WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 31 |

Другими словами: благодаря инсценировкепсихотера­певт получаетв свое распоряжение доступ к референтной структуре пациента. Сравнивая ее свербальным описани­емэтого опыта, который дан пациентом, психотерапевт получает в свое распоряжениепример типичных для дан­ного пациента генерализаций, опущений и искажений. В процессепроигрывания собственного опыта на сцене пациентом происходит целый ряд важныхвещей. Во-первых, нынешний опыт пациент сам начинает ставить под вопрос ирасширять его модель мира, так как в ходе инсценировки он реализует такиевозможности, которые раньше были опущены. В результате чего некоторые изотсутствовав­ших частейрепрезентации восстановились. Во-вторых, те части модели пациента, которые былирасплывчатыми и нечеткими, начинают понемногу проясняться, так какин­сценировка— это конкретный опыт,эквивалентный тому, когда пациент сообщает референтные индексы. Но вдан­ном случае этореализуется методом предъявления и пока­за, в отличие от предыдущего,основанного на языковых паттернах. Инсценировка представляет собойдраматиза­цию того, чтопациент репрезентировал в своей модели как событие: следовательно, инсценировкасама по себе приво­дит кденоминализации репрезентации, то есть к обратно­му превращению события в процесс,причем в ходе этого появляется гораздо более конкретный и насыщенный образданного процесса (все это эквивалентно более полной кон­кретизации глагола в результатеприменения техник Метамодели.) Все эти четыре аспекта инсценировки, взятыевместе, имеют своим результатом опыт, который отчасти лежит за пределамиисходной языковой репрезентации па­циента. Так как техника инсценировки благодаря четырем названнымаспектам неявно ставит под сомнение модель мира пациента, интеграция этойтехники с техниками Метамодели приводит к тому, что сама техникаинсцениров­ки выигрываетв силе и непосредственности, так как она сочетается с явно выраженным вызовом,обращенным к языковой репрезентации пациента.

В любой психотерапевтической ситуации, вкоторой техника инсценировки полностью интегрирована Метамоделью, психотерапевтимеет чрезвычайно богатый на­бор возможностей. Во всех этих ситуациях рекомендуется, чтобыпациент по требованию психотерапевта описывал то, что он непрерывно испытываетво время драматизации.

Это текущее описание, как, впрочем, и любойдругой вид вербальной коммуникации пациента с другими участниками спектаклябудет представлять собой, разумеется, последовательность ПоверхностныхСтруктур. Применяя способ постановки вопросов, описанный в Метамодели,психотерапевт проверяет эти Поверхностные Структуры на психотерапевтическуюправильность. Благодаря этому материал, который техника инсценировкипредоставляет­ся враспоряжение психотерапевта неявно, в данном слу­чае реализуется явно, эксплицитно.Назначение техники инсценировки состоит в том, чтобы обеспечить близкоеприближение к референтной структуре, из которой выведена обедненная частьязыковой репрезентации пациента. Более богатое приближение к референтнойструктуре за­ключает всебе как вербальные, так и аналоговые формы коммуникации.

Психотерапевт проверяет сообщения пациентао теку­щем опыте и егореплики в процессе коммуникации с дру­гими участниками на соответствиетребованиям психоте­рапевтической правильности; кроме того, психотерапевт располагаетболее полной репрезентацией — опытом инс­ценировки, который можно использовать в качестве при­ближенной референтной структуры, дляпрямого сравне­ния свербальными описаниями пациента.

У психотерапевта может возникнуть желаниеисполь­зовать некоторыеиз необходимых компонентов полной ре­ферентной структуры, о которой речь шла выше. Психоте­рапевт может, например, добиться спомощью вопроса, чтобы пациент явно репрезентировал свои чувства,отно­сящиеся к опытуинсценировки, прямо спрашивая его об этих чувствах. Или же, например,психотерапевт может обратить особое внимание на то, репрезентированы ли упациента ощущения, получаемые им через посредство каждого из пяти чувств; тоесть психотерапевт может уст­роить соответствующую проверку, чтобы убедиться в том, что пациентсмотрит на действия других участников дра­матизации и ясно видит их (имеетдоступ по всем кана­лам). Он может устроить проверку, чтобы убедиться в том, насколькохорошо пациент слышит и чувствует вещи, о которых говорит сам или о которых емусообщают другие участники драматизации.

НАПРАВЛЕННАЯ ФАНТАЗИЯ — ПУТЕШЕСТВИЕ ВНЕИЗВЕСТНОЕ

Под направленной фантазией мы имеем в видупро­цесс, в которомпациенты пользуются своим воображени­ем для того, чтобы создать себе новый опыт.

