исключает разгона чересчур агрессивных, нарушающих порядок массовыхманифестаций). Правда, столь же мало вероятно и использование вооруженныхметодов борьбы оппозиционными партиями (если не говорить о подпольныхэкстремистских группировках вроде североирландской ИРА или итальянских«бригадистов»). Легальная оппозиция - правая или левая (опять же за исключениеммаргинальных экстремистских групп) - столь же мало склонна или психологическиспособна к применению вооруженного насилия - «нормы-рамки» признаются исоблюдаются подавляющим большинством, в отношении них существует общественныйконсенсус. В целом они являются продуктом относительно позднейкультурно-исторической эволюции (нового и новейшего времени), мы не обнаружимих в большинстве обществ в эпохи, предшествующие XVIII-XIX вв.Общецивилизационное развитие оказало влияние не только на систему «норм-рамок»в демократических и демократизировавшихся обществах Северной Америки и ЗападнойЕвропы, его не избегли и абсолютистские режимы. В России XIXXX вв. властижестоко преследовали «бунтовщиков», революционеров и «подрывных»литераторов, но не трогали неугодных императору политических деятелей режима -Сперанский был, кажется, последним опальным сановником, отправленным в ссылку,впоследствии санкции не заходили дальше отставки. Большевистская революцияпоходя покончила с этим достижением цивилизации и возродила — в намного расширенном масштабе -политические нравы XVI в.

Фундаментальные особенности политическойсистемы - далеко не единственный объективный фактор, воздействующий напсихологию лидеров. Конкретный характер этого воздействия во многомопределяется состоянием системы, конкретной фазой ее исторического бытия. Отэтих параметров исторической ситуации зависят, в частности, такие

187

выделенные в приведенном выше «перечне» М.Германн психологически значимые моменты, как «климат», в которомосуществляется политический старт лидера, его предшествующий политический опыт,способы, которыми он достиг своего положения.

Ситуационные состояния системы можно впервом приближении подразделить на следующие фазы: 1) становление системы; 2)ее устойчивое равновесие и поступательная эволюция; 3) стагнация системы,сопровождаемая дисфункциональными, кризисными явлениями; 4) состояниеситуационного кризиса, вызванное усложнением конкретных проблем внутренней иливнешней политики, угрождающим стабильности системы; 5) общий кризис системы,выражающийся в ее необратимой дестабилизации. Каждая из этих фаз предъявляетспецифический «социальный заказ» на лидеров по принципу «нужный человек внужное время».

Советские и западные лидеры

В послереволюционной России и СоветскомСоюзе Ленин был лидером, соответствующим фазе становления тоталитарной системы:он создал ее основы, не доведя их, однако, до логического завершения. Сталинзавершил процесс становления тоталитаризма, осуществив милитаризацию,распространив принципы прямого репрессивного администрирования на все сферыобщественной жизни. И вместе с тем обеспечил на некоторое время равновесие иограниченное определенными сферами поступательное развитие системы(индустриализация, «культурная революция», достижение военного могуществаи статуса сверхдержавы). Методы, посредством которых он достиг этих целей, -массовый государственный террор, система каторжного и принудительного труда,нищенский уровень массового потребления, жесткий идеологический контроль,истребление кадров правящей партии и госаппарата во имя утверждения личнойвласти, предельная централизация управления - соответствовали фундаментальнымпринципам тоталитаризма. Личностные различия двух лидеров отражали особенностифаз развития системы. Революционный идеализм и утопизм Ленина, обеспечившиеполитическую мобилизацию масс, так же как его готовность к «временнымотступлениям и компромиссам» (именно так оценивал он идею НЭПа), былинеобходимы для спасения рождающегося, еще неокрепшего режима от угрозы паденияпод гнетом всеобщей разрухи, голода, предельного обнищания народа.Последовательный цинизм, политический разбой и патологическая жестокость,присущие Сталину, были адекватны задаче превращения имеющей лишь ограниченнуюподдержку в стране диктатуры в мощное, устойчиво функционирующее тоталитарноегосударство. Не менее важен для этого был его идеологический цинизм,облегчивший переход от выдохшейся к 40-м годам романтики «мировой пролетарскойреволюции» к великодержавному имперскому национализму.

Со спецификой различных фаз связаны иособенности политической биографии первых советских лидеров, соответствующие ихпсихологическому облику. Ленин приобрел свою харизму и власть в качествеобщепризнанного вождя победившей социалистической революции;

188

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.