WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||

В сложных сообществах общие индикаторы статуса – водительские права и паспорта. Они указывают что предъявитель обладает статусом того, кто юридически имеет право пересекать границу или водить машину. Наиболее общий способ индикации статуса - роспись. Подписание документа может создавать новый институциональный факт, но длительное существование письменной подписи указывает, при прочих равных условиях, на длительное существование факта. Подпись на документе сохраняется длительное время и таким образом может играть роль индикатора статуса. Функция индикаторов статуса - всегда эпистемиологическая.

Некоторые индикаторы статуса могут и не быть явно лингвистическими, то есть это не обязательно слова. Наиболее очевидные примеры - свадебные кольца и униформы. Но это символы пути, точно такие же как язык и ношение свадебного кольца или униформа выполняет тип речевого акта. Такие индикаторы выполняют не только эпистемиологические функции, но так же и другие функции - экспрессивные, церемониальные, эстетические и что наиболее важно, конструирующие. Конечно, униформа не конструирует полицейского, но она символизирует статус-функцию; и это символизация, в том или ином смысле, является существенным компонентом существования статус-функции. Значение языка для институциональных фактов не только описательное, но и конструктивное.

5.2. Иерархия фактов: от грубого до институционального уровня.

Одна из целей работы показать, как может мир институтов вырастать из "физического" мира. Иерархическая таксономия покажет место социальной, институциональной и умственной действительности в пределах физической действительности.

Однако, строительство такой таксономии не простая задача, потому что нам нужно провести некоторые глобальные различия. Упрощенная иерархия отношений между различными типами фактов показаны на следующей схеме. Наше первоначальное различие между грубыми и институциональными фактами теперь выходит за свои непосредственные пределы и растворяется в следующем ряде различий.

Функции всегда в конечном счете назначаются на грубые явления, следовательно можно провести линию от назначения Функции к Грубым Физическим Фактам.

На первом уровне, среди всех видов фактов, Серль проводит отличие между грубыми, не духовными фактами и духовными фактами всех видов. Серль не поддерживает старую Картезианскую терминологию, потому что она, видимо, подразумевает онтогонизм между духовным и физическим, но если мы можем забывать Картезианскую метафизику, то лучше называть это различием между не духовными грубыми физическими фактами и духовными фактами. Эти категории не исчерпывают все виды фактов. Если есть математические факты, например, то они не были бы включены в эту таксономию.

На втором уровне, в пределах класса духовных фактов проводится различие между интенциональными фактами и не интенциональными фактами.

На третьем уровне, в пределах класса институциональных фактов проводится различие между индивидуальными интенциональными фактами и коллективными фактами. Серль использует выражение " социальные факты " в том смысле, что все интенциональные, но только коллективные интенциональные факты - социальные факты. Институциональные факты - тогда специальный подкласс социальных фактов и наша задача определить точно свойства, которые определяют этот подкласс.

На четвертом уровне, как в пределах индивидуальной так и коллективной интенциональности, проводится различие между теми формами интенциональность, которые назначают функцию, например, когда говорится "Это - отвертка " и всеми другими, например, "Я хочу воды." Назначение функции создает функциональные факты.

Может быть странно, что факт, что это является отверткой - разновидность духовного факта, что это онтологически субъективно даже при том, что эпистемиологически объективно; но это следует из того, что любое приписывание функции зависит от наблюдателя. Кроме того, так как любое назначение функции - в конечном счете лежит на грубых фактах, это свойство в таксономии связано с грубыми физическими фактами нашего первого уровня. Иногда функции могут накладываться на другие функции, но в конечном счете такие иерархии должны достигать нижнего предела, основанного на грубых фактах. Вообще в иерархии назначенных функций нижний предел лежит на грубых "физических" явлениях; но нет причин, в принципе, по которым этот предел не может лежать на духовных явлениях. Например, мы могли бы считать, что некоторые умственные состояние конструируют некоторые виды психических расстройств. В таком случае X считается как Y, но X относится к духовным феноменам.

