WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 58 |

Откуда же берутся социальные стандартыпотребления Во многом их формируют культурные традиции, привычки, коренящиесяв истории данного общества, в природных условиях, в которых оно существует.Громадное воздействие на потребительские стандарты оказывает уровеньтехнического и экономического развития общества, объем национального дохода ихарактер его распределения между различными социальными группами. Нас, однако,интересует не эта объективная

78

технико-экономическая база потребления, нопсихологические условия и механизмы формирования и изменения стандартов, ихпревращения в социальные потребности, способные стимулировать действия людей вобщественно-политической сфере. Говоря конкретнее, проблема состоит в том,когда, почему и как возникает такая неудовлетворенность потребностейфизического существования, которая становится явлением макросоциального иполитического значения.

Механизмы динамики потребностей

Один из возможных подходов к анализупроблемы разработан в опубликованном еще в 60-х годах исследовании английскогосоциолога У. Рансимена «Относительная лишенность и социальнаясправедливость»18. Исходныйпостулат этой работы состоит в том, что представления людей о своемэкономическом и социальном положении и уровень их недовольства илиудовлетворенности этим положением не соответствуют их реальной ситуации.Субъективная неудовлетворенность выражает, по терминологии автора, неабсолютную, но относительную лишенность (deprivation), т.е. результатсравнения собственногоположения с образцовой, «нормальной», ситуацией. Обычно за образецпринимается ситуация определенной референтной (термин, применяемый в социальнойпсихологии) группы (или группы соотнесения). В качестве таковой может выступатьсвоя собственная группа, и тогда нынешняя ситуация сравнивается с ранеепринятыми ею нормами (жизненного уровня, потребления и т.д.). Такую группусоотнесения Рансимен называет «нормативной». Или же люди сравнивают своеположение с ситуацией другой, известной им, по его терминологии,«компаративной» группы.

Вопрос о том, почему возникает, усиливаетсяили ослабевает относительная лишенность, Рансимен исследовал на большомисторическом и социологическом материале о социальных представлениях английскихрабочих и служащих в 1918-1962 гг. Из его данных следует, что чувствоотносительной лишенности было особенно интенсивным у рабочих в конце первоймировой войны, в последующий же период оно в основном уменьшалось. В объясненииэтой динамики у Рансимена большую роль играет понятие социальных ожиданий. Впериод первой мировой войны у рабочих усилились социальные контакты с другимислоями, распространилась надежда на улучшение экономического и социальногоположения рабочего класса в послевоенный период. Под влиянием этих факторовповысился уровень социальных ожиданий, усилилась тенденция выбирать в качествереферентной компаративную группу - служащих, вообще представителей среднихслоев. В результате сравнения своего собственного реального положения сположением этих слоев у рабочих обострилось чувство социальнойлишенности.

Наступившая после войны экономическаядепрессия, вызвавшая рост безработицы, падение жизненного уровня рабочегокласса, привела к снижению социальных ожиданий рабочих. Референтной

18 Runciman W.C. Relative Deprivation andSocial Justice A Study of Attitudes to Social Inequality in Twentieth-CenturyBritain. S. Fransisco, 1966.

79

теперь для них стала ситуация не «среднегокласса», а тех групп своего собственного класса, которые чаще другихтеряли работу и испытали больше бедствий, порожденных кризисом. В результатечувство социальной лишенности ослабло. Рансимен объясняет это явление тем, чторабочие воспринимали ухудшение своего положения как непреодолимое: чем менеепреодолимыми, замечает он, представляются материальные лишения, тем уже рамкисравнения, тем слабее чувство лишенности. В сущности Рансимен описывает здесьявление «оценки возможностей» (в данном случае низкой); напомним (см. главу I),что эта оценка является одним из важнейших психических компонентов восприятияобщественной действительности.

После второй мировой войны чувствоотносительной лишенности в рабочей среде продолжало оставаться слабым, нотеперь по другим причинам, чем в предшествующий период. В результате реформ,проведенных лейбористским правительством, в рабочем классе возникло убеждение,что произошло перераспределение богатства значительно более существенное,подчеркивает Рансимен, чем в действительности. Уровень социальных ожиданийвновь повысился и рабочим теперь представлялось, что они в основномреализуются. Этому впечатлению содействовало сравнение с обеими референтнымигрупповыми ситуациями, которые находились в когнитивном горизонте рабочих. Содной стороны, их положение улучшилось по сравнению с их собственной(нормативной) группой в предшествующий период. С другой стороны, часть рабочихстала получать зарплату более высокую, чем многие служащие, представлявшиекомпаративную группу. И в то же время эта ситуация усилила чувство лишенности услужащих.