“Фантазия в жизни человека представляет собойсилу, направленную вовне — она простирается за пределами непосредственного окружения человекаили события, кото­рое быиначе могло удержать его в своих границах... Иног­да эти выход вовне (фантазии) могутобретать такую ог­ромнуюсилу и пронзительность, что превосходят по своей

жизненной притягательности действительныеситуации... Когда подобные фантазии возникают в психотерапевтиче­ском опыте, обновление может бытьогромным, граничить с невозможностью усвоения, знаменуя собой новый этапсамосознания личности”.

(Polster & Polsfer, gestalt Therapyinlergrated, 225). Назначение направленной фантазии состоит в том, чтобысоздать для пациента опыт, который, по крайней мере, отчасти, если не целиком,ранее не был представлен в его модели. Таким образом, направленные фантазии снаибольшим эффектом применяются в ситуациях, когда репрезентация пациентаслишком бедна и неспособна предложить ему адекватное число выборов, позволяющихуспешно действовать в данной области. Обычно это проис­ходит в случаях, когда пациент либонаходится в ситуа­ции,либо ему кажется, что он находится в такой ситуа­ции, для которой он в своей моделине располагает доста­точным богатствам репрезентации, позволяющей ему реагировать так,как он считает адекватным. Часто паци­ент испытывает значительнуюнеуверенность и опасения относительно того, каким образом разрешаются подобныеситуации. Например, пациент чувствует, что что-то меша­ет ему в выражении чувства теплоты инежности по отно­шению ксобственному сыну. Он никогда не выражал этих чувств и настороженно относится ктому, что может слу­читься, если он сделает это, хотя и не представляет четко, что,собственно, может произойти. Здесь мы можем ис­пользовать технику направленнойфантазии: пациент с помощью воображения создает опыт, который для негоод­новременно желателени вызывает страх. Этот опыт будет служить пациенту в качестве референтнойструктуры, по­могая емупреодолеть свой страх, и в конечном итоге, да­вая ему более богатый выбор в даннойобласти жизни. Та­кимобразом, направленная фантазия служит орудием, по­зволяющим психотерапевту совершитьдве вещи:

1. Она дает пациенту определенный опыт,представля­ющий собойоснову репрезентации в тех частях его моде­ли, где ранее репрезентация либосовершенно отсутствова­ла, либо была неадекватна. В свою очередь, это обеспечи­вает его ориентирами для будущегоповедения и решения проблем в данной области.

2. Она дает психотерапевту опыт, которым тотможет воспользоваться, чтобы поставить под сомнение обеднен­ную в данный момент модельпациента.

Помимо этих двух достоинств направленнойфантазии для психотерапевта и пациента, она создает для психоте­рапевта возможность наблюдать, какпациент создает для себя не только новый опыт, но и репрезентацию этогоопы­та. В процессесоздания этого нового воображаемого опыта психотерапевт видит, каким образомпациент использует универсальные процессы моделирования; Генерализацию,Опущение, Искажение. Использование опыта направлен­ной фантазии сходно с техникойвосстановления Опуще­нийпо Метамодели, связанных с использованием модаль­ных операторов. От процессаинсценизации эта техника отличается тем, что в инсценизации происходитвосста­новление ипривнесение в нынешний опыт пациента чего-то, находящегося в непосредственнойблизости от рефе­рентнойструктуры из прошлого этого пациента, а направ­ленная фантазия создает референтнуюструктуру пациента в настоящем.

Так как направленная фантазия (в настоящем)— это созданиереферентной структуры, психотерапевт, направ­ляя так или иначе фантазию пациента,может использо­вать дляориентира необходимые компоненты полной ре­ферентной структуры, описанной выше.Конкретно гово­ря,психотерапевт с помощью вопросов может попросить пациента сообщить ему очувствах, испытываемых им в различные моменты фантазирования; он может обратитьвнимание пациента на одно или более из пяти чувств, до­биваясь, чтобы в результатефантазирования у него появи­лась полная референтная структура.

По опыту мы обнаружили, что направленныефантазии часто принимают форму, скорее, метафоры, а не прямой репрезентации“проблемы”, первоначально идентифицированной пациентом. Например, пациенткаприходит к психотерапевту, жалуясь, что не может рассердиться ; на кого-то, скем вместе она работает. С помощью техник Метамодели мы обнаруживаем, чтопациентка чувствует свою неспособность выразить гнев и по отношению ксвое­му отцу и мужу;фактически она не могла назвать ни одно­го человека, по отношению к которомуона могла бы чувст­вовать себя способной выразить гнев. В Метамодели имеется целый рядприемов, позволяющих поставить под g сомнение и разрушить эту генерализацию;однако в ситуа­ции,когда у пациента в его модели недостаточно репре­зентаций того или иного рода опытаили такие репрезента­цииотсутствуют, особо уместно применение направленной фантазии. Пациенту в своемвоображении удается выразить гнев по отношению к кому-либо (неважно кко­му), он создаст новуюреферентную структуру, которая противоречит генерализации, имеющейся в егомодели. Часто пациенту достаточно создать референтные структу­ры, противоречащие имеющейся в егомодели генерализа­ции,как эта генерализация исчезает, а проблемы, являю­щиеся ее следствием, также исчезаютлибо утрачивают свою значимость и вес.

