WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 31 |

Подобные различия между миром и нашимвосприяти­ем мира можнопродемонстрировать и на примере других чувств. Ограниченность нашего восприятияхорошо осоз­наетсяучеными, осуществляющими в исследовании физи­ческого мира различные экспериментыи стремящимися с помощью приборов раздвинуть эти границы. Приборывос­принимают явления,не воспринимаемые нашими чувства­ми или не различаемые ими, и дают их нам в форме сигна­лов, воспринимаемых нашим сенсорнымаппаратом; с этой целью применяются фотографии, датчики давления, термометры,осциллоскопы, счетчики Гейгера, датчики аль­фа-излучения и т.д. Таким образом,одно из неизбежных отличий наших моделей мира от самого мира объясняется тем,что наша нервная система постоянно искажает или опускает целые частидействительного мира.

В итоге круг возможного человеческого опытасужает­ся, и возникаютразличия между тем, что происходит в мире на самом деле, и тем, чтопредставляет собой наш опыт второго мира. То наша нервная система, котораяизна­чальнодетерминирована генетическими факторами, пред­ставляет собой первый комплексфильтров, обусловливаю­щих отличие мира — территории — от нашей репрезента­ции мира —его карты,

Через стекло тускло: в очках с социальнымпредписанием (социальные ограничения)

“...Мысль состоит здесь в том, что функциеймозга, нервной системы, органов чувств является, главным обра­зом, устранение, а не производство.Каждый человек в лю­боймомент своей жизни способен вспомнить всё, что когда-либо с ним случилось,воспринять всё, что происходит на всём пространстве вселенной. Функция мозга инервной системы заключается в том, чтобы защитить нас от угрозы испытыватьпотрясение и замешательство перед этой мас­сой в значительной мере бесполезногознания, не имеюще­гоотношения к делу, заслонить нас от большей части того, что в любой момент моглобы быть воспринято нами или возникнуть в памяти, оставив нам лишь чрезвычайнома­лую и тщательноотобранную часть материала, возможно­го материала, которая, по всей вероятности, может быть практическиполезной. При таком понимании каждый из нас представляет собой потенциальноВольный Разум... Чтобы обеспечить выживание, Вольный Разум должен проходитьчерез редукционные клапаны мозга и нервной системы. В результате на выходе мыимеем лишь тонкую струйку того вида сознания, которое помогает нам выжить наповерхности разнообразных содержаний этого редуци­рованного сознании, человек придумали до деталей разра­боталсистемы символов и неявные философии, которые мы называем языками. Каждыйиндивид одновременно пользуется благами той конкретной языковом традиции,которой он принадлежит от рождения, и испытывает на себе ее тяготы — пользуется благами, поскольку языкдает доступ к накопленному опыту других людей; испытывает тяготы, посколькуязык укрепляет в нем мнение, будто это урезанное сознание представляет собойединственное осознание и вводит в обман его чувство реальности, так что человекслишком легко начинает принимать свои по­нятия за ложные, а слова— за действительныевещи”, (Aldous Huxly. The Doors of Perception. New York. Harper I Raw. 1954 pp.22-23).

Второе отличие нашего опыта мира от самогомира воз­никаетблагодаря множеству социальных ограничений или фильтров (очков предписаний),которые мы называем социально-генетическими факторами. Под социальнойгене­тикой мы имеем ввиду всевозможные фильтры или катего­рии, действию которых мы подвержены в качестве членов той или инойсоциальной системы: язык, общепринятые способы восприятия и разнообразнейшиефункции, отно­сительнокоторых в данном обществе существует относи­тельное согласие.

Наиболее общепринятым социально-генетическимфильтром является, очевидно, наша языковая система. В рамках любой конкретнойязыковой системы, к примеру, богатство нашего опыта связано отчасти с числомразли­чии, проводимых вкакой-либо области наших ощущений. В языке майду североамериканских индейцевСеверной Калифорнии для описания всего цветового спектра имеет­ся только три слова. Они делятцветовой спектр следую­щим образом (в скобках приведены наиболее близкие анг­лийские эквиваленты обозначенийязыка майду):

тит (сине-зеленый)

лак (красный)

ту лак (желто-оранжево-коричневый)

В то время, как человеческие существаспособны раз­личать ввидимом цветовом спектре 750000 различных от­тенков (Boring, 1957), носителиязыка майду распределя­ют свой цветовой опыт, как правило, по трем категориям, которымиони располагают, благодаря родному языку. Три вышеназванных цветовых терминаохватывают тот же ди­апазон ощущения действительного мира, что и восемь цве­товых терминов английского языка.Суть сказанного заключается в том, что человек, говорящий на языке майду, какправило, осознает только три категории опыта цвето­вого ощущения; носители английскогоязыка обладают в данном случае большим числом категорий, а значит, и большимчислом первичных перцептуальных различении. Это значит, что в то время, какговорящий на английском языке будет описывать собственный опыт ощущения двухобъектов, как два различных опыта (скажем, желтая книга и оранжевая книга), дляговорящих на языке майду описа­ния, сделанные в идентичной ситуации действительного мира, в этихдвух случаях не будут друг от друга отличать­ся (две книги цветатулак).

