WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 58 |

Подобное психоаналитическое анатомированиесобственных национальных лидеров приобрело широкое распространение вамериканской литературе. Так, в одной из биографий Р. Никсона этот президентописывается как невротик, одолеваемый страстью к самоутверждению, страхомсмерти и потребностью в эмоциональном враге, что порождало у него склонность кпровоцированию политических кризисов, подозрительность, социальную изоляцию итрудности в принятии решений16.

Можно по-разному оценивать адекватностьподобных выводов. В американской политической психологии психопаталогическийподход к феномену лидерства вызвал серьезные возражения. Один из ее видныхпредставителей Р. Лэйн даже выдвинул в противовес этому подходу тезис, всоответствии с которым успешно действующими демократическими политикамистановятся люди со здоровой, уравновешенной психикой17. В любом случае было бы невернонедооценивать значение бессознательных внутрипсихических конфликтов в развитиии укреплении потребности во власти и различных черт личности, проявляющихся вее осуществлении.

С точки зрения изложенной в главе IIконцепции базовой напряженности психики, доминирование этой потребности вличностной мотивации можно рассматривать как следствие дефицита позитивныхпсихосоциальных связей личности, ее общности с другими людьми. С этим дефицитомчасто взаимосвязано одностороннее, гипертрофированное развитиеиндивидуалистических или эгоцентрических амбиций; для одинокой социальноизолированной личности особо острой, настоя

14 Lasswell H.D. Psychopathology andPolitics. N.Y., 1930; Idem. Power and Personality. N.Y., 1948.

15 George A.L., George J.L. Woodrow Wilsonand Colonel House: A Pesonality study. N.Y., 1956.

16 Sears D.O.Political Psychology // Annual Review of Psychology/ Ed. M.R. Rosenzweig, L.W. Porter. Palo Alto(Calif.), 1987. Vol. 30. P. 231-232.

17 Lane R.E. Political Life: Why People GetInvolved in Politics. Glencoe, 1959.

204

тельной является потребность всамоутверждении. Поскольку оно возможно лишь в отношениях с другими людьми,гипертрофированноиндивидуализированная личность ищет путь к самоутверждению вгосподстве, власти, контроле над ними. Дефицит эмоционально позитивныхотношений - любви, сочувствия - в раннем детстве может стать первичным звеномвсей этой цепочки причин и следствий и превратить в конце концов страсть квласти в доминирующий мотив личности18. Соответствующие наблюдения политических психологовпредставляются достаточно убедительными: не только в Америке неблагополучие вродительской семье - типичная черта биографий наиболее властолюбивых иавторитарных политиков.

Впрочем, для объяснения этой черты невсегда нужно обращаться к детским годам. Участие в борьбе за политическуювласть нередко бывает результатом неудовлетворенного самолюбия вполне взрослыхлюдей, отсутствия успеха и низкого профессионального статуса в первоначальнойсфере деятельности. Такими людьми в значительной мере наполняласьпартноменклатура КПСС, а в годы перестройки в политику хлынули профессора идоценты, научные работники и инженеры, не сумевшие по тем или иным причинамполучить признание и выйти на первые места в своей области.

Конечно, среди них были люди с различнымимотивами, но та легкость, с которой впоследствии многие из них меняли своиполитические позиции, показывает, что чисто «статусная» карьерная потребностьбыла достаточно типичной для этого поколения российских политиков.

Конкретные исследования да и тот жездравый смысл показывают, что властолюбие или карьеризм далеко не всегдаявляются единственными или главными движущими силами вхождения человека вполитику и его дальнейшей деятельности в данной сфере. Политики, воплощающиеподобную мотивацию, так сказать, в «чистом», законченном виде, обычнолегко распознаются общественным мнением (или хотя бы наиболее проницательнойего частью) и как бы выделяются им в особую категорию. Ибо таких деятелейотличают явные черты поведения: цинизм, вероломство, неразборчивость всредствах, жестокость. В политологии и политической психологии их относят кмакиавеллическому типулидеров (по имени флорентийца Николо Макиавелли, рекомендовавшего в XVI в.именно такую линию поведения современным ему властителям).

Современные американские исследователиразработали коэффициент измерения уровня макиавеллизма, основанный на такихпоказателях, как слабая роль эмоций в межличностных отношениях, пренебрежениеконвенциональной моралью, отсутствие идеологических убеждений, наслаждение,получаемое от манипулирования другими людьми.

18 Существуют,например, специальные исследования, выясняющие связь стремления человека к лидерству с отсутствием в его семье отца в раннемдетстве.. Cutron M.V., Marvick E.W. Family Experience and Political Leadership. An Examination ofAbsent Father Hypothesis // International PoliticalScience Review. 1989. Vol 10. N 1. P. 63-71.

