WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Столь же часто отмечается, что интервенция слушателя нечувствительным образом уводит говорящего от его собственной версии проблемы в сторону концепции, в основном отражающей мнение слушателя-терапевта.

Позиция 1: позиция вовлечения или восприятия интенсивности

Принципы

Слушатель может заметить в собственном теле определенные признаки телесного вовлечения в ткань беседы, которые являются верным отражением степени телесного вовлечения говорящего в свои высказывания.

Человек говорит о себе гораздо продуктивнее, когда он глубоко проникся своим высказыванием и в генерировании этого высказывания участвует как-бы тело во всем богатстве его проявлений, выходящих за пределы того, что традиционно считается коммуникативными средствами. Противоположностью этому будет чисто вербальная продукция, протекающая без участия тела или при его незначительном участии. Чем больше говорящий будет вовлечен "душой и телом" в содержание своей речи, тем более будет освобождена его энергия, его опыт и тем быстрее он будет продвигаться сквозь материю своих высказываний в сторону конструктивного решения.

После весьма непродолжительной тренировки слушатель-терапевт может обнаружить у себя собственные телесные реакции, которые соответствуют степени вовлечения говорящего в свои высказывания. Когда слушатель сообщает об этом пациенту, его склонность оставаться при вовлеченном (ангажированном) стиле высказываний возрастает.

Способ исполнения

Слушатель принимает свободную открытую позу, подобную позе, используемой в нулевой позиции, и следит в течение речи говорящего прежде всего за собственными внутренними переживаниями, обращая особое внимание на ощущение нарастания и ослабления телесного резонанса с говорящим. Ощущение нарастания телесного резонанса - в моем случае и у большинства участников тренинга - принимает форму определенных телесных ощущений. Обычно эти ощущения сопровождают важные блоки вербальной продукции говорящего, но часто и предшествуют им.

У разных слушателей телесные ощущения резонанса локализуются в разных частях тела, но, как правило, у каждого лица локализация этих ощущений остается постоянной. Когда я ощущаю телесный резонанс, я сообщаю об этом пациенту, говоря что-нибудь вроде: "До меня дошли ваши слова", - или: "В том, что вы сейчас сказали, я почувствовал напряжение".

Девизом для действий в этой позиции можно считать слова:

"Оставь разум и обратись к своим чувствам".

Ослабление телесного резонанса открывается не столько в виде телесных реакций, сколько в форме диффузного ощущения, что что-то закончилось, прервалось, которое не локализуется в какой-либо части тела, либо в виде внезапной деконцентрации внимания или "волны скуки". Когда я испытываю что-либо в этом роде, я сообщаю об этом говорящему: "В том, что вы сказали, я почувствовал меньшую интенсивность переживаний", - или: "Это не дошло до меня".

По мере приобретения опыта слушатель может выработать у себя способность различать перепады интенсивности с точностью до отдельных фраз и даже отдельных слов (особо одаренные чувствуют их и в пределах одного произносимого слова!). Главная задача слушателя в этой позиции - выключить свой интеллект ("компьютер") и работать в режиме регистратора интенсивности речи своего собеседника. Точная и краткая инструкция для действий в этой позиции выражена в известных словах Фрица Перлза, основателя метода гештальт-терапии: "Оставь разум и обратись к своим чувствам".

Слушатель должен избегать отвлечения внимания, мыслей о том, что хочет сказать говорящий своими словами; его задача - вслушиваться в поток собственных ощущений, сигнализирующих об интересе или скуке, и сообщать о них собеседнику. Слушатель в этой позиции работает тем лучше, чем в большей мере он ориентируется на собственные переживания.

Комментарий

Бывало, что я был потрясен физически интенсивностью ощущений, переданных мне пациентом.

Чтобы вполне оценить описываемую позицию, надо пережить ее на собственном опыте. В моей практике бывало, что я был буквально потрясен интенсивностью переживаний, переданных мне некоторыми пациентами, когда после нескольких неудачных попыток сформулировать то, что они хотели выразить, им наконец удавалось достичь органично интегрированного уровня экспрессии.

Однажды на сеансе групповой терапии один из участников группы, проводя тренинг в паре со мной, начал с высказывания:

"Я хочу, чтобы ты меня любил". В течение 2-3-х минут он пробовал разные варианты этого высказывания, но ни на один я не ощутил органичной реакции. Тогда, оставив попытки сформулировать то, что он хотел сказать, он задумчиво через некоторое время сообщил, что высказывание "Я не хочу, чтобы ты мня унижал" ближе его интенциям. Но и это высказывание не "дошло" до меня, хотя я и ощутил в нем несколько больше энергии. После довольно долгих раздумий, он внезапна произнес: "Я хочу сравняться с тобой". Моя реакция была так сильна, что я как будто почувствовал удар "под ложечку". У

Интенсивность переживаний, на которую я так отреагировал, никак не отразилась в его голосе. Эта фраза была произнесена спокойней, чем предыдущие, однако участники группы, сидевшие за нами, обернулись и посмотрели на нас, реагируя на исключительную интенсивность переживаний, переданную в ней.

