WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 58 |

Если рассмотреть, например, первый горизонтальный разделматрицы, можно заметить, что в его «когнитивном» подразделе представленыразличные, существующие в современном общественном сознании способытипологизации общественных систем: 1) формационный; 2) основанный на критерияхсвободы и демократии и 3) на уровне технико-экономического развития общества.Последний способ типологизации в условиях современного обострения экологическойпроблематики и угрозы термоядерной катастрофы все чаще связывается и сливаетсяс критериями «естественности» и гуманности - гармоничных отношений общества иприроды, способности общественной системы реализовать приоритеты выживания,физического и морального здоровья человека. Каждый из этих способовтипологизации не является чисто объективистским, ценностно нейтральным,предполагает предрасположенность к определенной ценностной ориентации. Люди,верящие в формационный принцип классификации обществ, скорее всего оппозиционныкапитализму и принимают социалистические ценности в том или ином их вариантеили по меньшей мере считают равенство и социальную справедливость приоритетнымипринципами общественной организации. Для сторонников капитализма, даже если онии признают правомерность понятийной пары «капитализм-социализм», все жепсихологически более значимым является противопоставление «свободных» и«тоталитарноавторитарных» (отождествляемых с социализмом) обществ.

Типологизация на основе уровнятехнико-экономического развития общества, на первый взгляд, менее идеологична,но и она коррелируется с определенными ценностными ориентациями. Правда, вданном случае эта корреляция неоднозначна: один и тот же когнитивный компонентможет соответствовать противоположным идейно-ценностным установкам. Делениеобществ на доиндустриальные, индустриальные и постиндустриальные одинаковозначимо и для «технократов», видящих в техническом прогрессе иэкономическом росте генеральный путь к решению всех проблем человечества, и для«гуманистов» и «экологов», акцентирующих антигуманные последствия этихпроцессов.

Ряд ценностей, включенных в 1-й разделматрицы, вообще не имеет явного отношения к абстрактно-теоретическойтипологизации обществ. Объектом соответствующих установок является не типобщественного устройства - формы собственности и власти, но принципыорганизации, функционирования и развития данной общественной системы. Этиценности фиксируют выбор между приоритетами порядка, дисциплины, стабильности,верности традициям, жест

164

ко иерархической организации власти исвободной от жестких правил и социального принуждения жизнедеятельности людей,инициативы, добровольности, постоянного обновления, неинституциональной инеформализованной «прямой» демократии. Соответствующие системы ценностей наЗападе обычно обозначаются как консервативная и либеральная, существуют они ипри «реальном социализме». Западные консерваторы и либералы могут бытьодинаково привержены принципам частной собственности, свободной конкуренции ипарламентской демократии, а «социалистические» - государственной собственности,планированию и «партийному руководству».

«Независимость» консервативно-либеральногоспектра ценностей от обобщенных представлений о типах общественного устройствавместе с тем далеко не полная. «Социалистические ценности» Горбачева - нечтосущественно иное по сравнению с социализмом Сталина и СусловаБрежнева. Те, ктохочет реформировать существующие институты и отношения, нуждаются в каких-токогнитивных ориентирах реформирования, и в качестве таких ориентиров нередковыступают идеи или опыт альтернативных общественных систем. Западные либералы иреформаторы в те времена, когда социализм был еще не общественным строем, ноидеологическим проектом и социальным движением, исходили из необходимостиответить на «социалистический вызов». А позднее придумали теориюконвергенции - объединения «сильных сторон» капитализма и социализма. Хрущев иГорбачев, проводя свои реформы, призывали учесть «положительные стороны»западного опыта. Соответствующие тенденции проявлялись и на уровне массовогосознания. Характерно, что в ситуациях, когда знаний об альтернативных системахи соответствующих им ценностям по тем или иным причинам не существует,социально-политическая психология испытывает дезориентацию, возникает острыйдефицит общественных целей.

