WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 31 |

Два человека сидят напротив друг друга. Одиниз них —психотерапевт, другой — пациент. Пациент не­счастлив, неудовлетворен своей нынешней жизнью, чувст­вует себя стесненным, загнанным втупик, жизнь его за­полнена страданиями. Перед психотерапевтом стоит задача помочьпациенту изменить свою жизнь таким обра­зом, который бы позволил емуразвиваться дальше, предоставил бы в его распоряжение более богатый наборвоз­можностей, чтобыпациент испытывал от жизни больше удовлетворения и меньше бы страдал в ней. Вчем конкрет­но состоитзадача психотерапевта при оказании помощи своему пациенту

Мы понимаем эту задачу следующимобразом:

“Вес разновидности психотерапии сталкиваютсяс про­блемойадекватного реагирования по отношению к таким людям. Адекватная реакция вданном контексте заключа­ется, по нашему мнению, в том, чтобы помочь пациенту изменить опыт,сделав его богаче. Психотерапия редко достигает этой цели, изменяя мир, поэтомупсихотерапевти­ческийподход состоит, как правило, в том, чтобы изме­нить то, как пациент испытывает,переживает мир. Люди действуют в мире не напрямую, а через свое восприятие мираили его модель. Психотерапия, т.о. направлена на изменение мира у пациента,влекущее за собой изменение его поведения и опыта. Глобальная стратегия,которой придерживается психотерапевт, конкретно представлена в Метамодели— поставить обедненныечасти модели паци­ентапод сомнение и расширить их. Обычно это осуществ­ляется в форме либо восстановления(инсценизации или создания направленной фантазии, психотерапевтических двойныхсвязей, референтной структуры, противоречащей ограничительным обобщениям моделипациента” (“Струк­турамагии I”, гл. 6)

Другими словами, работа психотерапевта,направлен­ная насоздание нового опыта, будет проходить при актив­ном творческом участии в этом егопациента. Этот опыт направлен на способ организации пациентом своеговосп­риятия мира илимодели мира, который мешает ему изме­ниться. Этот опыт находится запределами модели пациен­та. Процесс создания и переживания нового опыта предоставит враспоряжение пациента новую модель и новый набор возможных выборов жизненныхрешений.

СЛОЖНЫЕ СООБЩЕНИЯ

Существует множество способов,воспользовавшись которыми, пациент может приступить к созданию подо­бного опыта. В данном разделе мыописываем набор воз­можных ходов, имеющихся в распоряжении психотерапев­та, сталкивающегося с одной изразновидностей поведе­ния, характерного для его пациентов. Речь пойдет об ин конгруэнтностикоммуникации.

В части I данного тома “Репрезентативныесистемы” мы подробно рассмотрели различные карты, которыми мы, люди, организуемсвой опыт. Так как каждый может орга­низовать свой опыт с помощьюразличных репрезентатив­ных систем, возникает вопрос: не представляют ли эти репрезантивныесистемы одного и того же индивида не толь­ко различные типы информации, но иразличные модели мира

В последние десятилетия психотерапевты началиуде­лять внимание нетолько общению с пациентами с по­мощью слов, но и общению с помощью языка. Представле­ния о сложных сообщениях легло воснову многочислен­ныхисследований, предпринятых в этой области.

А теперь вернемся на некоторое время кпсихотерапев­ту ипациенту и внимательно понаблюдаем за тем, что между нимипроисходит.

Пациент и психотерапевт работают уже 20 минут.Па­циент рассказывает освоих взаимоотношениях с женой. Психотерапевт наклоняется к пациенту испрашивает его о чувствах, испытываемых к его жене в данный моментвремени.

Тело пациента мгновенно напрягается, у негоперехва­тывает дыхание,он выкидывает вперед левую руку, указа­тельным пальцем вниз, правая рукамягко опускается на колени ладонью вверх, резким пронзительным голосом онгромко произносит: Я делаю все, что возможно, чтобы помочь ей, я так люблюее.

Рассмотрим сообщения, поступающие от пациентак психотерапевту в данный момент:

а) тело напряжено;

б) дыхание поверхностное, неровное;

в) левая рука выброшена вперед указательнымпаль­цемвниз;

г) правая рука лежит раскрытой ладонью вверхна ко­ленях;

д) голос резкий и пронзительный;

е) темп речи стремительный;

*) слова: “Я делаю все, что могу, чтобыпомочь ей, я так люблю ее”.

Это описание человека, коммуникация которогоинконгруэнтна, т.е. сообщения, передаваемые по различным выходным каналам междусобой и не передают единого сообщения. Например, слова пациента, в которых онсооб­щает о своей любвик жене, не согласуются с тембром его голоса, когда он произносит эти слова.Левая рука пациен­та свытянутым указательным пальцем не согласуется с правой рукой, лежащей на коленях раскрытойладонью вверх. Сообщение, передаваемое словами пациента, отли­чается от сообщения, передаваемоготембром голоса паци­ента. Сообщение, передаваемое левой рукой пациента, от­личается от сообщения,передаваемого правой рукой.

