WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

Именно эта классификация, на наш взгляд, является кардинальной типологией людей. Все остальные систематизации человеческих типов от Гиппократа до К. Юнга, Э. Кречмера и Т. Адорно классифицируют людей лишь по второстепенным и опосредованным, с нашей точки зрения, характеристикам. Все они как бы с разных позиций “очерчивают” внешние, поверхностные признаки человеческого “головоломного кубика” или же выделяют и описывают отдельные его “ребра”. “Кардинальная” же типология сравнима с разъединением “человеческой головоломки” на свои составные части, после чего ее загадочность исчезает.

Неопровержимым эмпирическим доказательством предложенной типологии людей является “асоциальное моделирование”. Именно так будет правомерно поименовать тот общеизвестный жизненный факт, что при всякого рода крупных катаклизмах (стихийных, революционных, милитаристских…) очень многие человеческие сообщества распадаются на “малые группы” — на враждующие между собой банды, “феоды”, построенные по принципу “тюремно-камерного социума” — этой постоянно действующей асоциальной модели, ставшей уже классической в своей невеселой популярности. Главарь (“пахан”), “свита приближенных” (несколько прихлебателей, “шестерок”) и более-менее многочисленная послушная “исполнительная группа”. Такое самопостроение при снятии уз официальной социальности предельно точно вскрывает и демонстрирует кардинальный, видовой состав человечества.

Это — лежащее на самом виду и удивительно, подобно кунсткамерному слону из басни Крылова, незамечаемое — доказательство этической неоднородности человечества по своей сути есть не что иное, как проявление непроизвольного, естественного возврата к прежнему состоянию при предоставлении возможности “нестесненного”, не ограниченного социальными рамками поведения. Собственно говоря, большинство и официальных общественных структур

[8]

в той или иной мере приближаются к указанному “классическому” построению, и в первую очередь это относится к властным структурам: государственным и др. Действительно, столь сильное поведенческое различие, возникшее при переходе к хищному внутривидовому поведению, с учетом продолжавшихся промискуитетных отношений, не могло дать в итоге однородную до какой бы то ни было степени популяцию потомков.

Будет уместной иллюстрацией сравнение человечества с Семейством Псовых, в котором примерно так же (со)существуют волки, шакалы и собаки разнообразнейших пород — этих последних абсолютное большинство. И в нашем контексте понимания хищности карликовая такса гораздо ближе и роднее огромному сенбернару, нежели волк — по отношению к овчарке. Т. е. хотя этих последних и отличить-то друг от друга внешне затруднительно, тем не менее самое важное различие между ними состоит в том, что такой “серый братец по крови” может запросто и с превеликим удовольствием сожрать зазевавшуюся подругу.

Использование здесь ставшего знаменитым благодаря Ч. Дарвину понятия “вид” возможно вызовет некоторое недоумение у лиц, обеспокоенных видовой чистотой человечества и потому способных усмотреть в этом кажущееся покушение на биологическое единство людей. Но так как описываемые различия между людьми относятся к морфологии головного мозга, имеющего все же некоторую специфику и ряд существенных отличий от соответствующего органа у животных, то поэтому и проявления этих различий имеют свои особенности, ибо относятся они главным образом к мыслительной деятельности, к нравственности, т. е. к параметрам, не имевшим до сих пор иной классификации кроме эмоционального к себе отношения и предвзятых оценок в русле субъективных трактовок понятий Добра и Зла. В связи с этим таксономическое определение “вида”, как совокупности особей дающих — потенциально или реально — репродуктивное потомство, в применении к человеку в нашем ракурсе видится явно не приемлемым. Но указанные различия между людьми столь существенны и значимы по своим социальным следствиям, что именно они оказываются ныне решающими факторами в вопросе выживания человечества. И поэтому в традиционном понимании возможно и некорректно примененный — “громкий” термин “вид” призван обратить внимание истинно гуманных людей на сверхсерьезность излагаемой проблемы.

[9]

Палеоантроп: сверхживотное.

“Горе тем, которые замышляют грех и обдумывают злодеяния на ложах своих, а утром на рассвете совершают их, ибо в их руках сила… Ненавидите добро, любите зло: сдираете кожу с них и мясо с костей их”.

Михей, 2:1, 3:2

Внутривидовой агрессор — палеоантроп — явился как бы “злым гением” человечества — в гегелевском оформлении этого понятия, т. е. как мать является “гением” своего ребенка (здесь конечно же подразумевается внеэтический аспект). Совершив патологический переход к хищному поведению по отношению к своему же виду, палеоантроп-агрессор привнес в мир гоминид страх перед “ближним своим”; закрепляясь генетически, этот страх стал врожденным. Это “страшное наследие” проявляется у людей уже в раннем детстве в форме “боязни посторонних”, когда ребенок 5–7 месяцев начинает отличать “своих” от “чужих” и испытывает страх при приближении незнакомого человека, хотя и не имеет отрицательного опыта общения с ним. Реакция “боязни посторонних” наблюдается у всех народов мира.

