WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 58 |

Наименее развиты эти связи у групп,которые могут быть определены как типологические. Их общность - как, например,у тех же русских крестьян середины XIX в. - выражается главным образом втипологическом сходстве социальных, социально-психологических и культурных чертвходящих в них людей. Их групповые связи замыкаются в основном в рамкахнепосредственной социальной среды семейной, локальной. У таких групп могут бытьобщие культура, морально-этические нормы и ценности, обыденная жизненнаяфилософия, но у них нет институтов и организаций, способных представлять их наобщественно-политической арене, нет и своей ориентированной на целенаправленноедействие системы социально-политических воззрений.

Более высоким уровнем развитиявнутригрупповых связей отличаются идентификационныегруппы. Эти группы обладают групповым самосознанием:они идентифицируют себя как общности социэтального,национально-государственного или регионального масштаба, у входящих в них людейимеются определенные (хотя и различные) представления об общегрупповыхинтересах и потребностях. Однако они не владеют механизмами и процедурамисистематизации этих потребностей и интересов, их «перевода» на языксоциально-политических программ и концепций, формирования в своих собственныхрамках общностей, способных действовать на социэтальной и политической арене.Настроения и потребности таких групп учитываются различными политическимисилами и используются в политической борьбе, но сами они отчуждены от всех этихсил, не делегируют защиту своих интересов какой-либо из них. К данному типуотносится большинство массовых социальных групппостсоциалистического российского общества - преждевсего рядовые наемные работники, но также и частники — предприниматели, которые в своембольшинстве не определились в социэтально-политическом пространстве, не верятни государственной власти, ни партиям, не имеют представительных и влиятельныхкорпоративных организаций.

Высшего уровня внутригрупповых связейдостигают группы, обладающие качеством солидарности.Оно выражается в том, что большая или, во всякомслучае, значительная часть группы проявляет способность к объединению на общейидейно-политической платформе и формированию своих собственных институтов иорганизаций. Таким уровнем общности обладают во многих странах различные слои

245

предпринимателей, некоторыеэтнонациональные группы. В современной России к этому уровню ближе всегоосновная часть государственной бюрократии: ее платформой, правда, нигдеполностью и открыто не сформулированной, является защита своих властныхпрерогатив; ей не надо создавать каких-то особых групповых организаций, так какона изначально организована самим аппаратом государства.

Предлагаемая типология, разумеется, весьмаусловна, ее задача - моделировать зависимость субъектообразующей функциигруппы от интенсивности и структуры внутригрупповых связей. В реальной жизниназванные типы редко существуют в чистом виде, скорее преобладают«промежуточные» группы, объединяющие черты «соседних» типов.

По сравнению с «объективными» массовымигруппами гораздо более развитыми субъектообразующими и иногда субъектнымикачествами обладают добровольные общественные и политические ассоциации.Поскольку они создаются ради достижения каких-то политических целей илисистематического отстаивания определенных социальных интересов, целеполагание ицеленаправленная деятельность - необходимое условие их существования. Однаковопрос о том, насколько такие ассоциации могут выступать в роли массового субъекта, не имеетоднозначного ответа - вернее, он зависит от конкретных ситуаций.

Это хорошо видно на примере политическихпартий. В обществах, где существует политический плюрализм, они представляютсобой добровольные ассоциации, обладающие довольно сложной, многоуровневойструктурой. Если говорить только о крупных, имеющих массовое влияние партиях,их политика осуществляется на основе взаимодействия таких малых, средних ибольших групп, как лидеры, актив, партийный аппарат и масса относительноустойчивых сторонников и избирателей. В партиях с фиксированным членствомпросто сторонники отличаются от обладателей партийных билетов. Субъектныекачества ярко выражены у лидеров, актива, партийных деятелей разного уровня,что же касается рядовых членов партий, дело обстоит по-разному. В партиях,требующих от своих членов высокого уровня политической мобилизованности идисциплины (например, в организованных по принципу «демократическогоцентрализма» массовых компартиях), рядовые партийцы активно участвуют вполитической деятельности. В других массовых партиях членство носит чистоформальный характер (например, в британской лейбористской партии, в которойсуществует коллективное членство профсоюзов, рядовые члены последних чаще всегоникак не участвуют в партийной работе). Такие пассивные или формальные членыпартий, как и массы сторонников и избирателей, представляют собойсубъектообразующие группы: чтобы сохранить их поддержку, партийное руководстводолжно учитывать их настроения и позиции по конкретным политическим проблемам,но они не являются активно действующими лицами на политической сцене. Такие жеразличия существуют и между массовыми неполитическими общественнымиорганизациями: одни из них отличает высокая массовая актив

246

ность, в других масса выполняет функциюпассивной (и не всегда устойчивой) «базы поддержки» активного ядра.

