WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

Если мы посмотрим на институциональные факты имея в иду все выше изложенное, видимо статус - функции попадают в некоторые широкие категории. Первым шагом их при классификации, которую мы позже усовершенствуем, будет временно разделить их на четыре широких категории, которые называются символическими, деонтическими, почетными и процедурными.

1. Символическая власть: Создание смысла.

Наличие символической власти позволяет нам представлять действительность с помощью речи или неречевых моделей. В таких случаях мы налагаем интенциональность на объекты, которые по своей природе не интенциональны. И процесс этого создает язык и смысл во всех его формах. Наложение интенциональности на некоторого рода физические структуры определяет как формальную структуру - синтаксис, так и значимое содержание - семантика. Таким образом, например, фонетически/граматический тип "Il pleut " считается предложением Французкого, и "Es regnet" считается предложением Немцкого. На физические звуки и метки мы налагаем статус слова, предложения и в целом синтаксиса. Но на различные синтаксические объекты налагается одинаковое семантическое содержание, оба предложения означают "Идет дождь." Символизация необходима для других форм наложения институциональных функций. Мы не можем наложить права, обязательства, и т.д., без слов или символов.

2. Деонтическая власть: Создание Прав и Обязанностей.

Деонтическая власть должна регулировать отношения между людьми. В этой категории мы налагаем права, обязанности, обязательства, привилегии, полномочия, штрафы, разрешения и другие деонтические феномены. Что качается нашего более раннего предположения, что вообще Y статус дает (или отрицает) возможности (власть), то здесь можно выдвинуть очевидную гипотезу, что есть две широкие категории таких статус - функций. Первая - где агент обеспечен некоторой новой возможностью, свидетельством, разрешением, правом, разрешением или квалификацией, предоставляющей способность делать что-то, что он, или она не могла бы иначе делать; и вторая - где агент обязывается, заставляется или как-то иначе вынужден делать то, что он, или иначе не стали бы делать - или, что относится к этой же категории, ему препятствуют делать что-то, что было бы иначе выполнимо. Грубо говоря, две основных категории – это положительные и отрицательные возможности. Оба вида деонтических статус -функций предмет конвенциональной власти. Эта терминология позволит нам отличить конвенциональную власть от грубой физической власти, даже при том, что конечно они часто идут бок о бок; потому что часто факт предоставления конвенциональной власти должен разрешить использование грубой физической власти. Полицейская власть - очевидный пример.

Если мы вспомним, что первичная цель нашего анализа не социальные объекты, типа денег, правительств и университетов, но агенты, чья деятельность связана с этими объектами, то очередное разделение в классификации институциональной действительности – разделение между тем, что агент может делать и что агент должен (и не должен) делать, между тем, что агенту позволяют делать и что от него или ее требуется делать в результате назначения статуса, назначенного в термине Y.

3. Почет: Статус ради статуса.

Почести (и позор) означает наличие статуса ценного скорее самого по себе, чем в связи с его последствиями.

Приведем некоторые примеры:

Марк выиграл чемпионат по лыжам.

МкКати получил вотум недоверия США.

Билл был награжден медалью Колледжа de France.

В дополнение к этим трем категориям статус- функций, мы должны также идентифицировать условные или процедурные свойства деонтической власти и почестей.

4. Процедурные шаги на пути к власти и почестям.

В пределах институтов мы можем назначать процедурные шаги для достижения прав и обязанностей, или почестей и позора. Имеются некоторые примеры:

Население проголосовало за Рейгана.

Клинтон выдвинут как кандидат в президенты от Демократической партии.

Возражение было поддержано судьей.

В случае голосования, хотя каждый имеет право голосовать, фактически, сам по себе каждый голос не создает никаких новых прав и обязанностей. Только определенное количество голосов устанавливает победителя и его новые права и обязанности. Получение шести голосов - подобно получению шести голов в футбольной игре, но отличается от получения шести долларов. Шесть голосов и шесть голов – практические шаги на пути к победе, но Вы не можете делать с ним что-либо еще. За шесть долларов Вы можете что-то купить. Когда назначается кандидат в Президенты, он или она приобретает новые права и обязанности как кандидат, но большинство кандидатов, видимо, полагают, что это один из шагов на пути к Президенту.