На пятом уровне, в пределах класса функциональных фактов проводится различие между не агентивными функциональными фактами, например, функция сердца должна качать кровь и агентивными функциональными фактами, например, функция молотка забивать гвозди. Функции назначаются не только на искусственные, но и на естественные явления. Например, когда мы говорим "этот камень хорошее пресс-папье" и "какой красивый закат" мы накладываем функции на естественные явления.

Кроме того, также, как можно "наложить" агентивные функции на естественные можно "обнаружить" не агентивные функции среди искусственных феноменов. Если, например, Вы принимаете различие между явными и скрытыми функциями, и Вы полагаете, что скрытые функции неинтециональны, то открытие скрытых функций институтов – это открытие не агентивных функций искусственных явлений. Таким образом, например, если Вы думаете, что не интенциональная скрытая функция денег поддерживать систему неравенства, то вы открываете не агентивную функцию среди агентивных статус-функций денег.

На шестом уровне, в пределах категории агентивных функций, проводится различие между функциями, выполнение которых основано исключительно на физических свойствах вещей и функциями, которые выполняются только посредством коллективного принятия. Ключевой элемент в развитии агентивных функций в институциональные факты заключается в том, что мы все вместе налагаем функцию на явление, физические свойства которого недостаточны, чтобы гарантировать выполнение функции, и поэтому функция может выполнятся только как предмет коллективного принятия или признания. Эти статус-функции включают подкатегорию агентивных функций. Этот класс статус-функций идентичен с классом институциональных фактов.

Пример агентивных функций, выполняемых исходя из присущей объекту физической структуры - высказывания "это ванна", "это - отвертка." Примеры статус-функций (= институциональные факты) – высказывания "эта бумажка двадцать долларов."

На седьмом уровне, в пределах категории статус - функций мы можем выделить множество путей классификации институциональных фактов.

  1. Мы можем отличать институциональные факты по предмету рассмотрения. Мы можем отличать лингвистические, экономические, политические, религиозные, и т.д., институциональные факты. Для нас наиболее важное различие по предмету проводится между лингвистическим и нелингвистическими фактами.
  2. Мы можем отличать институциональные факты по их современному статусу. Мы можем проводить отличия между начальным созданием институционального факта (например, Клинтон стал Президентом в 1993), его поддержанием (например, Клинтон был Президентом в течение 1993 и т.д.) и возможном прекращением через распад или прямое разрушение (например, Византийская Империя пала в 1453).
  3. Мы можем отличать институциональные факты по логическим операциям. В основном наложение власти происходит согласно следующей структуре:

Мы принимаем, что (S, имеет власть (S, делает A)).

Примеры таких структур: " У Салли двадцать долларов" или "Джон - наш лидер." Но на основе базовой структуры можно выделить логические действия типа отрицания и создания условий. Например, отрицанием власти в содержании институционального факта было бы "Салли должна двадцать долларов," и отрицанием принятия было бы высказывание " Джон отстранен от руководства. "

Восьмое, как только мы имеем, и лингвистические и нелингвистические институциональные функции, мы можем итерировать (повторять) функции на основе функций. Термин Y одного уровня может быть термином X или термином C следующего уровня или даже более высоких уровней. Таким образом такое и такое высказывание XI нужно считать обещанием Yl в контексте Cl; но при некоторых обстоятельствах C2, это обещание, YI = X2, нужно считать юридически обязательным контрактом, Y2. Имея контракт как контекст, Y2 = C3, определенное действие X3 нужно считать нарушением, Y3. В контексте этого нарушения, Y3 = C4, ряд судебных исков X4 нужно считать успешным судебным процессом, Y4, и следовательно имеющим функцию исправления нарушения или компенсации за него. Такие повторения производят самые высокие уровни институциональных фактов.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.