Психология кризиса

После краха «реального социализма» и надежд на егогуманизацию, на конвергенцию противоположных систем такой дефицит ощущаетзападное общество. С ним связаны концепции «конца истории»: в обстановкеотносительного экономического благополучия и беспрепятственного техническогопрогресса, краха «формационного» соперника теряется цель дальнейшегоисторического движения. В постсоциалистических обществах, особенно вреспубликах бывшего СССР когнитивный кризис носит намного более острыйхарактер. Потерял былое значение выбор между социализмом и капитализмом:социализм изжил себя, а ориентация на «капиталистические» ценности свободногорынка, экономической и политической демократии, как бы они ни былипривлекательны для многих, не приносит и, очевидно, не принесет в обозримомбудущем «капиталистического» процветания; пока она сопряжена для многочисленныхгрупп общества с лишениями и бедствиями. В этих условиях установки высшегоуровня, обобщающие основные принципы общественного устройства, в большой мереобессмысливаются. Понятия «капитализм-социализм», «демократия -диктатура»

165

слабо воспринимаются в основной толщеобщественного сознания, ибо никак не соотносятся с реалиями повседневной жизни.Эти реалии - цены и доходы, богатство и бедность, власть сильных ибогатых, произвол, насилие и преступность, этнические противоречия и конфликты- вытесняют из общественной психологии знания и ценностиабстрактно-идеологического ряда. Ускорение деструктивных, энтропийных процессовво многих сферах экономической и социальной жизни сосредоточиваетпознавательные интересы людей на проблемах стабильности и порядка, решающееценностное значение приобретает преодоление этих процессов, угрожающих ихбезопасности, жизненному уровню и социально-профессиональномустатусу.

В ноябре 1993 г. 82% опрошенных россиянназвали наиболее тревожащей их проблемой российского общества рост цен, 64,7 -рост числа уголовных преступлений, 47,2 - кризис экономики и спад производства,38% - рост безработицы. По сравнению с этими проблемами все, что удалено отповседневной жизни, - как общие принципы социально-экономической системы, так иполитическая сфера - представляется намного менее значительным. Так, уход отидеалов социальной справедливости тревожил лишь 8,6% респондентов, обострениенациональных отношений - 14,4, конфликты в руководстве страной 19,8, конфликтына границах России - 15,2%. В собственно политической области наиболее значимойдля россиян была проблема слабости, беспомощности государственной власти (еевыделили около 28%).

Если отдельно рассмотреть центральную длямассовой психологии россиян установку на стабильность и порядок, ее структурабудет выглядеть примерно следующим образом. «Силу» этой установки определяетпсихологическое состояние людей, порождаемое повседневным жизненным опытом, атакже пессимистическим и тревожным социальным «климатом», поддерживаемым,в частности, средствами массовой информации. О том, каким в рассматриваемыйпериод было это состояние, свидетельствуют данные тех же опросов. В октябре1993 г. 69% опрошенных испытывали неуверенность в завтрашнем дне, 67,8% - нечувствовали себя в безопасности на улице, в ноябре у половины респондентов впредшествующие опросу дни преобладали настроения напряжения, раздражения илистраха, тоски. Отсюда острая потребность в надежности, уверенности в жизни,которая выразительно подчеркивается выявленными тем же опросом предпочтениями ипсихологическими «дефицитами». Большинство опрошенных было в октябреудовлетворено своим положением в обществе, семейной жизнью, здоровьем и кругомобщения, 43% - работой (неудовлетворено - 22), жизнь большинства (62,5%)осложнена низкими доходами и 68,7% не надеялись на улучшение своегоматериального положения в ближайшие полгода. Если бы можно было выбирать,половина предпочла бы гарантированные, стабильные, но невысокие доходы и лишьпятая часть высокие доходы, но без гарантий на будущее.

Ведущая для большинства личная потребностьв экономической стабильности и физической безопасности порождаетсоответствующую

166

ей приоритетную социально-политическуюценность. Она усиливает традиционную для советского общества когнитивнуюустановку, возлагающую основную ответственность за макроэкономические имакросоциальные явления на государственную власть. В октябре 1993 г. на вопросо силах, способных вывести Россию из кризиса, 42% опрошенных ответили «сильное,властное руководство страной», 11% указали на местные власти и еще третьне смогла найти в российском обществе таких сил. Лишь незначительноеменьшинство (немногим более 10%) сочли, что страну могут вывести из кризисасобственно экономические действующие лица (руководители государственныхпредприятий, предприниматели, «такие люди, как мы»).

Было бы неверно думать, что россиянеполностью равнодушны как к проблематике социально-экономического строяобщества, так и к его влиянию на переживаемую ситуацию. Однако по причинеупомянутого выше когнитивного вакуума, дискредитации старых (социалистических)и абстрактно-декларативного характера новых (рыночных) ценностей уверенный инеобратимый выбор между ними крайне затруднен. В октябре 1993 г. на вопрос«Какая экономическая система на Ваш взгляд лучше» одна треть респондентов несмогла ответить и еще по одной трети дали альтернативные ответы: экономика,основанная на государственном планировании и на рыночных отношениях. Эти данныепоказывают, что у большинства общие мировоззренческие (социалистические ирыночно-капиталистические) установки слабо соотносятся с видением причинкризиса и путей выхода из него. Если допустить, что группа сторонников рыночнойэкономики в значительной мере совпадает с тем меньшинством, которое в ходеопросов относительно оптимистично оценивает свое экономическое положение ипсихологическое состояние, то большинство настроенных пессимистически инегативистски, колеблется между мировоззренческим вакуумом и ностальгией посоциализму.

