WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

Тест на подлинность институционального факта – можем или нет мы точно кодифицировать правила. Для многих институциональных фактов: собственности, брака и денег, они действительно кодифицируются в явные законы. Другие, типа дружбы, свиданий и вечеринок, так явно не кодифицируются. Такие институциональные паттерны могут кодифицироваться, если имеет важное значение была ли это вечеринка или только чаепитие. Если права и обязанности дружбы внезапно стали предметом некоторого серьезного или морального вопроса, мы можем представить, что этот неофициальный институт явно кодифицируется, хотя конечно, за явную кодификацию нужно платить. Это лишает нас гибкости, спонтанности и непринужденности, которую имеют не кодифицируемые вещи.

Ясно, что нет четкой границы между социальными фактами вообще и специальным подклассом институциональных фактов. В нашем обществе "пойти на прогулку с кем -то" - социальный факт, но не институциональный, потому что название не назначает никакой новой статус -функции. Оно только дает название интенциональности и ее проявлениям. Характеристикой институционального движения, однако, являются такие формы коллективной интенциональности, которые состоят из принятия, распознавания и т.д. одного явления как явление более высокого рода, посредством наложения коллективного статуса и соответствующей функции. Функция всегда внутренне связана с статусом, в смысле, что статус не был бы этим статусом, если бы не выполнял эту функцию. Критерий всегда следующий: влечет ли за собой назначение слова назначение некоторых новых функций, например, в форме прав и обязанностей, которые могут выполняться только, если есть коллективное принятие функции В соответствии c этим критерием, "муж", "лидер" и "преподаватель" все именуют статус - функции; но "пьяный", "тупица", "интеллигент" и "знаменитость" нет. И здесь, как уже говорилось, нет четкой границы.

Для пояснение этого приведем пример войны, война как социальный факт может иметь различные корни и проявления, но как институциональный факт она должна быть легально объявлена, конгрессом и президентом, то есть она должна определенным образом кодифицироваться. "Война" колеблется между крупномасштабным социальным фактом и институциональным фактом. Что бы провести различие нужно проверить используется ли термин "война", чтобы дать название существующему ряду отношений или он подразумевает дальнейшие последствия, которые происходят если данному событию придается статус "войны". Это связано с началом войны. Война как социальный факт может существовать независимо от того, как она началась, но по Конституции США война как институциональный факт существует только, если она объявлена в соответствии c постановлением конгресса.

4.3. Некоторые проблемы анализа.

В этой главе мы ставим один из самых трудных вопросов. Какова логическая структура создания институциональных фактов Соотносится с этим вопросом другой вопрос, какого рода факты мы можем создать просто в соответствии c коллективным соглашением считать X как имеющий статус Y И каковы возможности и ограничения институциональных фактов Так как целые системы работают только благодаря коллективному принятию, очевидно, что они очень хрупкие и могут рухнуть в любой момент. Однако. институциональная структура общества имеет именно такую форму, так что мы должны выяснить ее возможности и ограничения.

Задача данной главы описать логическую структуру организованного общества, но здесь возникает одна проблема. Как может "организованное общество" иметь "логическую структуру" В конце концов, общество - не ряд суждений или теория, как можно говорить о логической структуре Но социальная и институциональная действительность содержит представления, причем не только умственные, но и лингвистические представления, как конструирующие элементы. Эти представления обладают логической структурой. Задача главы – найти наиболее фундаментальные из этих логических структур.

Почему логический анализ оказывается под угрозой Так как. соблазнительно думать, что такие институциональные структуры как собственность и само государство поддерживаются полицейской и военной мощью государство и что их принятие будет вынуждено и необходимо. Но власть полиции пригодна для использования против очень маленького числа людей, это было очень хорошо видно на примере волнений в Лос-Анджелесе 1992 года, когда полиция ничего не могла сделать с бунтовщиками и часто принимала функцию наблюдателей. Это видно на примере падения коммунистических режимов в странах Восточной Европы и СССР.