205

Наиболее благоприятными для проявлениямакиавеллизма считаются ситуации, в которых политик обладает относительнойсвободой действий в определенной сфере, например, если он возглавляетведомство, обладающее относительно высоким уровнем автономности вгосударственном аппарате. Именно таким, по мнению некоторых американскихисследователей, было положение Г. Киссинджера в администрации Никсона, что ипозволило расцвести пышным цветом макиавеллическим чертам этогодеятеля19.

За пределами американского контекстаситуации, благоприятные макиавеллизму, легко обнаружить в условияхтиранических, абсолютистских и тоталитарных режимов. А также в обстановкекрупных революционных катаклизмов, когда разрушены старые и еще не возниклиновые «нормы-рамки» политической деятельности. Генри Киссинджер выглядитбогобоязненным монахом по сравнению с такими отечественными воплощениямимакиавеллизма, как Сталин, Берия или Андропов. Именно специфика иограниченность исторических (или административно-управленческих) условий, вкоторых проявляются деятели макиавеллического типа, показывают, чтогипертрофированное властолюбие не может рассматриваться как единственновозможная мотивация лидерства.

С этой точки зрения особый интереспредставляют мотивы революционных лидеров. Эта проблема кажется достаточносложной. С одной стороны, обстановка революционного подполья, жесткойдисциплины и конспирации создает предпосылки«вождизма» и революционного макиавеллизма (попринципу «цель оправдывает средства»), воплотившегося в русской истории вфеномене нечаевщины и разоблаченного в «Бесах» Достоевского. С другой стороны,невозможно отрицать, что для многих революционных лидеров исходным мотивом ихдеятельности были бескорыстные мотивы борьбы за свободу и народное благо,которые в России утвердились в культуре и ценностных ориентациях разночиннойинтеллигенции. Исследователи, принадлежащие к психоаналитическому направлению,склонны видеть в таких мотивах лишь рационализацию личных неосознанныхстрастей, но это трудно доказать в каждом конкретном индивидуальном случае. Вто же время очевидно, что наиболее революционные течения - и прежде всегобольшевизм - по мере своего становления, развития и особенно приобщения кборьбе за власть и ее осуществлению неизбежно порождали макиавеллический типлидерства.

Ленин, по свидетельству знавших его людей,был чрезвычайно авторитарным, властолюбивым человеком не только в политике, нои в быту, однако трудно доказать, что только стремление к власти заставилоюного Владимира Ульянова засесть за труды Маркса и детально исследоватьразвитие капитализма в России. Читая «Тюремные тетради» Антонио Грамши,проведшего многие годы жизни и погибшего в фашистских застенках, невозможноповерить, что к напря

19 Christie R., Gets F.L. Studies in Machiavellianism.N.Y., 1970; Elms A.C. Personality in Politics. N.Y., 1976.

206

женному интеллектуальному творчеству, кпоиску новых ответов на проблемы теории и практики революции его побуждала хотябы и неосознанная страсть к власти.

Возможно, у многих революционных лидеровпотребность во власти развивается и укрепляется не с раннего детства, а подвлиянием тех лидерских ролей, которые они приобретают в революционном движении.Реальная власть, сначала над ближайшими сторонниками, а потом и над болееширокой массой, превращается у них в способ самовыявления и самоутверждения, впотребность и устойчивую установку. Такая динамика в общем не противоречитсовременным научным представлениям о мотивации.

Важно иметь в виду, что политика - далеко не единственнаяи даже не самая благоприятная сфера для удовлетворения потребности во власти. Вдемократическом «рыночном» обществе власть промышленного и финансового магнатаили менеджера крупной компании во многом не уступает, а по показателюустойчивости превосходит власть политического лидера. Люди, посвятившие себяполитике, прекрасно знают, что лишь немногие из них достигнут верхних этажейполитического здания, где индивид (президент, премьер, министр, партийныйлидер, губернатор) является носителем реальной власти; даже члены высшихзаконодательных органов обладают лишь властью коллективной, вряд ли способнойудовлетворить сильное личное властолюбие. Кстати, эмпирические исследования,проводимые среди западных законодателей, не обнаруживают у них подобноймотивации. Все это подтверждает многообразие и сложность мотивации политиковвообще и политических лидеров в частности.

Иерархия мотивов

Это многообразие констатируется и в современныхконцепциях психологии лидерства. Так, кроме потребности во власти и вкомпенсации неосознанного психического дискомфорта в качестве мотивов лидеравыделяются его убеждения и стремление решить какую-то политическую проблему(например, вывести страну из кризиса); чувство долга; потребность в одобрении иуважении со стороны других людей; в статусе и признании; те требования(«вызов»), которые предъявляет к лидеру занимаемое им положение20.