Психотерапевт имеет дело с пациентом,предъявляю­щим емунабор не согласующихся между собой сообщений (инконгруэнтная коммуникация).Перед ним возникает проблема адекватного реагирования на эти сложныесооб­щения.По-видимому, каждый из нас, читая вышеприве­денное описание пациента синконгруэнтной коммуника­цией, сможет вспомнить ситуации, когда он сам столкнул­ся с пациентом, предъявляющимсложные инконгруэнтные сообщения. Рассмотрим кратко возможности, которымирасполагают психотерапевт (или любой другой, кто дол­жен как-то реагировать на человека,предъявляющего не­совместимые между собой сообщения).

Во-первых, психотерапевт может не заметить,не осоз­натьинконгруэнтность —т.е. не осознать, что сообщения пациента не согласуются между собой. По нашимнаблю­дениям, в случае,когда психотерапевт не сумел заметить инконгруэнтность своего пациента,результатом будет вначале замешательство и неуверенность самоготерапев­та. Чувствонеуверенности у самого психотерапевта обыч­но оказывается довольнонеустойчивым, он все более и бо­лее ощущает внутренний дискомфорт. Высказываясь после сеанса освоем самочувствии в подобных ситуациях, пси­хотерапевты говорят, что имказалось, будто чего-то не хватает. Во время наших семинаров мы много раз замеча­ли, что проходит совсем немноговремени и психотерапевт сам начинает вести себя инконгруэнтно. Более конкретно:психотерапевт стремится к согласованию получаемых им сообщений со своимисобственными ощущениями по каж­дому каналу отдельно.

Возвращаясь к уже описанному примеру, еслитера­певт не заметилописанных инконгруэнтностей, то вскоре он сам начнет разговаривать со своимпациентом о чувст­вахлюбви и преданности последнего к своей жене резким голосом, отражаяодновременно своей позой и жестами ин-конгрузнтность своего пациента. Например, жесты его рукбудут рассогласованы между собой. Таким образом — эта первая возможность или выбор— вовсе даже невыбор.

Значение, которое эта поза или жест имеют вмодели мира психотерапевта, может совпадать со значением позы и жеста в моделимира пациента, но может и не совпадать с ними. Как уже сказано в “Структуремагии I”: “...боль­шойопыт психотерапевта может подсказать ему интуи­тивную догадку относительно того,что именно было упу­щено (в данном случае, какое значение имеет поза или жест).Возможно, он предпочтет интерпретировать или до­гадываться... Мы не возражаемпротив такого решения. Существует, однако, опасность, что любая интерпретацияили догадка может оказаться неточной. Поэтому мы вво­дим в нашу модель мира мерупредосторожности для паци­ента.

Пациент проверяет интерпретацию или догадку,пред­ложенную емупсихотерапевтом, порождая предположе­ние, включающее этот материал, и,основываясь на своих интуициях, устанавливает, подходит ли ему этаинтерпре­тация,осмысленна ли она, является ли точной репрезента­цией его модели мира”.

Вторая возможность, состоящая в том, чтобывыбрать одно из невербальных сообщений в качестве валидного и попроситьпациента выразить его смысл словами, — обсуждалась нами в первой частиэтой книги. Говоря конк­ретно, этот ход представляет собой, по сути, просьбу со стороныпсихотерапевта, чтобы пациент переключился с одной репрезентативной системы надругую. В данном слу­чае психотерапевт предлагает пациенту переключиться с сообщения,передаваемого позой и жестом, на сообщение, передаваемое репрезентативнойсистемой естественного языка.

Вышеописанный выбор, совершаемыйпсихотерапев­том, т.е.выбор сообщения, передаваемого выходной систе­мой человеческого тела в качествевалидной репрезента­цияподлинных чувств пациента, солидно обоснован в тео­риях коммуникации ипсихотерапии.

ТЕОРИЯ ЛОГИЧЕСКИХ ТИПОВ

По нашему мнению, наиболее эксплицитная исовер­шенная модельчеловеческой коммуникации и психотера­пии описана в работах ГрегориБейтсона и его коллег. Яв­ляясь широкообразованным исследователем, наделенным к тому жеострым умом, Бейтсон предложил, например, свою модель шизофрении, основанную напредставлении о двойных связях. В своей теории шизофрении Бейтсоноб­ратилсяк модели Б.Рассела,разработанной им для избега­ния некоторых парадоксов, возникающих в мета-матема­тике. Эта модель известна кактеория логических типов.

