WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 58 |

Продуктом познавательного процесса являютсясоциально-политические представления. Их группировку и типологизацию можноосуществить исходя из их содержания, заключенных в них идей, концепций,политических ориентации. В данной главе перед нами стоит иная задача:типологизация, построенная на познавательных, когнитивных характеристикахпредставлений, выявляющая их качества именно с точки зрения их познавательныхфункций. Здесь естественно возникает соблазн положить в основу типологиикритерий истинности представлений, уровень их соответствия реальности. Однакоэтому соблазну лучше не поддаваться: ведь наши представления об истине в том,что касается дел человеческих - всегда субъективны. Поэтому лучше попытатьсянайти какие-то более объективные критерии; ими могут послужить описанные вышестимулы, способы (механизмы) и формы образования представлений, которые иопределяют в конечном счете их познавательную силу и слабость. Каждыйвыделяемый таким образом тип представлений будет характеризовать то или иноесочетание этих стимулов, механизмов и форм, и каждый такой тип может бытьвыявлен на уровне как массового, так и идеологического сознания. Ибо, хотя этивиды сознания далеко не аналогичны, между ними существуют интенсивныевзаимосвязи, которые порождают относительное, частичное соответствиеабстрактно-идеологических и массовых представлений. Вместе с тем для каждоготипа могут быть намечены обусловливающие его социально-психологическиехарактеристики субъекта познания.

Посмотрим, как формируется один из такихтипов. Если человек активно интересуется социально-политической сферой, он,наверняка, не ограничится позитивной или негативной оценкой интересующих егоявлений, но попытается уяснить их причины. Иными словами, он будет осуществлятькаузальную атрибуцию, которая, собственно, и составит основу его представленийоб этих явлениях. Допустим, что субъект познания находится в ситуации крайнегоинформационного дефицита, обусловленного объективными (узость и тенденциозностьисточников информации, низкий уровень культуры и образования) или субъективными(слабость интеллекта) факторами. В этом случае велика возможность, что он будетмыслить по принципу конфигуративной (по терминологии Келли) атрибуции,приписывая причины негативных явлений исключительно действиям определенныхполитических лидеров (персонифицированная атрибуция),злонамеренных «плохих» социальных либо этническихгрупп. Причем выбор этих злых сил может производиться как на основестереотипов, распространенных в данной социальной среде или усвоенных изисточников информации, так и исходя из каких-то собственных впечатлений,изолированных элементов собственного опыта. Так возникает мифологический типсоциальнополитических представлений, для которого особенно характерен поиск«козлов отпущения», склонность к концепции заговора в объяснениисоциально-политических явлений. Первопричиной всего позитивного,

48

что происходит или может происходить вобществе, также оказывается наделенный мифическими чертами персонаж: богоданныймонарх, харизматический вождь или герой.

Мифологический тип социально-политическихпредставлений соотносится с идеологиями, ключевым моментом которых являетсяпонятие врага, подлежащего устранению. Эта черта характерна как дляультраконсервативных, так и для революционных идеологий - крайности в данномслучае сходятся. Функция «жесткого» консерватизма - укреплениесуществующих порядков - недопущение сколько-нибудь существенного их обновления;«образ врага» необходим для того, чтобы свести к действиям «подрывных сил»объективные процессы, размывающие основы этих порядков. Эта потребностьостается неизменной, идет ли речь о феодально-абсолютистском, право-буржуазномили тоталитарно-коммунистическом консерватизме.

Революционной идеологии образ врага нуженпотому, что без него невозможна мобилизация масс, необходимая для свержениясуществующей власти. В этом отношении характерна идейно-политическая эволюциямарксизма. В марксистском социалистическом учении содержится научная критикакапиталистических отношений, которая сама по себе не предопределяетнасильственного их ниспровержения. Об этом свидетельствует практикасоциал-демократии, мирным путем добившейся, опираясь на марксистский анализ,существенных изменений в структуре капиталистических отношений. Дляреволюционного марксизма мишенью не могла быть лишь система капиталистических отношений, еенасильственное свержение требовало ее персонификации, предполагало ненависть к воплощавшим ее людям игруппам. Поэтому в своих идеологических построениях марксизм-ленинизм делаетупор на классовой борьбе и диктатуре пролетариата - классовая ненавистьстановится лейтмотивом марксистского видения мира и практической политикикоммунистов.