Движения как субъект социально-политическойпсихологии

Означает ли все сказанное выше, что массового группового субъекта социально-политической психологии, общественного и политическогодействия вообще не существует Напротив, можно утверждать, что такой субъект нетолько вполне реален, но и играет ключевую роль во всем общественномразвитии.

Ими являются массовыесоциальные и политические движения. Выше проблемыдвижений затрагивались в связи с вопросом о психологии их активистов. Теперь жепопытаемся дать краткую характеристику социально-психологических параметровданного феномена.

Один из наиболее известных исследователейсоциальных движений французский социолог А. Турен считает их действующимилицами («актерами») процесса самопроизводства общества. Смысл этой идеизаключается в том, что движение есть такая форма коллективной деятельности,посредством которой социальные общности устанавливают, по выражению Турена,«контроль над историчностью», т.е. вмешиваются в ход истории. Этовмешательство становится возможным потому, что социальные движения носятконфликтный и наступательный характер: они оспаривают те или иные параметрысуществующих общественных отношений и культурных моделей и тем самым выступаюткак факторы изменений13.

Социальные движения являются массовымгрупповым субъектом, хотя они и не подходят под определение группы как имеющейопределенные границы и относительно устойчивой общности людей. Общность,охватываемая движением, обычно чрезвычайно подвижна: состав его участниковпостоянно меняется, то расширяясь, то сужаясь; форма его существования - болееили менее спорадические акции, которые могут многократно возникать ипрекращаться в течение более или менее длительного времени, но могут быстро инеобратимо пойти на убыль, затухнуть вместе с самим движением. Эти чертыдвижения объясняются их массовым характером: масса не в состоянии вся фазу и втечение длительного времени отдаваться общественной или политическойдеятельности.

Вместе с тем именно эти особенностидвижений позволяют им выступать в роли подлинного массового субъекта и факторасоциальнополитических изменений. Движение - это действие, а действие, в которомнепосредственно участвует масса, способно оказать гораздо более сильное ибыстрое влияние на ситуацию, чем пассивные, институциональные формывовлеченности масс в общественно-политическую жизнь (как, например, голосованиена выборах). Движение выражается в таких действиях, как забастовки,демонстрации, митинги, и если масса их участников достигает некоей критическойточки, в стране,

13 См.:Турен А. Введение кметоду социологической интервенции // Новые социальные движения в России. С. 9-10.

247

городе или регионе возникает принципиальноновая психологическая атмосфера, которая становится самостоятельным факторомполитических решений.

Мы не можем здесь обстоятельнорассматривать социально-психологические механизмы динамикиобщественно-политических движений, их мотивационные, когнитивные, аффективные идругие аспекты14.Социология и социальная психология общественных движений - весьма широкоенаправление научных исследований, в его рамках сформировалось немало школ иконцепций. Стоит отметить, что попытки обосновать некую общую теорию движенийили их типологию наталкиваются на трудности, связанные с чрезвычайныммногообразием этого феномена. История знает как движения, ориентированные надостаточно определенные программные цели, так и таких целей не имеющие,выражающие лишь протест против тех или иных институтов, социальных явлений;движения «против» и движения «за»; хорошо организованные и стихийные. С точкизрения рассматриваемого здесь вопроса о групповых субъектахсоциально-политической психологии, важно прежде всего понять, чем движениепсихологически отличается от других видов массовых общностей и как оносоотносится с другими ее субъектами.