В начале 60-х годов реальный уровень жизнирабочих был ниже, чем у служащих. Тем не менее, по данным Рансимена, «ощущениеотносительной лишенности в экономической области, проявленное опрошеннымирабочими физического труда и их женами, значительно ниже того, котороесоответствовало бы действительному экономическому неравенству». Объясняяэтот феномен, Рансимен констатирует узость, ограниченность компаративныхреферентных групп. Отвечая на вопрос, кто живет лучше них, почти все говорили окакой-то близлежащей, хорошо известной категории; очень немногие рабочиесравнивали себя со средним классом.

Уровень субъективной относительнойлишенности, как это видно из данных исследования, является одним из важнейшихфакторов, определяющих политическое поведение рабочих. Те, у кого он выше,проявляют большую склонность к поддержке лейбористской партии, выступающей подлозунгами защиты экономических и социальных интересов рабочего класса, рабочиесо слабым чувством лишенности предпочитают голосовать законсерваторов.

В исследовании Рансимена в той или иноймере отразились социально-психологические особенности английского общества,национального характера англичан. Тем не менее основные его выводы, несомненно,имеют общесоциологические и психологическое значение. Они прежде всегопоказывают, что неудовлетворенность потребностей

80

физического существования лишь вограниченной мере может рассматриваться как абсолютная величина, измеряемаяреальным уровнем потребления. Как психологическое состояние, способноепорождать групповую мотивацию, экстраполируемую в социально-политическуюпсихологию, эта неудовлетворенность относительна: она определяется соотнесениемреального жизненного уровня с эталонным - с тем, который представляетсянормальным и достижимым. Формирование же эталона - частный случайконструирования социальных представлений и определяется, таким образом,когнитивными факторами. Данные Рансимена показывают, что среди этих фактороврешающая роль принадлежит, во-первых, когнитивному горизонту социальногосубъекта, конкретности его представлений об уровне жизни социально близких ему,«соседних» групп. Во-вторых, весьма сильным когнитивным фактором являетсявыражаемая в социальных ожиданиях оценка возможностей достижения более высокогожизненного уровня.

Сочетание двух названных факторов легкопроследить на многочисленных исторических примерах.Вот один из них: русский крепостной крестьянинпревосходно знал, как живет его помещик, но знание о социальной дистанции,отделявшей его от барина, исключало восприятие дворянства как «компаративнойгруппы». А на это знание накладывалось и укрепляло его ощущениеневозможности сократить эту дистанцию. Однако - и здесь мы выходим за пределысхемы относительной лишенности - описанная ситуация не означала, что у крестьянвообще полностью отсутствовала потребность в иных, более достойных жизненныхусловиях и что они совсем не сравнивали свое положение с барским. Скорее этапотребность подавлялась, существовала в скрытой форме, и в «обычной» ситуациине оказывала влияния на реальное социальное поведение. Но она прорывалась вмоменты крестьянских бунтов, психологической основой которых было временноеосвобождение от «реалистических», «рациональных» социальных знаний,дававшее простор иррациональным формам социального поведения.

В результате освобождения крестьян,последовавшего затем имущественного расслоения в крестьянской среде, а такжепод влиянием революционной пропаганды одновременно сократилась социальнаядистанция между сословиями и в крестьянской психологии повысилась оценкавозможностей достичь принципиально иного материального и социального положения,возросли социальные ожидания. Несомненное влияние на этот процесс оказало иусложнение социальной структуры российского общества, изменившее состав ихарактер референтных компаративных групп, находившихся в «когнитивном поле»крестьян (например, сельская буржуазия). Все эти факторы оказали мощное влияниена участие крестьянства в политических событиях 19051917 гг.

Выведенные преимущественно социологическимиметодами положения теории относительной лишенности находят опору и в некоторыхобщепсихологических концепциях мотивации. Это относится прежде всего кисследованиям по динамике потребностей, связанным с именем одного из крупнейшихпсихологов первой половины XX в. Курта

81

Левина (начинавшего свою деятельность вГермании и продолжившего ее в США). Левин сформулировал свою теорию задолго доРансимена, совершенно иным научным языком и на ином эмпирическом(лабораторно-экспериментальном) материале. Тем интереснее очевидная близость ихвыводов.