И важный пункт для нашего обсуждения - то, что мы не можем допустить, что система принятия поддерживается силой. Система силы – сама по себе система принятия. Полиция и армия, например, являются системами статус - функций. Но более важно для наших насущных целей то, что система силы предполагает другие системы статус -функций. Сомнительно, что всесильное государство придет на помощь в трудную минуту; напротив это наше природное состояние и это природное состояние – то что люди принимают систему конструктивных правил, по крайней мере почти все время.

Сомнительно, что единичная мотивация подходит для непрерывного подтверждения институциональных фактов. Соблазнительно думать, что должна быть некоторая рациональная основа для такого подтверждения, что участники получают некоторое готовое теоретическое преимущество или преуспевают на более высоком уровне, но замечательная особенность институциональных структур - то, что люди продолжают подтверждать их и сотрудничать в многих из них даже, когда они не получают никакой выгоды от этого.

Вообще статус - функции – это предмет власти, что мы увидим позже. Структура институциональных фактов - структура отношений власти, включая негативные и позитивные, условные и категоричные, коллективные и индивидуальные полномочия. В нашей интеллектуальной традиции начиная с Просвещения вся идея власти сильно раздражает определенный тип либералов. Определенный класс интеллигенции очень хотел бы что бы этой власти не было вообще (и если уж она должна существовать, то было бы лучше если бы их любимое угнетенное меньшинство имело ее большую часть). Один из уроков, который получен из изучения институциональных фактов то, что все, что мы ценим в цивилизации, требует создания и поддержания институциональной власти через коллективно наложенные статус - функции. Они требуют текущего контроля и корректировки, чтобы создавать и сохранять справедливость, эффективность, гибкость и креативность, не говоря уже о таких традиционных ценностях как законность, свобода и достоинство. Но институциональная власть повсеместна и необходима. Институциональная власть массивная, повсеместная и обычно невидимая, проникает в каждый уголок нашей социальной жизни и она не угроза либеральным ценностям, но скорее предварительное условие их существования.

4.4. Некоторые типы наложения статус - функций.

Чтобы исследовать логическую структуру институциональной действительности, сначала нужно спросить: какие виды новых фактов, новых полномочий, новых причин люди могут создавать, создавая статус - функции, когда статус - функции существует только, потому что люди верят, что они существуют

Что касается физических функций, то ограничения связаны только с их явными физическими возможностями. История технологии - история того, как знание и организованное желание использовало технические возможности. Но когда мы сталкиваемся с институциональными фактами, усовершенствование технологии не изменяет возможностей. Мы не можем создать электрический ток, только решив считать что-то электрическим током, но мы можем создать институт Президенства, только решив. кого мы будем считать соответствующим Президенту и затем делая Президентами тех людей, которые отвечают условиям, на которых мы остановились. Интенциональность относительно заменимости предложения "X считать как Y в C" ключ к истинной интенциональности явлений. Так как ни X термин, ни Y термин нельзя заменить кореферентными выражениями без потери или изменения истинного значения всего утверждения, у нас есть сильные основания предположить, что выражение "считать как " определяет форму интенциональности. Возможность создания институциональных фактов с помощью этой формулы ограничена возможностью наложения новых свойств на объекты только посредством коллективного соглашения, что они имеют эти свойства. Наш вопрос теперь, какие формы и ограничения институционального наложения функций

На первый взгляд институциональные факты кажутся крайне разнообразными. Посредством институциональных фактов мы можем делать обещания, считать голы, становиться Президентами, оплачивать счета и нанимать. Но внутри этого огромного разнообразия объектов можно выделить на самом деле всего несколько общих формальных свойств институциональных фактов.

Так как создание институциональных фактов - вопрос наложения статуса и с ним функции на некоторый объект, который еще не имеет этой статус - функции, то вообще создание статус -функции – предмет предоставления некоторых новых возможностей. Мы бы не достигли требуемого результата, накладывая статус- функцию, именуемую Y термином, если бы это не давало некоторые новые возможности X термину и в большинстве случаев (хотя и не во всех) создание институциональных фактов есть именно предоставление возможностей X термину или выполнение некоторых истинных функциональных операций, таких как аннулирование и создание условий для создания возможностей. В самом простом случае Y термин дает название возможности, которую X термин не имеет исключительно благодаря своей структуре. В случаях, где X термин - человек, этот человек приобретает возможности, которые он или она еще не имели. В случае, где X термин - объект, пользователь этого объекта может делать с ним то, что он или она не могли бы делать исключительно благодаря структуре X. Таким образом деньги, паспорта, водительские удостоверения и языковые конструкции дают возможность предъявителю или пользователю делать то, что он или она иначе не могли бы делать, например покупки, международные поездки, законное управление автомобилем и выполнение речевых действий. В этих случаях принятие Y статуса включает некоторую форму создания возможностей таких как разрешение, принятие, пригодность и т.д. Другие случаи, как мы поймем, включают определенные логические (Булевы) функции в эти формы возможностей, например, аннулирование или создание условий.