В отличие от нейрофизиолого-генетическихограниче­ний,социально-генетические ограничения легко преодо­лимы. Самым убедительным образом обэтом свидетельст­вуетнаша способность разговаривать на разных языках — то есть для организациисобственного опыта и репрезенти-рования мира мы способны применять несколькокомплек­совсоциально-генетических категорий или фильтров. Возьмем, к примеру, предложение“Книга голубая*. —Слово “голубая” представляет собой имя, которое мы, но­сители английского языка, научилисьприменять для опи­саниясобственного опыта восприятия определенной части континуума видимого света.Введенные в заблуждение структурой нашего языка, мы начинаем думать, будто“го­лубая” — представляет собой некое свойствообъекта, на­зываемогонами книгой, а не имя, которым мы назвали собственное ощущение.

“В восприятии комплекс ощущении “сладко-белый”постоянно встречается в связи с веществом “сахар”. По отношению к этойкомбинации ощущении психика приме­няет категории вещи и ее атрибуте “сахар — сладкий”. “Белый” здесь такжевыступает в роли объекта, а “слад­кий” в роли атрибута. Психике известны и другие случаи ощущения“белый”, когда оно выступает в роли атрибута, так что и в этом случае хорошоизвестное нам “белое” берется в качестве атрибута. Однако категорию “вещь— атрибут” невозможноприменить, если “сладкое” и “белое” — это атрибуты, и никакого другогоощущения не дано. И тут нам на помощь приходит язык и, соединяя имя “сахар” сцельным ощущением, позволяет нам рассматривать единичное ощущение в качествеатрибутов... Кто ^ал мысли власть полагать, что “белое” — это вещь, а “сладкое” — атрибут Какое право имел онпредполагать, что оба ощу­щения представляют собой атрибуты, а затем мысленно добавитькакой-то объект в качестве носителя этих атри­бутов Обоснование этого невозможноотыскать ни в самих ощущениях, ни в том, что мы рассматриваем в качествереальности... Созданию дано только ощущение. Добавляя вещь к тем ощущениям,которые по предположению пред­ставляют собой атрибуты, мышление впадает в серьезное заблуждение.Оно гипостазирует ощущение, которое, в ко­нечном счете, представляет собойвсего лишь некоторый процесс, в качестве обладающего самостоятельнымбыти­ем атрибута, иприписывает этот атрибут вещи, которая либо существует, как некоторый комплексощущений, ли­бо былаприбавлена к тому, что ощущалось... Где находит­ся “сладкое” приписываемое сахаруОно существует лишь в акте ощущения... Мышление, тем самым, не простоиз­меняет некотороеощущение, непосредственное ощуще­ние, но всё более и более отходит от действительности, и всё большеувязывает и запутывается в своих собственных формах. С помощью творческойспособности — говоряна­учным языком— оно придумало Вещь,которая, как пред­полагается, обладает Атрибутом. Эта Вещь — фикция. Ат­рибут, как таковой — тоже фикция, а отношение междуними также фиктивное.

Категории опыта, применяемые нами и другимичлена­ми социальнойситуации, в которой мы живем, представляют собой отличие наших моделей мира отсамого мира.

Отметим, что в случае нейрофизиологическихфильт­ров действиепоследних в нормальных условиях сказыва­ется одним и тем же для всехчеловеческих существ —это общее основание опыта, которое объединяет нас в качестве членов особоговида. Социально-генетические фильтры одинаковы для всех членов одной и той жесоциально-лингвистической общности, однако имеется большое число различныхсоциально-лингвистических общностей. Таким образом, второе множество фильтровразличает нас друг от друга уже в качестве человеческих существ. Возникаютболее радикальные различия между опытами различных людей, порождающие еще болеерезкие различия между их репрезентациями мира.

Третье множество ограничений — индивидуальные ог­раничения — представляют собой основаниенаиболее зна­чимыхразличий между нами, как представителями чело­веческого рода.

Через темное стекло тускло: в очках синдивидуальными предписаниями (индивидуальные ограничения)

Третье отличие нашего опыта мира от самогомира со­здаетсямножеством фильтров, которые мы называем ин­дивидуальными ограничениями. Подиндивидуальными ограничениями мы имеем в виду все ограничения, которые мысоздаем в качестве людей, опираясь на собственный уникальный жизненный опыт.Каждый человек располага­ет некоторым множеством переживаний, которые склады­ваются в его личностную историю иуникальны в такой же мере, как и отпечатки пальцев.