Значение работ Левина и его школы дляпонимания мотивационных процессов состоит прежде всего в том, что в них даетсясистематизированное и формализованное описание механизмов воздействия внешнихобъектов - предметов потребностей - на их динамику. Его интересовали главнымобразом факторы, определяющие «силу», интенсивность конкретных,предметных потребностей. Одним из центральных в анализе этих факторов являетсявведенное Левиным понятие «дистанция». Этим термином характеризуется всущности когнитивное образование - представление субъекта о доступности емупредмета потребности. Полная недоступность означает, что психологическаядистанция до цели непреодолима, в этом случае актуальная потребность в данномпредмете не возникает (или, добавим, подавляется, вытесняя ее в сферу мечты илив подсознание). Потребности устремляются лишь к объектам, воспринимаемымсубъектом как относительно доступные, отделенные от него преодолимымидистанциями. Эта устремленность сохраняется до тех пор, пока объект не присвоенсубъектом; она образует специфическую психическую напряженность.

В концепции американского психолога Д. МакКлелланда некоторые идеи Левина получили дальнейшее развитие. Обосновывая своютеорию «мотивации достижения», Мак Клелланд и его сотрудники доказали,что сила мотива максимальна, когда трудности достижения цели (дистанция, потерминологии Левина) обладают «средней» величиной. Чем меньше трудность по отношению к некоему среднемууровню, чем более достижимым представляется объект, тем слабее напряженность итем, следовательно, меньше интенсивность потребности. Уровень достижимостипредмета потребности, который Левин измерял «дистанцией», может бытьтакже выражен понятием «барьер». Низкий барьер означает легкость, высокий- значительную трудность достижения объекта потребности.

Привлекательность предмета потребности дляее субъекта Левин назвал термином «валентность». Его концепция и теория«мотивации достижения» подводят к выводу, что наибольшей валентностью обладаютобъекты, отделенные от субъекта барьерами средней величины; валентностьослабевает как со снижением, так и с повышением барьера19.

Действие психологических механизмов,описанных Левиным, нетрудно проследить на материале динамики массовыхпотребностей физического существования и их экстраполяции на уровеньсоциальнополитической психологии. Снижение и рост социальных ожиданий, о

19 LevinК. Vorsatz, Wille und Bedurfnis. В., 1926; McClelland D.C. and oth. Theachievement motive. N.Y., 1953; Arkes H.R., Garske J.P. PsychologicalTheories of Motivation. Monterey, 1977. Ch. 7, 8.

82

которых говорится в работе Рансимена, - этона социологическом и социально-психологическом языке - то же, что снижение иповышение барьеров на языке психологии Левина.

Из новейшей истории Западной Европы иСеверной Америки известно, что кризисные экономические ситуации (в 20-30-х и7080-х годах) снижали уровень социальных требований массовых слоев, побуждалиих психологически адаптироваться к ухудшавшейся ситуации. Эта адаптация -результат повышения барьеров, снижения оценки возможностей. Напротив, вусловиях экономического подъема или осуществления реформ, направленных наперераспределение в пользу трудящихся национального дохода, - реального илиожидаемого роста их «доли пирога» — требования масс, активность в их отстаивании резко возрастали. Нарубеже 60-70-х годов западные социологи писали даже о «революции растущихожиданий».

На высоту барьеров влияли также механизмвыбора групп соотнесения, причем этот выбор зависел как от уровня социальныхожиданий, так и от динамики групповой структуры общества: близости уровня итипа потребления различных групп, интенсивности межгрупповых социальных связей(межгруппового общения, горизонтальной и вертикальной социальной мобильности ит.п.). Так, в десятилетия после второй мировой войны формирование в западныхобществах среднего класса - социально-психологической общности, отдельныекомпоненты которой различались по уровню дохода, профессиональному исоциальному статусу, но сближались по типу культуры и образа жизни -способствовало выработке единого общественного стандарта потребительскихожиданий и вожделений.

Потребности в условиях социального хаоса:российская ситуация конца 80-90-х годов

Рассмотренные социально-психологическиемеханизмы в своеобразной форме проявлялись и проявляются в советском ипостсоветских обществах. Интересный материал и анализ, относящийся к динамикепотребностей советских людей в годы перестройки, можно найти, например, вработе B.C. Магуна и А.З. Литвинцевой20. Она основана на опросах молодежи - школьников старших классов иучащихся ПТУ, в основном семнадцатилетних юношей и девушек. Исследованияпроводились в 1985 г. в Киеве (только среди школьников) и в 1990-1991 гг. вМоскве. Конечно, мнения еще не вступивших в самостоятельную жизнь молодых людейне вполне репрезентативны для общества в целом, зато они позволяют выявитьтенденцию социально-психологических изменений, происшедших за 5-6 летперестройки, так сказать, в «чистом виде», ведь у молодежи, именно в этотпериод вышедшей из детства, сила инерции старых представлений проявлялась,несомненно, меньше, чем у людей среднего и особенно пожилоговозраста.

Исследование показало, что молодые люди,оканчивавшие школу в

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.