Например, однажды на семинаре, на которомшло обу­чение техникамМетамодели, появилась одна женщина. Еще до начала семинара наблюдали, как она вприпадке кричала, что ей страшно, что ей кажется, что она сходит с ума. Спомощью техник Метамодели преподаватель уста­новил, что эта женщина чувствует,как она теряет конт­рольнад своими действиями, не понимая при этом, что именно с ней происходит, жизньдля нее была сплошным хаосом, будущее страшило мрачной неизвестностью.Пре­подаватель семинарапредложил ей закрыть глаза и рас­сказать ему, что она видит. Преодолев некоторые трудно­сти вначале, она рассказала, что ейвидится, будто она стоит на краю ущелья с крутыми склонами, вызывающего в неймрачные предчувствия. Преподаватель предложил ей медленно и осторожноспуститься в ущелье и исследо­вать его, все время рассказывая ему о том, что онаиспыты­вает, сообщаяразличные подробности, воспринимаемые зрением, слухом, через внутренниеощущения и обоняние. Он непрерывно подбадривал ее, уверяя, что она сможетпреодолеть любое, возникшее на пути препятствие. Нако­нец, она вернулась наверх, заметив,что, когда она снова оказалась наверху, день по-прежнему был пасмурномрач­ным, но оначувствовала себя несколько лучше. Когда она открыла глаза, ее страх прошел, оначувствовала, что мо­жетсправиться с тем, что ждет ее впереди. В результате этого опыта новаяреферентная структура, в которой она, молодая женщина могла встретиться лицом клицу с новым опытом, (кроме того, эта новая референтная структура раздвинулаграницы ее новой модели таким образом, что теперь она уже была убеждена, чтосможет пережить все, чтобы с ней не приключилось в этой жизни).

Говоря о решения или разрешении “проблемы”с по­мощью метафоры внаправленной фантазии, мы имеем в виду ситуацию, когда пациент используетнаправленную фантазию для того, чтобы создать новую структуру или опыт, вкотором он добивается того, что ранее для него было невозможным. Как тольконовая ситуация — тоесть ситуация, созданная в воображении, — успешно разреша­ется, “проблема”, с которойстолкнулся пациент, либо ис­чезает, либо утрачивает свою громадность, и пациент чув­ствует, что он способен справиться сней. Созданная про­блемаи “первоначальная” проблема должны характеризоваться структурным подобием— обе онидол­жны быть проблемами,относящимися к одной и той же обещающей генерализации в модели мирапациента.4

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ДВОЙНЫЕСВЯЗИ

Под психотерапевтическими двойными связямимы имеем в виду ситуации, навязанные пациенту психотера­певтом, в которых любая реакция состороны пациента представляет собой опыт или референтную структуру,ле­жащую за пределамимодели мира пациента. Таким обра­зом, психотерапевтические двойные связи неявно ставят модельпациента под удар, заставляя его испытывать не­что. противоречащее обедняющимограничениям его моде­ли. Этот опыт начинает выступать в качестве референтной структуры,раздвигающей пределы модели мира пациента. Согласно Метамодели, психотерапевт,обнаружив обед­няющуюгенерализацию в модели мира пациента, особен­но, если эта генерализация связана ссемантической правильностью Причина — Следствие или модальнымиоператорами, может поставить эту генерализацию под со­мнение, спросив у пациента, являетсяли она всегда непре­менно истинной (см. в главе 4 разделы, посвященные тех­никам работы с генерализациями); онможет идентифици­роватьи драматизировать какой-либо опыт пациента, противоречащий этой генерализации(инсценизация); в случае же, когда у пациента отсутствует подобный опыт,психотерапевт может обратиться к пациенту с просьбой создать техникунаправленной фантазии. Если примене­ние трех вышеназванных техник не обусловило появление опыта,противоречащего данной генерализации, или, если психотерапевт склоняется кдругим решениям, он может пойти на создание ситуации с двойной связью, вкоторой способ реагирования пациента явится опытом, противоре­чащим обедняющей генерализациипациента.

В ходе психотерапевтического сеанса сприменением техник Метамодели психотерапевт помог пациенту при­дти к следующей генерализации,обладающей в ее модели

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.