Один и тот же институциональный факт может включать все четыре свойства. Таким образом статус кандидата дает человеку некоторые права и обязанности, это - большая честь и это – процедурный шаг на пути к Президенту и этот факт не мог бы существовать без слов или других видов символов.

Что бы проиллюстрировать эти пункты давайте рассмотрим пример игр. Большинство правил игры должно состоять из определенных прав и обязанностей (пункт 2), но конечная цель победа (пункт 3) и многие из шагов носят практический характер (пункт 4). Например, некоторые права и обязанности условны. Таким образом, если разбивающий получает один штраф или три шара, это не дает ему пока никаких дальнейших прав или обязанностей, но это устанавливает условные права и обязательства: еще два штрафа и он выйдет, еще один шар и он идет на первую базу. Такие условные права и обязанности типичны для институциональных структур. Например, в Американских университетах после нескольких лет работы вас могут назначить на постоянную штатную должность.

4.5. Логическая структура конвенциональной власти.

Что бы дальше исследовать предварительную таксономию предыдущих параграфов нужно исследовать интенциональную структуру институциональных фактов. Цель данного параграфа состоит в том, чтобы пробовать выявить общую форму содержания статус -функции Y, когда мы идем от X к Y в формуле "X считать как Y в C." Так как содержание Y накладывается на X элемент коллективным принятием, должно быть некоторое содержание этого коллективного принятия (признания, убеждения и т.д.); и, по мнению Серля, для большинства случаев содержание имеет отношение к некоторого рода конвенциональной власти, предмет которой связан с некоторым типом действия или направлением действий. Кроме того, так как есть строгие пределы того, какие виды возможностей могут быть созданы коллективным принятием, мы можем вывести общие формы содержания термина Y в очень небольшом числе формул. Так как возможности– это всегда право на что-то или определенные ограничения, препозиционное содержание возможностей статус-функций всегда включает (S делает A) где "S" может быть заменен выражением, отражающим отдельного индивидуума или группу и "A" названием действия или деятельности, включая запреты на нее.

Следуя этой мысли, мы видим, что примитивная структура наложения на термин X коллективной интенциональности, где X считается как Y в C, будет:

Мы принимаем, что (S имеет возможность (S, делает A)).

Как упомянуто ранее, есть различия между положительными и отрицательными конвенциональными возможностями, различие между разрешениями и требованиями. Есть также различие между созданием и разрушением конвенциональных возможностей.

Позвольте нам начинать исследование этих формальных действий, исследуя два основных способа разрешений и требований, которые можно представить как:

Мы принимаем, что (S, разрешается (S, делает A)).

Мы принимаем, что (от S, требуется (S, делает A)).

В случае разрешения мы коллективно предоставляем возможности некоторому индивидууму или группе; в случае требований мы коллективно ограничиваем возможности некоторого индивидуума или группы.

Если мы соединим все эти элементы вместе, то форма типичных разрешающих конвенциональных возможностей, например, "X, эти кусочки бумаги, считать как Y, пять долларов" состояла была бы частично из:

Мы принимаем, что (S, предъявителю X, разрешается (S, покупает на X ценности на сумму до пяти долларов)).

В случае отрицательных возможностей, то есть, требований, например, " X, эти кусочки бумаги, считать как Y, плата за парковку", лежащая в основе форма коллективной интенциональность состояла бы частично из

Мы принимаем что, (от S, человека который владеет X, требуется (S, платит штраф)).

Здесь мы описали форму устойчивых институциональных фактов, где, например, мы уже имеем пять долларов или плату за парковку. Но эти конвенциональные возможности сами по себе могут создаваться или разрушаться. И действия создания и разрушения могут быть осуществлением конвенциональных возможностей, например, брак и развод; или они могут просто развиваться, как, например, когда группа может постепенно прийти к тому, чтобы принять кого - то как лидера без формальных выборов или назначения. В случаях, где действие пример явного создания или разрушения конвенциональной власти, само оно обычно выполнение другой конвенциональной власти, власти создавать или уничтожать таким образом. Предположим, обычная организация, наделенная определенными полномочиями, например ГАИ, дает водительские удостоверения S. Какая будет форма коллективной интенциональности Мы должны различать интенциональность организации от интенциональности общества, которое прежде всего отвечает за работу всей системы. С точки зрения общества, форма создания институциональной власти будет следующей

Мы принимаем, что (организация создает (S, разрешается (S может водить автомобиль))).

