WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 58 |

логий, основанных на жестких стереотипах инепримиримой взаимной конфронтации, стихийно-рациональные представлениярасширяют почву для идеологических тенденций, ориентированных на смягчение этойконфронтации, сосуществование и компромисс различных приоритетов, терпимость,свободный поиск истины методом проб и ошибок. Такими свойствами обладают тенаправления современного либерализма, которые нацелены на соединение интересовсвободного предпринимательства и социальной защиты (свободы и равенства),экономического роста и оздоровления природной среды, недопущение военныхконфликтов, помощь экономически отсталым странам, углубление демократии,равноправное социальное партнерство. Эту идеологическую тенденцию можно было быназвать социальным либерализмом. Ее массовую базу составляют разнородные слои,обладающие относительно устойчивым или повышающимся экономическим и социальнымстатусом и свободные поэтому психологически от чрезмерного груза тревожности,неуверенности, ощущения угроз своему «нормальному» бытию.

Развитие стихийно-рационального социальногопознания сокращает сферу влияния мифологических стереотипов, этнических исоциальногрупповых предрассудков, «комплекса врага» и тому подобных психическихобразований, питающих агрессивность в общественно-политических отношениях.После молодежных бунтов на расовой почве, прокатившихся в Великобритании вначале 80-х годов, социопсихологи Джаспарс и Ньютон провели серию интервью сбелыми и цветными молодыми людьми: характерно, что не только цветные, но ибелые были более склонны объяснять конфликты системой расовой дискриминации,чем свойствами или поведением представителей другой расы27. Этот и многие другие примерыпоказывают, что стихийный рационализм способен преодолевать наиболеепримитивные виды персонифицированного или группового обвинительного«приписывания причин» и подводить к «системному» объяснению социальных явлений;не в последнюю очередь потому, что в той или иной мере он питается научнымисоциальными знаниями, проникающими в массовое сознание.

Рефлективный и инертно-фаталистический типы

Еще один тип социально-политическихпредставлений можно назвать рефлективным.Он характерен для людей, испытывающих сильный интереск общественно-политической жизни, отличающихся высокой интеллектуальнойактивностью, стремящихся сконструировать логически взаимосвязанную иобоснованную картину социально-политической действительности или каких-то еесфер. По данным американских эмпирических исследований, высокий уровеньсогласованности знаний типичен, с одной стороны, для политической иидеологической элиты, с другой - примерно для одной трети рядовыхграждан, в основном наиболее образованных. Их отличает «монополюсность»представлений, как бы подчиненных какой-то одной «главной» идее. Таким образом,очевидно

27 Jaspars J., Newstone M. Cross-cultural interaction,social attribution and intergroup relations //Cultures and contacts: studies in cross-cultural interactions. Oxford, 1982. Vol. 1.

53

существует связь между целостностью системыпредставлений и тенденций к их «идеологизации». Как мы видели,«многополюсный» стихийно-рациональный тип представлений проявляетпротивоположную тенденцию - «отталкивание» от идеологизации. Отсюда было бынеправомерно делать вывод об идеологическом догматизме как неизбежном следствииболее интеллектуального, стремящегося к целостности представлений типапознания. Скорее можно говорить об определенном риске догматизации, с которымсталкиваются люди, испытывающие потребность в такой целостности. Рискобусловлен тем, что более интеллектуальные и образованные люди активноиспользуют в своих размышлениях идеологический материал, из которого оничерпают готовые, логически организованные системы представлений. Не случайно мывстречаем так много идеологически зашоренных людей среди представителейинтеллигенции, особенно профессиональных идеологов - преподавателейгуманитарных дисциплин, научных работников, публицистов.

Если рефлективное познание сопряжено сопасностью чрезмерной идеологизации, то оно же способно эту опасностьпреодолевать. Преодолевают ее творческая сила и самостоятельностьиндивидуального интеллекта, способные сломать рамки идеологических схем. Сдругой стороны, многое зависит от качества тех идеологий, на которыепреимущественно ориентируется познающий субъект. Идеология идеологии рознь: ониразличаются не только своим непосредственным содержанием, но и меройоткрытости, способностью осваивать новый опыт, учитывать и совмещать различныеточки зрения по конкретным проблемам. По эмпирическим данным, американцы изападноевропейцы с умеренно левыми и центристскими взглядами вырабатывают болеесложные и гибкие системы социально-политических представлений, чем левыерадикалы и правые консерваторы. Причем среди сторонников жестко консервативныхидей особенно много людей с низким уровнем образования, использующих наименее«интеллектуальные» источники информации, тех, кто смотрит телевизор, но нечитает газет и журналов28.Таким образом слабая интеллектуально-познавательная активность ведет к тем жерезультатам, что рефлективное познание, опирающееся преимущественно надогматизированный идеологический материал.