Эта боязнь — всего лишь отголосок того древнего Прастраха, ставшего бичом популяции гоминид, разбившим ее на виды, разобщившим и рассеявшим человечество. И хотя биологические палеоантропы — внутривидовые агрессоры, первоубийцы — в ходе лавинообразного становления “человека разумного” были уничтожены, но потомки их остались в составе рода человеческого, точно так же, как осталась и их агрессивность по отношению к людям.

Практически все сообщества высших животных строят свои взаимоотношения иерархически, образуя привилегированные ступени из альфа-, бета-, гамма (и т. д. ) — особей. Понятно, что это “неравноправие” должно обостряться в неблагоприятных, экстремальных условиях. Но лишь у позднейших гоминид, предтеч людей, это “иерархическое строительство” дошло до устойчивой смертоносной агрессивности, что и привело к осознанию (уже — человеком!) реальной смертельной опасности, исходящей от такого же, как и он сам, существа. Именно таким образом и происходит страшное открытие человека (также и в смысле открытия нового — уже человеческого — пути): Я могу быть убит таким же существом как и Я! И в этом озарении-прозрении заключалось буквально все: и

[10]

самоосознание, “овладение собой, как предметом” (по определению П. Тейяра де Шардена), и вероятностное прогнозирование будущих событий, т. е. все то, на чем зиждется человеческий рассудок.

Одновременно при этом осознании (иначе говоря — при рождении рассудка) происходит и неизбежное запечатление, “импринтинг” хищного поведения, в результате которого убийства себе подобных предстают перед рассудочным человеком на долгие века кик естественные. В этом плане “импринтинг человекоубийства”, ставший величайшим трагическим заблуждением человечества, видится как высочайшая цена, уплаченная людьми за приобретение ими рассудка.

Поэтому-то людям и стало “тесно” в смысле сосуществования с себе подобными: людоедство стало неотъемлемым атрибутом — в начале — экологии популяции, а затем “успешно” перекочевало и в быт сообществ. Именно этим и объясняется дивергенция человечества. Ничем иным не объясним факт заселения людьми всех хоть как-то пригодных к обитанию территорий Земного шара. За несколько тысячелетий разбегающимися друг от друга первобытными популяциями были преодолены такие расстояния и препятствия, “покорить” которые было бы не под силу никаким иным представителям животного царства. За время последнего ледникового периода человечество распространилось практически по всей планете, незанятыми остались лишь полярные зоны и некоторые из отдаленных островов.

Наконец, Земной— шар перестал быть открытым для свободных перемещений, и его поверхность покрылась “антропосферой” — системой замкнутых этносов, взаимообособленных человеческих сообществ, пользующихся своим собственным языком, как средством защиты — с помощью непонимания — от чужих повелений и агрессивных устремлений. Отголоски этой древней защиты людских этносов при помощи “языкового” обособления прослеживаются в наличии современных жаргонов (арго) у многих социальных групп и слоев, а также — в тайных организациях с эзотерическими формами общения. И наоборот, в географических областях с уплотненным населением и повышенным агрессивным межобщинным настроем одновременно возникает, развивается и поддерживается также и рознь лингвистическая, при которой чужая речь взаимно считается тарабарщиной. Свое наречие в каждой деревне Новой Гвинеи, сотни языков на Кавказе, десятки диалектов в странах Западной Европы, взаимовысмеивающие областные говоры России.

Дивергенция человечества завершилась неустойчивой стабильностью, состоянием “недоброжелательной общительности” в отношениях между людьми (“квазимиролюбивости” по определению Т. Веблена) и враждой между группами. Началась человеческая “история”: общеизвестное нагромождение фактов бессмысленных чудовищных взаимоистреблений и жуткой череды непрекращающихся насилий людей друг над другом. Началось — принявшее

[11]

затем лавинообразный характер — изготовление и усовершенствование орудий убийства со смежным подпроизводством “остроумных” приспособлений для пыток и истязаний. Природа оказалась беззащитной перед вооруженным человеком, а в свою очередь человек выявил себя совершенно неспособным к “разумному” использованию так трагически “свалившегося на его голову” рассудка. Он по-прежнему шел окольным, недомысленным путем проб и ошибок, в основном — страшных и дорого обходящихся и ему, и Природе. Самым же зловещим симптомом в этом откровенно выраженном недоумии человечества является полное игнорирование им горьких и страшных уроков истории.