Подобно тому, как каждый человек располагаетвыбо­ром отпечатковпальцев, отличных от отпечатков пальцев любого другого человека, он располагаети неповторимым опытом личного развития и роста, так что нет и двухлю­дей, чьи жизненныеистории были бы идентичны друг дру­гу. Хотя жизненные истории людей могут быть в чем-то подобны однадругой, по крайней мере, некоторые их ас­пекты у каждого человека уникальны инеповторимы. Мо­дели идикарты, создаваемые нами в ходе жизни, основаны на нашем индивидуальном опыте, итак как некоторые ас­пекты нашего опыта уникальны для каждого из нас, как личности, то инекоторые части нашей модели мира также будут принадлежать только нам. Этиспецифические для каждого из нас способы представления мира образуютком­плекс интересов,привычек, симпатий и антипатий, пра­вил поведения, отличающих нас от других людей. Все эти различияопыта неизбежно ведут к тому, что у каждого из нас модель опыта несколькоотличается от модели мира любого другого человека.

Возьмем, к примеру, двух внешне неотличимыхдруг от друга близнецов, которых в одном и том же доме воспитывают одни и те жеродители и опыт которых совпадает почти во всех деталях. Даже в этих условияхкаждый из близнецов, наблюдая, как родители откосятся друг к другу и костальным членам семьи, может по-разному моделиро­вать собственный опыт. Один из нихможет думать: мои родители никогда не любили друг друга, они всегдассори­лись, спорилимежду собой и предпочитали мне мою сестру.

Другой, напротив, может думать так: моиродители действительно любили друг друга, обо всем они говорили подробно иподолгу, и очень любили мою сестру, таким образом, даже в предельном случае сблизнецами различия личностного опыта могут приводить к различиям в том, какони создают свои модели восприятия мира. Если же речь идет о людях, никак несвязанных между собой, раз­личие личностных моделей будет гораздо значительнее,распространяясь на большое число аспектов этик моделей.

Этот третий комплекс фильтров — индивидуальные ограничения— лежит в основеглубоких различий между людьми и их способами создания моделей мира. Различиямежду нашими моделями могут быть либо различиями, из­меняющими предписания (заданные намобществом) та­кимобразом, что наш опыт становится богаче, а число воз­можных выборов больше; либоразличиями, обедняющими наш опыт, и ограничивающими нашу способностьдейство­ватьэффективно.

МОДЕЛИ И ПСИХОТЕРАПИЯ

Согласно нашему личному опыту люди приходятза по­мощью кпсихотерапевту обычно, когда они страдают, чув­ствуют в себе скованность,отсутствие выбора и свободы действий.

Мы обнаружили, что дело, как правило, не втом, что мир слишком ограничен и что нет выбора: просто эти люди не способныувидеть существующие возможности, потому что те не представлены в моделях этихлюдей.

В жизненном цикле почти любого человека внашей культуре имеется ряд переходных периодов, связанных с изменением, котороеон должен, так или иначе, преодолеть. В различных формах психотерапииразработаны различ­ныекатегории работы с этими пациентами в эти важные переходные периоды. Интересното, что некоторые люди преодолевают эти периоды без особых трудностей, причемвремя перехода насыщенно у них энергичной творческой деятельностью. Другиелюди, столкнувшись с теми же тре­бованиями, переживают эти периоды, как время, сплошь пронизанноестраданиями и болью. Для них важно высто­ять эти периоды: главная забота,стоящая перед ними в этом случае — просто выжить. Различие между этими группами людей состоит, какнам кажется, в том, что лю­ди, которые реагируют на этот стресс и успешно справля­ются с ним, творчески справляются сним, располагают богатой репрезентацией или моделью ситуации, в которой онинаходятся, такой моделью, которая позволяет им раз­личать широкий набор возможностей ввыборе собствен­ныхдействий. Другие люди, напротив, чувствуют, что на­бор возможных выборов у нихограничен, причем ни один из имеющихся выборов не представляет для нихценности

— они являютсякак бы участниками игры “прирожденный неудачник”. В связи с этим возникаетвопрос: “Как пол­учается, что, сталкиваясь с одним и тем же миром,различ­ные людипереживают его столь различным способом” По нашим представлениям, это различиевытекает, в первую очередь, из различий их моделей. Вопрос тогда можнопо­ставить иначе: “Какполучается, что люди, сталкиваясь с многозначным, богатым и сложным миром,приходят к со­зданиюубогой модели мира, причиняющей им страдание”

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.