Наиболее низкий уровень познавательнойактивности лежит в основе того типа социально-политических представлений,который может быть назван инертно-фаталистическим.Психологически определяющим для него являетсявосприятие социально-политической действительности как сферы действия сил ипроцессов, не поддающихся ни пониманию, ни контролю индивида и его социальнойгруппы. При общем низком уровне интереса к общественно-политическим событиям ислабой информированности представители этого типа могут интересоваться теми изних, которые непосредственно затрагивают их личные судьбы. Однако посколькупроисходящее на общественно

24 Stoetzel J. Les valeurs du tempspresent: une enquete eropeenne. P., 1983. P. 47, 68.

54

политической арене кажется им хаосомсобытий, не подчиненных какому-либо организующему принципу, они не испытываютжелания понять причины и связи явлений. Их представления о конкретных процессахи событиях случайны и изменчивы, зависят от тех сведений и интерпретаций,которые в последний момент поступили к ним от доступных источников информации,от «чужих мнений» или стереотипов, распространенных в их социальнойсреде.

Предлагаемая типологиясоциально-политических представлений, как и всякая типология, разумеется,условна и относительна: она намечает лишь модели некоторых познавательныхпроцессов и отнюдь не должна рассматриваться как какая-то жесткая классификациялюдей по признаку их когнитивно-психических характеристик. Важно иметь в виду,что «чистые» представители названных типов встречаются в жизни относительноредко. Большинство людей используют различные способы выработки своихпредставлений, причем эти способы и типы представлений могут особенно резкоразличаться в зависимости от конкретного объекта или сферы действительности.Например, один и тот же человек может иметь стихийно-рациональные представленияоб экономических отношениях и мифологические о сфере этнических инационально-государственных отношений или вовсе ничего не думать и не иметьсколько-нибудь значимых сведений о мало интересующих его сферах. В 80-х годахполовина опрошенных американцев не знали, какая партия контролирует конгресс и40% - считали народ Израиля арабской нацией29. Подобная степень невежества вконкретных вопросах внутренней и внешней политики - не означает, что эти людине имеют рациональных представлений или идеологических стереотипов по ближезатрагивающим их проблемам общественно-политической жизни.

4. От старого знания кновому

Когнитивный диссонанс

Одним из важнейших качествсоциально-политических представлений является уровень их динамизма, способностик изменению и обновлению под влиянием новых знаний и опыта. Механизм реакцийчеловека на новую информацию, противоречащую его сложившимся представлениям(убеждениям, ценностям) интенсивно изучается в социальной психологии. Висследованиях по этой проблеме центральную роль играет концепция когнитивногодиссонанса, сформулированная в 50- годах американским социопсихологом Л.Фестингером. Суть ее состоит в том, что при конфликте двух релевантных, т.е.соотносимых по своему объекту, относящихся к одному и тому же вопросу, нонесовместимых между собой «когниций» (знаний), человек испытывает чувствопсихологического дискомфорта. Дискомфорт становится побудительной силой

29 Wolfinger R.E., Shapiro М., Greenstein F.I. Dynamics of American Politics. N.Y., 1980; Mc Guire. The Nature of Attitudes andAttitude Change // Handbook of Social Psychology. Reading, 1985.

55

психической активности, направленной напреодоление конфликта. В зависимости от индивидуальных особенностей людей,культурных и иных факторов конфликт преодолевается разными способами. Человекможет усвоить новое знание и отбросить старое или же, напротив, он можетстремиться укрепить старое представление, всячески преуменьшая значение идостоверность новой информации, психологически «отворачиваясь» от нее.Фестингер приводит пример курильщика, получившего информацию о том, что курениевызывает раковые заболевания. Знание об удовольствии, доставляемом курением,вступает в конфликт со знанием об его губительных последствиях. Под влияниемновой информации одни курильщики предпримут волевые усилия, чтобы преодолетьвредную привычку, другие будут искать аргументы, снижающие еедостоверность30.