Адельфофагия, выполнив роль детонатора агрессивности, “повышающе” трансформировалась в охоту за чужаками и соседями. Это даже стало своего рода “подсобным хозяйством”: так, еще с сотни полторы лет назад негритянские племена использовали в качестве боевого клича не какое-нибудь “цивилизованное” “виват!” или “банзай!” “высокоразвитых культурных народов”, а простой и наглядный призыв, приглашение к потенциальной трапезе: “Мясо!”. Возникло и ритуальное оформление каннибализма. Во многих местах появляются “хобби” по типу “охоты за черепами”. Европейские первооткрыватели застают за всеми этими “увлекательными” занятиями народы Африки, Америки, Австралии, Океании, Новой Гвинеи, Индонезии. Да даже и те же вроде бы и цивилизованные японцы во время Второй мировой войны поедали сырую печень, вырезаемую ими у пленных американцев. Лишь с пару десятков лет тому назад в Папуа — Новой Гвинее был принят наконец-то закон, запрещающий “древний народный обычай” поедания мозга у умерших соплеменников. В Тропической Африке “новейшие адельфогурманы” разрывают свежие могилы и “лакомятся” трупами; в тамошних “краеведческих музеях” можно увидеть страшные крючья, которыми члены тайных обществ “людей-львов” и “людей-тигров” разрывают пойманную жертву на части и пожирают ее (Бруно Оля, “Боги Тропической Африки”).

Трансформировались и межвидовые отношения. Большинство этносов имело в своем составе все четыре вида, и агрессивность палеоантропов и суггесторов переместилась на соседние этнические группы. Ежедневная же их потребность в насилии — их “дежурное зло” — сублимировалась в удовлетворение атрибутами жестокой власти, причем эта жестокость нередко доходила до степени, опасной для всего сообщества, достаточно будет упомянуть вождя африканской общности киломбо, поднимавшегося со своего трона одним-единственным способом: опираясь на ножи, всаживаемые им в спины двух своих “верноподданых” (Артур Миллер, “Короли и сородичи”). Появившиеся вожди и их приспешники — это всегда палеоантропы и суггесторы. Любая иная “специализация” властителей, как правило, оказывалась неустойчивой и недолговременной. По мере увеличения числа и численности сообществ растет и

[12]

количество представителей этой стоящей над обществом власти: деспоты, короли, сатрапы и т. д.

Основная масса суггесторов пошла по пути приспособленчества и обмана, их “профессиональной ориентацией” стали торговля, казнокрадство, мошенничество, политический карьеризм и т. п. Макиавеллизм — наиболее полное воплощение их духовной позиции.

Тем хищным, которым не хватало места в официальных общественных иерархиях, приходилось становиться антиобщественными элементами — это мятежники, разбойники, гангстеры, революционеры, “воры в законе” и т. п. смертоубийственная братия.

Диффузный вид составил аморфную массу, легко поддающуюся любой актуальной агитации. Этот вид людей в разные времена и в различных частях Земли именовался по-разному, но всегда и везде — одинаково уничижительно: и чернь, и толпа, и массы, и, наконец, — народ (этимологически что-то близкое к животноводческому термину “приплод”), с добавочным использованием откровенно селекционной терминологии: “простонародье”, “простолюдин”. К сожалению, этот вид людей обладает прискорбно гипертрофированной конформностью (из этого обстоятельства и вытекает определение этого вида, как “диффузного”, т. е. допускающего проникновение в себя чего угодно, да и самого способного проникнуть, “диффундировать” во что ни попадя): брат может пойти на брата, сын — поднять руку на отца, и наоборот, папаня — представитель “мудрого народа” — в состоянии под горячую руку “порубать” своих чад и наследников. Все это — в зависимости от тех установок и лозунгов, которыми на текущий момент времени снабдили “народные массы” дежурные сильные мира сего: грызущиеся за власть хищные.

Неоантропы преимущественно имеют дело с Природой, занимаются наукой, техникой, духовными поисками и находятся всегда в состоянии интеллектуального отстранения в окружающей их “мировой грызне”. Познание Мира стало их путеводной звездой. Это — жрецы, пророки, ученые, философы… Но в большинстве своем — это честные, не тщеславные люди (“истинно великие люди проходят по жизни незаметно”). И нравственный прогресс осуществляется именно посредством неброской деятельности таких людей, относящихся к жизни с тихой грустью, признающих Высший Смысл Мира, а отнюдь — не усилиями властолюбивой, мстительной, веселящейся сволочи.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.