Образ врага естественно являетсяорганическим компонентом всех националистическихидеологий. Причем, если национализм угнетаемых,находящихся в неравноправном положении наций имеет основу в реальных этническихотношениях, то национализм угнетающей или свободной от этническогонеравноправия нации чаще всего приобретает мифологический характер: емуприходится подпитывать и легитимизировать себя образами врагов, угрожающихнациональным интересам.

Социально-психологическую базумифологических представлений чаще всего образуют люди и группы, испытывающие нетолько информационные дефициты разного вида (включая элементарное невежество),но и достаточно острое ощущение социальной или личной обделенности. Социальныйили материальный статус, рассматриваемый как незаслуженно, ненормально низкий,может сосредоточить сознание на поиске персонифицированных сил, виновных в этойнесправедливости. Мифологические представления формируются преимущественнодедуктивным методом: в их основе лежит обобщенный идеологический миф, ккоторому приспосабливаются данные реального опыта.

49

Мифологический тип сознания характерен идля такого широко распространенного идейно-политического явления, какпопулизм. Понятие популизмане означает какой-либо системы политических взглядов и ценностей, популистскойможет быть как демократическая, так и авторитарная, консервативная илинационалистическая политика. В США 90-х годов XIX в. популистское движениеобъединяло на межрасовой основе фермеров и рабочих и было направлено противвласти крупного капитала23.В современной России популистские тенденции характерны как для политики Ельцинав 1989-1993 гг., так и для его противников - националистов инационал-коммунистов. В условиях тоталитарного режима в Китае популистскиеметоды использовал Мао Цзе-дун в период «культурной революции».

Популизм представляет собой прежде всегоопределенный способ политической мобилизации масс, осуществляемый как бы черезголову существующих институтов и организаций. Главные его особенностипредельное упрощение общественно-политической действительности путем сведенияее к дихотомической модели, борьбе сил добра и зла; политическая программа,основанная на простейших панацеях, якобы позволяющих разом решить наиболееострые экономические и социальные проблемы. Популизм демократический обычнонастаивает на «прямой демократии», непосредственном участии народа вуправлении, авторитарный, «вождистский» популизм направлен на формированиенепосредственной психологической связи между массами и «харизматическим»лидером; некоторые популистские программы объединяют установку на сильнуюгосударственную власть с идеей непосредственного народного контроля. Независимоот этих различий, в когнитивно-интеллектуальном отношении популизм ближе всегоименно к мифологическому типу социально-политической психологии.

Стихийнорациональныйтип

Другой тип социально-политическихпредставлений может быть назван стихийно-рациональным. Он ближе всего к темспособам познания, которые анализируются в изложенной выше концепции«социальных представлений». У носителей этого типа может быть больший илименьший интерес к общественно-политической жизни, но обычно не оченьинтенсивный, не связанный с жесткой идентификацией с каким-либо определеннымидейно-политическим течением. Их интерес направлен на те сферы, которыевоспринимаются как наиболее близкие к их непосредственным жизненным заботам.Информация об этих сферах черпается из различных источников, в том числесодержащих неоднородные, даже противоположные объяснения и оценки, причемпредпочтение отдается данным собственного опыта, которые являются несущейосновой представлений. В их формировании преобладает индуктивный тип мышления,что не означает, однако, какой-либо «глухоты» к абстрактным—идеологическим или научнымпонятиям и концепциям. Напротив, эти понятия и

23 См.:Новинская М.И. Что такоепопулизм (Популистская традиция в США) // Рабочий класс и соврем, мир. 1990. № 2. С. 138-144.

50

концепции используются, но не в «чистом»виде, а будучи подвергнуты модификации и интерпретации в свете конкретногоопыта и прагматических интересов («объективация», превращение«абстрактного в конкретное»).

Эмпирические исследования политическихвзглядов населения, проводимые в США, показывают, что значительная частьамериканцев полностью отчуждены от основных идеологических систем,соперничающих в политической жизни страны. Так, одна треть опрошенных в 1976 г.отказались отождествить себя с какой-либо позицией на шкале«либерализм-консерватизм», не более 5% могут определить главные партии икандидатов на выборах в терминах либеральной или консервативной идеологии. Это,однако, не означает полного равнодушия большинства населения к «общимидеям». Скорее усиливается противоположная тенденция: в 1956-1976 гг. с 9до 24% увеличилась доля тех, кто воспринимает политику в идеологическихтерминах. Анализируя эти данные, П.М. Снайдермен и Ф.Э. Тэтлок приходят квыводу, что то большинство, которое так или иначе соотносит свои позиции слиберализмом или консерватизмом, не просто механически усваивает их тезисы, ноосмысливает их в соответствии со своими собственными предпочтениями, симпатиямии антипатиями к конкретным явлениям общественно-политической жизни. Инымисловами, идеологический материал служит обозначением для выражениясубъективного отношения кэтим явлениям. Идеология - «скорее конфигурация основных симпатий и антипатий,чем набор абстракций». Сами же эти симпатии и антипатии складываются наоснове критерия полезности, выгодности для людей, принципов, представленных тойили иной идеологией (например, для «либералов» - государственная гарантиязанятости или медицинские пособия), ее эффективности в решении проблем,порожденных социэтальной ситуацией (способности справиться с плохим временемили максимально использовать хорошее)24.