Когда конвенциональная власть разрушается, видимо, отрицание работает на коллективном принятии, а не на содержании того принятия. Таким образом, например, если брак между S1 и S2 расторгается, следствием этого будет

Мы больше не принимаем, ( что S1 и S2 состоят в браке).

Соблазнительно думать можно определить всю конвенциональную власть в одной формуле и формуле для отрицания. Успехи, которые мы имеем в других областях логики, усиливают этот соблазн. Таким образом в алетической модальной логике

(p необходимо тогда и только тогда, когда не возможно не p)

В логике предикатов:

(Каждый X, обладает свойством f тогда и только тогда, когда нет x, который не обладает свойством f)

И в деонтической логике:

(Обязательно, чтобы p, если не разрешено, что не p. )

Так почему параллельных структур нет в "институциональной" логике Почему S может делать А тогда и только тогда, когда это не тот случай, что от S требуется не делать A

На первый взгляд параллелизм не работает, потому что отсутствие требования не делать что-либо само по себе не конструирует институциональную возможность делать это. В классической деонтической логике отсутствие необходимости не делать что-либо эквивалентно разрешению делать это; но для обычной власти нет столь очевидной эквивалентности, потому что есть большое количество вещей, которые не требуется не делать (то есть, они не запрещены), но вам институционально не разрешено делать их. Например, институционально не разрешено встать, обойти комнату и ударить вас по носу, даже при том, что это нет требования не делать эти вещи.

Однако, если мы подумаем об этом глубже мы увидим, что параллелизм работает. Проблема – в пределах допустимого. Конвенциональная власть существует только тогда, когда есть некоторый акт или процесс создания, таким образом нам нужно рассматривать как институциональные разрешения так и требования, как несущие на себе ограничения в создании коллективной власти вообще и, таким образом, понять параллелизм между законами перестановок в модальной, деонтической логике и логике предикатов и институциональной логики. Таким образом:

S разрешается (S делает A) тогда и только тогда, когда от S не требуется (S не делает A), на самом деле означает, что мы создаем этот случай, благодаря коллективному принятию того, что (S разрешается (S, делает A)) тогда и только тогда, когда мы создаем этот случай благодаря коллективному принятию, что ( от S не требуется (S не делает A)).

Например, если мы даем Президенту право накладывать вето на законы конгресса, мы не требуем от него не накладывать вето на такие законы. Или, например, когда у вас есть права на вождение, от вас не требуется не водить.

В природе конвенциальной власти есть неявная скрытая особенность: Она существует только тогда, когда где есть некоторый акт или процесс создания. Таким образом, простое отсутствие конвенциональной власти, отмеченной отрицанием - не эквивалент присутствию некоторого другого вида конвенциональной власти, но мы можем все же определять оба способа конвенциональной власти в терминах одной власти плюс отрицание при условии, что оба понимаются как созданные в соответствии с формулой. Два основных способа конвенциональной власти, когда мы налагаем разрешение на агента и когда мы налагаем требование на агента и они могут быть определены в одинаковых терминах, плюс отрицание.

Кроме того, мы можем определить разрушение власти в терминах разрушения прежде существующей конвенциональной власти. Например, когда служащий уволен или суд предоставляет развод в каждом случае, прежде существующая конвенциональная власть разрушается посредством разрушения принятия. Таким образом "Вы уволены!" Является эквивалентном разрушения конвенциональной власти:

Мы разрушаем власть (Вы наняты) и это эквивалентно Мы больше не принимаем, что (S, имеет права и обязанности (S действует как служащий)).

Основной аргумент за то, что логическая структура разрушения конвенциональной власти является отрицанием коллективного принятия скорее, чем отрицанием содержания принятия - то, что оно не требует длительного поддержания статус- функции способом, с помощью которого конвенциональная власть обычно поддерживается. Таким образом брак требует непрерывного поддерживания способом, которым развод не требует.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.