СОДЕРЖАНИЕ И ОТНОШЕНИЕ

Любую человеческую коммуникацию Бейтсонрасчле­няеткатегориально на две части, или “уровня”. Последние называются сообщениями о“содержании” и сообщениями об “отношении”. Говоря конкретно, вербальная, или диск­ретная, часть коммуникации” (илито, что человек гово­рит словами) рассматривается в качестве содержательного сообщенияданной коммуникации, а невербальная (анало­говая) часть коммуникации считаетсясообщением об от­ношении.

Диаграмма, предлагаемая ниже, поможет вамразо­браться вовзаимосвязи терминологии, предложенной Бейтсоном, и нашей собственнойтерминологии:

Бейтсон акт коммуникации

содержание (все вербальныесообщения)

отношение (все аналоговыесообщения)

Гриндер/Бендлер акт коммуникации Сообщ.А,Сообщ.Б, Сообщ.Н (по одному сообще­нию на выходной канал)

Пользуясь разработанным выше примером,получаем следующую классификацию:

/Наряду с методом, позволяющим распределитьком­поненты актакоммуникации пациента по двум категори­ям: категории содержания иотношения, Бейтсон предла­гает метод, позволяющий определить, какая из этих кате­горий сообщения являетсявалидной/.

“Когда юноша говорит девушке: “Я люблю тебя”,он пользуется словами для того, чтобы сообщить ей, что го­раздо убедительнее передается тономего голоса и движе­ниями; девушка, если она что-нибудь понимает, больше вниманияобратит на эти сопутствующие словам знаки, чем на сами слова” (G.Batson “Sters to an Ecology of Maind” p.142).,

Бейтсон также отмечает: “Мы наблюдаем уживотных, как они одновременно предъявляют противоречивые сиг­налы — позы, которые одновременноозначают агрессив­ностьи стремление к бегству и т.п. Эти неоднозначности, однако, совершенноотличаются от явления, известного среди людей, когда доброжелательность,выражаемая словами того или иного человека, вступает иногда в противоречие снапряженностью и агрессивностью его интонации |и позы. Человек здесь участвуетв особом виде обмана, что представляет собой более сложную разновидностьповеде­ния, чем уживотных” (там же, стр. 424 - 425).

В обоих процитированных утверждениях Бейтсонисходят из предположения, что в тех случаях, когда между.содержанием иотношением имеется разница или инконгруэнтность, валидной частью актакоммуникации является часть, связанная с отношением, т.е. невербальная часть“акта коммуникации. Действительно, в последней цитате "он употребляет слово“обман”, описывая ситуацию, когда человек применяет слова для выражения сообщения,отличающегося от сообщения, передаваемого невербальной ча­стью акта коммуникации. Из егоупотребления слова “обман” следует, что именно невербальное, или аналоговое,сообщение является сообщением, которое верно отражает истинную природу чувств инамерений того или иного че­ловека. Это решение Бейтсона и других специалистов ста­нет понятнее, если мы рассмотриммодель, с помощью ко­торой они организуют свой психотерапевтический опыт — Теорию ЛогическихТипов.

Адаптируя Теорию Логических Типов Б.Расселадля использования в рамках коммуникации и психотерапии, Бейтсон помещает частькоммуникационного акта, “отно­шения”, на более высокий уровень по сравнению с уровнем“содержания” коммуникативного акта. Другими словами, аналоговое невербальноесообщение выступает по отноше­нию к вербальному сообщению в качестве мета-сообще­ния, т.е. сообщения, относящегося кболее высокому логи­ческому уровню.

Некоторое сообщение, назовем его А, считаетсямета-сообщением по отношению к любому другому сообщению Б, если сообщение Апредставляет собой комментарий, от­носящийся к Б, как к одной из своих частей (меньший чем А в сецелостности), или же если Б входит в объем А (А включает в себя Б, говорят оБ). Чтобы лучше понять ска­занное, обратимся к примеру. Пусть пациент заявил:

Я чувствую неудовлетворенность своей работой(со­общениюБ).

Психотерапевт в ответ спрашивает:

А какие чувства вы испытываете по отношению ксоб­ственному чувствунеудовлетворенности

Пациент отвечает:

Меня пугает чувство неудовлетворенности моейрабо­той (сообщениюА).

Высказанное пациентом сообщение А включает всебя высказанное сообщение Б, следовательно, сообщение А — это мета-сообщение по отношению ксообщению Б.

Теорию Логических Типов Рассел сформулировал,чтобы избежать парадоксов. Суть его теории заключается в том, что, после того,как утверждения (или любая другая категория рассматриваемых объектов)рассортированы до логическим типам, их не следует мешать друг с другом, чтобыне возникло парадоксов, т.е. применять без разбора утверждения (или любыедругие объекты) различных ло­гических типов значит нарываться на парадокс, т.е. одну из формупатологии, в особенной степени характерную для

математиков. Поэтому, адаптировав для своихцелей тео­рию Рассела,Бейтсон взял на вооружение обобщение, со­гласно которому объекты (в данномслучае сообщения) различных логических типов или различных логических уровнейследует четко отделять друг от друга.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.