Черпая представления о способах выхода изкризиса из старого когнитивного багажа, большинство россиян не находили всегодняшней политической действительности никого, кто мог бы осуществить этотвыход. В ноябре 1993 г. лишь пятая часть опрошенных считала, что выходу изкризиса способствует деятельность президента страны, 19% - правительства, 12% -местных властей25- Такимобразом, когнитивный и ценностный компоненты установки на сильнуюгосударственную власть как гаранта социально-экономической стабильностивступили в конфликт со знанием о реальной власти. Наряду с накопившимсяпротестом и возмущением этот конфликт, видимо, был одной из важнейших причинмассированного голосования на декабрьских выборах 1993 г. за Жириновского.Решающими преимуществами этого деятеля перед соперниками были, во-первых,успешно сформированный им образ «силы», «решительности» и, во-вторых,афишируемая несвязанность с нынешней «слабой» или какой-либо прошлой властью.

25 Все данныеопросов октября-ноября 1993 г. см.: Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1994. № 1. С.36-65.

167

По сравнению с этими преимуществамисобственная идейно-политическая платформа Жириновского не имела особогозначения для большинства избирателей.

Между эмоциями и сознанием

Изложенные наблюдения позволяют высказать предположение оведущей роли ценностных и аффективных компонентов установок в психологическихреакциях на социально-политические события и ситуации. Когнитивный компонентиграет роль «поставщика» материала для формирования содержания ценностей, но впроцессе этого формирования происходит отбор знаний, подгонка их под некий«психологический заказ». Этот «заказ на знания» представляет собой не чтоиное, как выражение потребностей субъектов психики. Ценности потому и играютроль «заказчика» по отношению к знаниям, что они суть осознанное выражениепотребностей. Однако и сами ценности, чтобы выполнить эту роль, должныподвергнуть себя сортировке и структурированию, выделить в себе компонентыболее и менее значимые для субъекта, отбросить в осадок то, что является длянего механическим заимствованием от других и не коренится в его собственных,переживаемых им потребностях.

Критерием такой сортировки и отбораявляются эмоции субъекта по поводу объектов, ситуаций и событий. В некоторыхсовременных психофизиологических концепциях подчеркивается роль эмоций как«сигнализатора» потребностей, наиболее непосредственного и непроизвольного,т.е. не контролируемого сознанием их выражения в психике26. Получается, что в определенномсмысле аффективные компоненты установок «главнее» ценностных и когнитивных.Подобная направленность внутренних структурных связей компонентов установки,очевидно, не является единственно возможной. Она действует прежде всего в техслучаях, когда источником потребностей является физиологический илипсихологический дефицит, не зависящий от сознания субъекта. Но бывают ситуации,в которых вполне осознанные идеологические и политические установки глубокоинтериоризированы субъектом, выражающие их ценности и знания образуютсодержание его собственных потребностей. В таких случаях сами эти ценности изнания являются источником эмоционального отношения к явлениямобщественно-политической жизни.

Именно по такой схеме строилась психологиямногих сторонников российской «непримиримой оппозиции», для которых любоенегативное явление в экономической и социально-политической жизни былосвидетельством пагубности антисоциалистической или «антипатриотической»политики властей. Социалистические и националистические ценности, обслуживающиеих когнитивные установки (о превосходстве социализма и «великомсоциалистическом прошлом», о самобытности, историческом призвании иимперских национальных интересах России, о «жидо-массонском заговоре» и т.п.) уидейных противников либераль

26 См.:Симонов П.В. Высшая нервнаядеятельность человека: Мотивационно-эмоциональные аспекты. М.,1975.

168

ных реформ первичны по отношению к ихэмоциональным реакциям на происходящее в стране.

Вместе с тем массовая неидеологическаяоппозиция либеральнореформистскому курсу, переросшая в ностальгию по социализмуи Советскому Союзу, питалась в значительной мере именно эмоциональнымиреакциями. Для сторонников же этого курса, в особенности из более образованнойи интеллектуально развитой среды первичным звеном политических установок частобыл когнитивный компонент - знание об экономической и социальнойэффективности свободных рыночных отношений.

Свобода или равенство

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.