По другой классификации, основанной наисследованиях психологии американских президентов, мотивацию лидеров могутопределять три доминирующих потребности: во власти, в достижении цели (илиуспехе) и во внутригрупповых связях, в любви, дружбе, в общем в позитивныхмежчеловеческих отношениях21.

Нетрудно заметить, что как бы никлассифицировать мотивы лидерства, все они, как правило, не являютсявзаимоисключающими; все или почти все могут сочетаться в психологии одного итого же человека.

20Herrmann M.G.Op. cit. P. 175.

21 Winter D.G.The power motive. N.Y., 1976: Barber J.D. The prsidential character.Englewood Cliffs(NJ), 1977; Herrmann M.G.The psychological examination of Political leaders.N.Y., 1977; Simonton D.K.Op. cit. P. 675-677.

207

Так потребность во власти чаще всегосовпадает с потребностями в статусе, в одобрении, признании и уважении состороны других людей; лидер-властолюбец в процессе осуществления власти и частов качестве способа реализации своего властолюбия может стремиться к достижениюкаких-то конкретных внутри- и внешнеполитических целей, решению определенныхпроблем. При этом в соответствии с общепсихологическими представлениями омотивации одни мотивы могут играть служебную, инструментальную роль поотношению к другим, выступать как потребности «второго ранга». Так,потребность в признании или успехе обычно обслуживает «содержательные»потребности - во власти, в достижении конкретных целей и т.д.

Анализируя психологию президента Клинтона,Ст. Реншон приходит к выводу, что ее отличает чрезвычайно высокий уровеньуверенности в себе и в правильности своих действий, доходящий досамоидеализации, стремление к достижению поставленной цели. В то же время -потребность «быть с людьми», иметь друзей, получать от них моральноеподкрепление своим планам и действиям, одобрение. Эти качества обусловливаютвесьма высокую политическую активность Клинтона, склонность к выдвижению всеновых инициатив. По мнению Реншона, с этим связаны определенные опасности,поскольку общество и его институты не смогут абсорбировать слишком много новыхинициатив22. Другойисследователь - Ф. Гринстейн полагает, что Клинтон поведет страну кпринципиально новым целям в области внутренней политики23.

Смысл классификации лидерских мотивовсостоит, очевидно, не в том, чтобы классифицировать в соответствии с нейреальных лидеров (приписывая каждому какой-то один из них), но в выявлении в ихпсихологии относительной силы различных мотивационных тенденций, их иерархии.Иерархию же эту можно выстроить лишь на основе анализа ситуаций выбора - когдаодни мотивы приходят в конфликт с другими: в этих случаях «победивший» мотивхарактеризует психологию лидера в большей мере, чем «побежденный» илиотброшенный им, и можно утверждать, что первый занимает более высокоеиерархическое место в мотивации данного деятеля. Например, о деятеле,стремящемся к власти, но не способном ради этого стремления совершать действия,которые могут снизить его моральный престиж, уважение или любовь к немуокружающих, можно справедливо сказать, что властолюбие не является егодоминирующим мотивом.

Важно также учитывать, что самавозможность конфликта мотивов обусловлена объективной ситуацией, в которойнаходится лидер, особенно его место в отношениях власти. Политик, который ещене имеет реальной власти, но стремится заполучить ее, подвержен во многом иныммотивационным импульсам, чем уже обладающий властью и прочно удерживающий ее.Французский президент Ф. Миттеран

22 Renchon S.A.A Preliminary Assessment of Clinton Presidency //Political Psychology. 1994.Vol. 15. N 2, June. P. 377-388.

23 Greenstein F.I. Two Leadership>

208

на ранних этапах своей политическойдеятельности выглядел не особенно принципиальным и не слишком разборчивым всредствах деятелем, озабоченным главным образом поиском своей политическойниши, карьерой. В 60-е годы политическая обстановка во Франции сложилась такимобразом, что Миттеран - в частности из-за неприязненных личных отношений с деГоллем оказался наиболее удобным кандидатом на роль «первого лица» нараставшейантиголлистской оппозиции. Приобретенный таким образом имидж объединителя левыхсил позволил ему возглавить перестраивающуюся после тяжелого кризисаСоциалистическую партию, а в 1981 г. - победить на президентских выборах.Последовавшее через 7 лет в совершенно иной политической обстановкепереизбрание на новый срок придало редкую устойчивость его позициям: те мотивы,которыми направляется деятельность французского президента в конце 80-90-хгодах обеспечение стабильности и мира в стране и за ее пределами - весь егоспокойный, уравновешенный и уверенный стиль очень мало походят назасвидетельствованное политической хроникой 50-х годов «стремление наверх» неслишком удачливого депутата Миттерана. Не менее известны, однако, (иприведенные выше) другие примеры - когда достижение высшей власти усиливаетпатологический страх ее утерять и этот страх становится доминирующим мотивомлидера.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.