Представления, присущиестихийно-рациональному типу, чаще всего противоречивы, подчас алогичны.Проблема целостности, взаимосвязанности представлений, присущих массовомусознанию, вызвала оживленную дискуссию в специальной литературе. Широкуюизвестность приобрела концепция П.Э. Конверса, утверждавшего, что вобщественном мнении вообще отсутствует «структурнаясогласованность»25.

Многочисленные эмпирические исследованияэтой проблемы показали, что дело обстоит значительно сложнее. Отсутствие учеловека единой системы представлений, соответствующей логике какой-либоидеологии или теории, не означает, что его представления вообще не связаны другс другом: просто эта связь может быть основана на каком-то ином принципе. Изнекоторых исследований, например, вытекает, что таким принципом может бытьфункциональность пред

24 SnidermanP.L.. Tetlock Ph.E. Interrelationship of PoliticalIdeology and Public Opinion // Political Psychology /Ed. M.G. Hermann. San Francisco; L., 1986. P. 63-67.

25 Converse P.E. The Nature of BeliefSystems in Mass Publics Ideology and Discontent / Ed. D.E. Apter. N.Y., 1964.

51

ставлений, соответствие их ситуации:человек в каждом случае может использовать те из них, которые позволяют емуориентироваться в соответствии со своими интересами именно в данной ситуации.Снайдермэн и Тэтлок полагают, что даже при отсутствии когнитивнойсогласованности, т.е. логической системы знаний у людей существует аффективнаясогласованность представлений, т.е. система симпатий и антипатий, представленийо том, что хорошо и что плохо в политической жизни.

Видимо, именно такая организацияпредставлений характерна для стихийно-рационального их типа. Существуетмножество социальных объектов, которые поворачиваются к субъекту, так сказать,разными своими сторонами в зависимости от того, в какое именно отношение он сними вступает, соответственно неоднозначны и его представления о них. Например,опросы и интервью, проводимые среди рабочих развитых стран, показывают, чтоодни и те же люди могут в зависимости от контекста беседы высказывать иположительное и отрицательное отношение к забастовкам, оценивая их то какнеобходимое средство защиты интересов, то как ненужное и вредное действие.Точно также капиталисты-предприниматели оцениваются то с позиций классовогоантагонизма - как эксплуататоры чужого труда, то с точки зрения экономическогорационализма - как организаторы производства, обеспечивающие существованиерабочих и экономическое процветание страны.

Противоречивость подобных суждений всущности выражает достаточно ясную и целостную позицию: люди понимают, чтосистема частной собственности и капиталистической прибыли оптимальна дляэкономики и роста их благосостояния, но чтобы получить справедливую долюрастущего пирога, наемные работники должны быть готовы отстаивать свои интересыв борьбе с хозяевами. Такая система представлений соответствует весьмараспространенному на современном Западе типу реальных трудовых отношений,который иногда называют «конфликтным сотрудничеством». Сходную позициювыражают и многие активисты нового рабочего движения в современной России. В ихпредставлении социальная справедливость должна заключаться в свободе частнойсобственности, предполагающей появление на производстве собственника, хозяина,но также в том, чтобы рабочим «можно было против этого хозяинабороться»26.

Существует множество данных,свидетельствующих о том, что стихийно-рациональный тип социально-политическихпредставлений получает все более широкое распространение в современном мире, вовсяком случае в развитых странах. Мы еще будем иметь возможность убедиться втом, что та же тенденция весьма характерна и для современной России. Онасоставляет психологическую основу процесса деидеологизации, который признаетсямногими одним из важнейших культурных сдвигов второй половины XX в.

Можно вместе с тем предполагать, что,ослабляя влияние идео

26 Гордон Л., Груздева Е.. Комаровский В. Шахтеры-92: Социальное сознание рабочей элиты. М., 1993. С.36.

52

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.