Пытаясь описать ощущения, испытываемые при восприятии такого интенсивного посыла, я воспользовался аналогией с рассеянными лучами света, внезапно собираемыми в узкий, насыщенный пучок, подобный лучу, генерируемому лазерами. С тех пор тренировки в первой позиции слушания мы именовали "лазером".

Полезно также умение распознавать моменты, когда говорящий лишает энергии свою вербальную продукцию.

На противоположном - от интенсивности - полюсе, я научился различать признаки утомления и блуждания мысли, как реакцию на ослабление интенсивности уже в тот момент, когда оно начинается, а также связывать спад интенсивности с конкретными словами или фразами, которые говорящий произнес с меньшей эмоционально-энергетической вовлеченностью. Такое умение точно улавливать момент, в который говорящий лишает свою вербальную продукцию энергии весьма полезно в терапии, в частности, позволяя быстро и точно локализовать темы, которые представляются пациенту нежелательными либо связаны с теми или иными проблемами. Прежде, ощущая скуку в разговоре с пациентом, я испытывал смущение, чувство вины, стремясь укрыть этот факт или "что-нибудь сделать". Теперь я принимаю это как ценную информацию.

- Важно отличать интеллектуальное оформление фразы от ее органичной интегральности.

При использовании данной позиции важно различать три пары аспектов: одна касается говорящего, две другие - слушателя. Часто бывает, что его высказывание не "дошло" до терапевта, и узнав об этом он полагает, что должен выразиться ясней в интеллектуальном смысле, хотя речь идет совсем не об этом. В действительности же стремление к безупречной интеллектуальной ясности высказывания может препятствовать спонтанному достижению органичной интегральности, необходимой для интенсивной коммуникации. Оттого необходимо четко отличать интеллектуальную отчетливость и непротиворечивость формулировок от их эмоционально-энергетической вовлеченности.

- Слушатель должен отличать свои реакции на содержание высказываний говорящего от своего органического резонанса с реакциями пациента.

Второе различие важно для слушателей-терапевтов, особенно, на начальных этапах их деятельности. В это время они часто путают поверхностное волнение говорящего с глубоким органическим вовлечением в речь, которое составляет суть рассматриваемой позиции. Уже само понимание существования такого различия позволяет начать воспринимать его.

Гораздо более трудным для различения является третья оппозиция: реакция слушателя на содержание высказывания говорящего - внутренний резонанс слушателя с состоянием говорящего в момент, когда он доносит до него это содержание. Различение этих двух явлений представляет значительные трудности, труднопреодолимые даже при длительной практике.

Одно из лучших тренировочных упражнений для преодоления этих трудностей сложилось благодаря счастливому стечению обстоятельств. Оказалось, что родным языком одной из студенток был язык, не принадлежащий к индо-европейской языковой группе, в котором к тому же практически отсутствует интернациональная лексика. Поскольку никто не понимал содержаний высказываний, когда она говорила на этом языке, слушатели могли не "отвлекаясь" на содержание, вслушиваться исключительно в интенсивность телесного вовлечения говорящей.

Приобретая некоторый навык, можно научиться отличать свою реакцию на содержание от телесного резонанса и тогда то, что было раньше проблемой, начнет приносить пользу: можно будет узнать, на какие содержания вы реагируете сильнее всего и, возможно, проецируете эту реакцию на пациента.

Другим полезным результатом тренировок в первой позиции является повышение сензитивности к собственным органическим реакциям и более сознательная их рефлексия.

Когда я начинал такие тренировки, мои реакции были локализованы исключительно в районе желудка. Позднее я стал различать две разные по локализации реакции: одна в желудке, а другая в грудной клетке. В настоящее время я научился различать еще две реакции: в гортани и в глазах. В последнее время я пытаюсь сопоставить физическую локализацию моих ощущений с характером состояний, переживаемых пациентом. Из того, что раньше представлялось одномерной (больше-меньше) интенсивностью, начинает вырисовываться система, состоящая из качественно различных элементов.

Позиция 2: позиция "оригинальности"

Принципы

- "Концепции неподвижны, а жизнь - текуча".