Таким образом, вопрос, сколько типов институциональных фактов может существовать, сводится в значительной степени к вопросу, какие возможности мы можем создавать только в соответствии с коллективным соглашением Явные физические возможности не связаны с коллективным соглашением. Мы не можем увеличить наш вес или силу рук в соответствии с коллективным соглашением. Но мы можем увеличивать богатство или даже создать возможность жизни и смерти в соответствии с коллективным соглашением. В общем ответ должен быть следующим: Мы можем с этим механизмом создавать только те формы возможностей (власти), где коллективное распознавание или принятие возможностей (власти) конструирует их наличие. Если это и есть формальная структура этого механизма, то пред нами автоматически встают две проблемы. Во - первых, этот механизм не накладывает никаких ограничений на объекты, таким образом огромное количество институциональных реалий, от жен до войн, и от вечеринок до Конгресса, должны казаться менее проблематичными. Во-вторых, механизм, описанный таким образом, не требует, чтобы участники осознавали, что на самом деле происходит. Они могут думать, что человек является Королем только потому, что он – помазанник Божий, но до тех пор пока они продолжают признавать его власть, он имеет статус - функцию короля независимо от любых неправильных убеждений, которых люди могут придерживаться.

Имеется интересный класс исключений из утверждения, что все институциональные факты включают возможность. Некоторые институциональные факты включают чистый статус без дальнейшей функции. Это те случаи, когда статус чисто почётное наименование. Если у Вас есть ордена, почетная степень, вы самый популярный человек в вашем классе или мисс Графства Аламеда, никакие права или полномочия не связанны с этими позициями. Это чисто наименования.

Следующий вопрос сколько типов "Y" может быть в формуле "X считать как Y в C" Так как институциональные факты структурированы коллективной интенциональностью и так как имеются строгие ограничения на возможность создания институциональных фактов, мы должны дать ответ на этот вопрос. Давайте начнем наивно, с перечисления некоторых формальных свойств институциональной действительности.

Y статус может накладываться на несколько онтологически различных категорий явлений: Люди (например, председатели, жены, священники, профессора); объекты (например, речевые конструкции, доллары, удостоверения, права на вождения); и события (выборы, свадьбы, вечеринки, войны, голы). Люди, объекты и события взаимодействуют в систематических связях (например, правительствах, браках, корпорациях, университетах, армиях, церкви). Часто Y статус накладывается на людей и группы благодаря ряду предвосхищающих до институциональных отношений среди них. Таким образом совокупность людей может составлять город, государство, или мужчина и женщина могут составлять брачную пару, но такое установление происходит не просто потому что вместе собираются люди определенного рода, а скорее благодаря отношениям среди членов совокупности.

Какими свойствами обладают объекты, события и люди, которые налагаются новыми статус - функциями Первое предположение - то, что категория людей, включая группы, является основной в том смысле, что наложение статус - функций на объекты и события работает только относительно людей. Этот факт не должен удивлять, так как он – общее свойство агентивных функций. Мы рассматриваем не пять долларов самих по себе, а скорее их владельца, который имеет теперь некоторые возможности, которые он или она иначе не имел бы.

Можно предположить, что содержание коллективной интенциональности в наложении статус - функции обычно состоит в том, что некоторый человеческий субъект, единственный или множественный, обладает некоторой возможностью, положительной или отрицательной, условной или категоричной. Здесь можно выделить два вида случаев: прямой (непосредственный) случай, когда статус накладывается на агента, например, Джонс - президент и косвенный случай, когда статус накладывается на объект, например, это - пять долларов.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.