Нетрудно найти примеры, подтверждающиедействие механизма когнитивного диссонанса в социально-политической психологии.Вернемся к ситуации, которая уже упоминалась выше и особенно близка опытуроссийских читателей. За относительно краткий период, начавшийся в годыперестройки, множество советских людей перешли от веры (пусть довольно вялой иформальной) в социализм сначала, к идеологии глубокого реформирования,«очеловечивания» социализма, а затем и к полному отказу от этой веры ипереориентации на «западные» социально-политические ценности. Решающую роль вэтом процессе сыграла новая информация (не только фактическая, но ианалитическая и обобщающая) о том, «как мы жили и как живем», ставшаядоступной благодаря гласности. В то же время другая, меньшая часть общества,напротив, укрепилась в консервативных— коммунистических инационал-патриотических воззрениях, предельно идеализируя старые тоталитарныепорядки. Их сопротивление новому привело страну в октябре 1993 г. на граньгражданской войны. По всей вероятности, среди тех, кто, потрясая краснымизнаменами, портретами Ленина и Сталина, выходил на митинги оппозиции, былонемало таких, кто десятью годами раньше не проявлял никакого идеологическогорвения, ругал власть и жаловался на тяжелую жизнь.

Характерно, что и сторонникипротивоположного «рыночного» мировоззрения тоже отсекали от себя информацию,противоречащую их вновь обретенным взглядам. И в реформаторской прессе, и вобычных частных разговорах западный мир представал чуть ли не земным раем, всечто еще недавно говорилось о «пороках капитализма», в том числе и вполнедостоверные знания об его теневых сторонах, старательно изгонялось изпамяти.

Все эти сдвиги в общественном сознаниичастично объяснимы психологической теорией когнитивного диссонанса. В известныхопытах Дж. Брема этот феномен исследовался в связи с процессом принятиярешения. Испытуемым предлагалось оценить два бытовых электро

30 Частичныйрусский перевод работы Фестингера см.: Современная зарубежная социальнаяпсихология: Тексты. М., 1984. С. 97. Далее: Современная зарубежная социальнаяпсихология.

56

прибора. Затем им передавался выбранныйприбор и вновь предлагалось оценить оба прибора - выбранный и отвергнутый.Выяснилось, что испытуемые значительно повысили оценку ранее выбранного прибораи снизили отвергнутого. Иными словами, они испытали потребность в подкреплениипринятого решения, обусловленную когнитивным диссонансом — противоречием между знанием,обусловившим принятое решение, с одной стороны, и данными (негативнымихарактеристиками выбранного и позитивными отвергнутого объекта), ставящими эторешение под сомнение, - с другой. Диссонанс преодолевался путем завышениякачеств первого и занижения второго31. В идеализации Запада советским общественным мнением в сущностипроявился тот же психологический механизм.

Приведенные примеры показывают, что теориякогнитивного диссонанса позволяет проникнуть в некоторые психологическиемеханизмы, регулирующие идейно-политическую дифференциацию общественногосознания в условиях резкого обновления социального опыта и знаний (вероятно,излишне добавлять, что она регулируется отнюдь не только этими механизмами).Теория помогает понять психологическую природу отторжения нового,консервативного синдрома, присущего многим людям и социальным группам,объяснить, почему расхождения во мнениях, в принципе, преодолимые на основе ихрационального, логически обоснованного сопоставления и синтеза, нередкоперерастают в непримиримую конфронтацию. Однако такое объяснение сталкивается срядом трудностей, связанных с недостаточной ясностью самой теорииФестингера.

Одна из таких трудно разрешимых проблем,отмечаемых в социально-психологической литературе, состоит в определенииусловий, при которых возникает когнитивный диссонанс, границ самого этогоявления. Можно ли любое противоречие между старым представлением и новымзнанием считать когнитивным диссонансом, т.е. внутренним психическимконфликтом, вызывающим дискомфорт и потребность в его преодолении Фестингервыделяет четыре класса ситуаций, обусловливающих когнитивный диссонанс:логическое несоответствие, несоответствие культурным образцам, несоответствиенового знания более широкой системе представлений, несоответствие прошломуопыту. Однако, как показали экспериментальные исследования, существуют сильныеиндивидуальные различия в психической реакции на все эти несоответствия. О двухосновных типах реакций: изменении представлений и отторжении нового знания ужеговорилось выше; в первом приближении их можно объяснить уровнем динамизмаиндивидуального интеллекта, различиями между ригидным и пластичным еготипами.

Однако различия в реакциях неограничиваются этим. Как отмечает известный исследователь когнитивногодиссонанса Э. Аронсон, «разным людям нужна различная сила диссонанса, чтобыпривести в действие силы, направленные на его уменьшение»; то, что являетсядиссонансом для одних, другими вообще не воспринимается как

31 Brehm J.W., Cohen A.R. Explorations incognitive dissonance. N.Y., 1962.

57

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.