В отличие от социально-экономических,культурных, региональных, этнических, профессиональных групп, движениепредставляет собой общность, объединенную общим действием. Такое действиеозначает сближение людей, интенсификацию социально-психологических связейобщения между ними, причем связей, не «заданных» обстоятельствами, ненавязанных общей судьбой, но конструируемых ими самими. В движениях проявляютсяне только те конкретные потребности и интересы, которые приводят к ихвозникновению, но и глубинная социально-интегративная потребность, присущаячеловеку. Мы видели ее проявление у активистов движения, но и основная масса ихучастников испытывает то же ощущение слитности с большей общностью людей,способной «действовать вместе», активно вмешиваться в ход событий. Вдвижении личность на какое-то время преодолевает свою изоляцию, отчуждение отдругих, незнакомых людей и в то же время возрастает ее чувство социальногодостоинства - человек ощущает себя частью коллективной силы. С этим связан тотповышенный эмоциональный тонус, который обычно характеризует массовыеакции.

Массовое движение может возникать какпринципиально новая общность, черпающая своих участников из различныхсоциальных групп, и может быть связана генетически с интересами какой-тоопределенной социальной или этнической группы. Примером движений первого типамогут служить экологические движения, второго

14 Вотечественной литературе психологии общественных движений посвящен большойраздел книги А.И. Юрьева «Введение в политическуюпсихологию». См. также: Дилигенский Г.Г.Феномен массы и массовые движения // Рабочий класс исовр. мир. 1987. № 3.

248

Субъектообразующие и субъектные общности:генетические и структурные связи

массовое рабочее движение. По отношению кнему рабочий класс является субъектообразующей группой. Другие субъектысоциальнополитической психологии - партии, группы активистов могут бытьзачинщиками и организаторами движений, а в других ситуациях создаются самимдвижением, представляют собой его продукты. Например, многие социал-демократические и коммунистические партии возниклииз рабочего движения, были его частью, и лишь затемотделились от него, превратились в самостоятельные политическиеинституты.

Различные виды связей - генетических иструктурных - между различными субъектообразующими, субъектными общностями идвижениями иллюстрируются приводимой ниже схемой (см. рис. 1).

В науке идут споры, совместима лидеятельность движений с их институционализацией. Многие исследователиутверждают, что движения и социальные и политические институты -взаимоисключающие феномены, превращение движения в институт убивает его, таккак лишает его главной сущностной характеристики - способности воплощатьсвободную, никем не контролируемую и не регулируемую творческуюсамодеятельность масс.

В действительности отношение междуинститутами или организациями и движениями, очевидно, определяется конкретнойситуацией. Отделение движений от институтов - прежде всего от политическихпартий - явление, типичное для стран со сложившейся и относительно устойчивойсоциальной и партийной структурой, где партии имеют налаженные связи ссубъектообразующими группами, что позволяет им представлять различныесоциальные интересы. В этих ситуациях движения как бы сигнализируют о проблемахи потребностях,

249

ощущаемых массами, но недостаточноосознанных политической элитой, и выступают «мотором изменений»: их напорзаставляет вносить коррективы в институциональную политику, а подчас приводит ик существенным изменениям в партийной структуре и в составе политической элиты.В случае превращения движений в институты это «разделение труда» нарушается, имассы теряют возможность непосредственного вмешательства в политику. В этойсвязи весьма характерны те мучительные сомнения и противоречия, которыеиспытывали в ряде стран движения «зеленых», когда перед ними возниклаперспектива превращения в обычные парламентские партии.

Иная ситуация складывается в тех странах,где в связи с процессом ускоренной модернизации или перехода от государственнойк рыночной экономике происходит бурная ломка старых структур и далеко еще незавершившееся формирование новых. В этой ситуации еще нет условий дляфункционирования партий, обладающих устойчивыми социальными связями, ивоздействие массовых слоев на политику может осуществляться в основном в формесоциально-политических движений. Если существующие в этих странах партии несвязаны с такими движениями, они превращаются в не имеющие сколько-нибудьустойчивой социальной базы группки политиканов, занятых борьбой за власть инеспособных к проведению устойчивого политического курса. Чтобы выжить иприобрести статус реальной политической силы, партии, действующие в подобнойситуации, нередко стремятся подвести «под себя» массовые движения, мобилизацияпутем организации массовых акций потенциальных сторонников заменяет иморганизованную систему связей с обществом. В посттоталитарной России такиепопытки - в основном не особенно успешные - инициирования массового движенияособенно характерны для национал-патриотических и коммунистическихгруппировок.

В ряде стран третьего мира феномен«партии-движения» стал типичной чертой политической жизни; характерно, чтомногие ученые из этих стран решительно отрицают дуалистический тезис «илидвижение, или институт», отстаиваемый западными социологами.

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.