Эта позиция основывается на идее, что концепции, обобщающие живой опыт, быстро устаревают, особенно если они выражены общепринятыми словами и стереотипными оборотами. Субъективные переживания неизбежно теряют значительную часть своего содержания, будучи выражены посредством отстоявшихся словесных форм. "Концепции - неподвижны, живой опыт - текуч". И сколь часто и легко живой опыт застывает в виде немногих, всем известных форм! Несчастья бледнеют, открывается путь к решению проблем, а жизнь приобретает новый блеск, когда язык, которым мы общаемся, свеж и черпает выразительные возможности в живом, непосредственном опыте.

Тот факт, что говорящий склонен выбирать безопасные, стереотипные формулировки, имеет своей причиной тревогу и порождаемую тревогой осторожность: насыщение речи банальными оборотами - один из способов укрытия чувств перед окружающими и перед самим собой, чувств, осознание которых или открытие окружающим, представляется говорящему угрожающим. Таким образом, стереотипная речь свидетельствует не столько об интеллектуальной недоразвитости пациента, сколько о его психологической защите.

Уяснив этот момент, мы начинаем находить сходство между выслушиванием некоторых пациентов, контролирующих свои высказывания, и наблюдением за человеком, передвигающимся по минному полю. Правда, в некоторых случаях такая осторожность экспрессии оправдана и желательна, но в высказываниях большинства людей стесненность и осторожность представлены столь тотально, что, как говорит Вордсворт, "слова... наполовину приоткрывают, а наполовину заслоняют душу". Поэтому, вместо того, чтобы в "поте лица" докапываться до пластов живого опыта, скрытых под толстой шелухой стереотипных банальностей, лучше попытаться устранить эту шелуху и дать дорогу свежим животворным формам перцепции и экспрессии. Когда говорящий выражается естественно и оригинально, в его высказываниях с большой легкостью появляется то, что для него в этот момент является истинным, действительным и значимым.

Способ исполнения

Отработаны два метода влияния на говорящего в этой позиции. Один из них основан на идентификации свежих оригинальных фрагментов его речи а момент их появления, настраивании пациента на это ощущение живости и свежести и побуждении его к закреплению возникшего стиля изложения:

"Была ли среди последних ваших фраз хотя бы одна, затронувшая вас в большей мере, чем другие Не показалось ли вам, что эта фраза заключила в себе что-то новое Если да, то давайте продолжим разговор от этого момента, а вы постарайтесь рассказать побольше о том, что вам показалось в этом необычным и новым".

Если пациент улавливает напряжение, которое вы хотите придать беседе, готов последовать вашим предложениям и в достаточной мере способен к рефлексии, оба собеседника будут быстро продвигаться в сторону установления более живой коммуникации. Это несколько напоминает первую позицию с тем отличием, что центр тяжести перемещается с ощущения интенсивности на качественную характеристику чувств.

Второй метод, который можно назвать "лингвистической деструктурализацией", основан на блокировании выражений банальных, стереотипных и предпочтении свежих, оригинальных. Применяя такой подход, я часто прошу пациента повторить фразу по-новому, например, заменив прошедшее время фразы на настоящее, существительные - на местоимения и т. п. В процессе такого переформулирования появляется возможность спонтанного самовыражения.

Часто я задаю пациенту вопрос, не слишком ли банально звучит произнесенная им фраза. Если да - я прошу его заменить форму выражения его мысли. Этот метод оставляет содержание и форму высказывания на усмотрение пациента. Изменение формы высказывания позволяет установить более непосредственное, близкое испытанным чувствам отношение к его содержанию, делает формулировку более точной и, в конечном счете, способствует большей личностной интеграции.

Комментарий

Первый из описанных методов можно применять отдельно, второй же в изолированном применении представляется слишком острым, ведущим к конфронтации. Видимо, наилучший вариант - комбинированное использование обоих методов. Вторая позиция привлекает меня богатыми возможностями и я ее часто использую. В свою очередь я сам часто практикую моделирование необычных оборотов и форм экспрессии, используя игру слов и неожиданные окончания фраз.

Если контакт с пациентом надежен, позицию 2 можно использовать без ограничений. Достойно удивления, как много побочных линий можно разработать, не нарушая общей линии коммуникации. Терапевты, которые оценят достоинства этого стиля, найдут неограниченные возможности его применения.

Позиция 3: отражающее слушание

Принципы

- Если говорящий пытается выразить не совсем ясные для себя вещи и получает отражение (повтор) своих слов, причем слушатель никак не меняет структуру высказывания и не вводит в него "шум", то для говорящего становится яснее то, что он старался выразить.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.