WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 31 |

Джон Гриндер

Ричард Бэндлер

СТРУКТУРА МАГИИ

ТОМ 1

ПРЕДИСЛОВИЕ

Из глубины веков доходят до нас песни илеген­ды о чудеснойвласти магов и кудесников. Обычного чело­века всегда захватывала мысль осуществовании колдунов, ведьм, чародеев, шаманов и гуру, вызывая в нем чувствоблагоговения и ужаса. Эти наделенные властью и облачен­ные покровом таинственности людипоразительным обра­зомпротивостояли традиционным способам взаимодейст­вия с миром. Заклинания и заговорыэтих людей вызывали в других неимоверный страх и одновременно привлекали к себеобещанием помощи и избавлением от бед. Совершая свои чудеса при большомскоплении народа, эти люди од­новременно умели поколебать представления об обычной реальностивремени и пространства и представить себя но­сителями качеств, не поддающихсянаучению и усвоению.

В наши дни мантия чародея чаще всегообнаруживает­ся наплечах динамичных по своей природе практиков пси­хотерапии, которые поразительнопревосходят своими умениями других специалистов в этой области. Наблюдая за ихработой, испытываешь поразительные чувства удив­ления, неверия и полного недоумения,тем не менее, магия этих психотерапевтических колдунов и чародеев, подобномагии колдунов и чародеев всех времен и народов, сведе­ния о которых, передаваемые изпоколения в поколение, дошли до наших дней, — обладает определеннойструкту­рой.

Принц и маг

Жил однажды на свете один принц, который верилво все, кроме трех вещей, в которые он не верил. Он не верил в принцесс, он неверил в острова, и он не верил в Бога. Отец принца, король, сказал ему,.чтотаких вещей на све­те несуществует. Так, во владениях отца не было ни прин­цесс, ни островов и никакихпризнаков Бога; и принц ве­рил своему отцу.

Но вот однажды принц сбежал из дворца иоказался в другой стране. И в этой стране он с любого места побережья могвидеть острова, а на этих островах странные, вызыва­ющие волнение в крови, существа,называть которые у не­гоне хватило духу. В то время, как он был занят поисками лодки, к нему подошелчеловек в вечернем наряде.

— Это настоящиеострова — спросил юныйпринц.

— Разумеется,это настоящие острова, — ответил ему человек в вечернем платье.

— А этистранные волнующие существа

— Это самыенастоящие, самые подлинные принцессы.

— Тогда Богтоже должен существовать! — восклик­нулпринц.

— Я и есть Бог,— ответил ему человек ввечернем наряде и поклонился.

Юный принц изо всех сил поспешил к себедомой.

— Итак, тывернулся, —приветствовал его король-отец.

— И я виделострова, видел принцесс, и я видел Бога, — заметил ему принц с упреком.Король отвечал непреклонно:

— На самомделе не существует ни островов, ни прин­цесс, ни Бога.

— Но я виделих!

— Скажи мне, вочто был одет Бог

— Он был ввечернем наряде.

— Были лизакатаны рукава его пиджака Принц вспомнил, что рукава были закатаны. Корольулыбнулся.

— Это обычнаяодежда мага, тебя обманули. Тогда принц вернулся в другую страну, пошел на тотже берег и снова встретил человека в вечернем наряде.

— Король, мойотец, рассказал мне, кто вы такой, — заявил ему принц с возмущением. — Прошлый раз вы об­манули меня, но на этот раз это непройдет. Теперь я знаю, что это ненастоящие острова и ненастоящие принцессы,потому что вы сами —всего лишь маг.

Человек на берегу улыбнулся вответ.

— Ты самобманут, мальчик мой. В королевстве твоего отца множество островов и принцесс.Но отец подчинил тебя своим чарам, и ты не можешь увидеть их.

В раздумье принц вернулся к себе домой.Увидев отца, он взглянул ему прямо в глаза.

— Отец, правдали, что ты не настоящий король, а всего лишь маг

— Да, сын мой,я всего лишь маг.

— Значит,человек на берегу был богом

— Человек наберегу — другоймаг.

—Я должен знатьистину, истину, которая лежит за магией!

— За магиейнет никакой истины, —заявил король. Принцу стало очень грустно. Он сказал: “Я убью себя”. С помощьюмагии король вызвал смерть. Смерть стала в дверях и знаками подзывала к себепринца.

Принц содрогнулся. Он вспомнил о прекрасных,но ненастоящих принцессах и о ненастоящих, но прекрасных островах.

— Что жеделать, — сказал он.— Я смогу выдержатьЭТО.

— Вот, сын мой,— сказал король,— вот и тыначина­ешь становитьсямагом.

(Джон Фаулз)

Глава I

СТРУКТУРА ВЫБОРА

...операции почти непостижимого характера,парадоксальные и противоположные общепринятым про­цедурам. На наблюдателя, если он непосвящен в дело и не владеет этой техникой с таким же мастерством, этимето­ды производятвпечатление магических.

В современной психотерапии на передний планвышел целый ряд харизматических суперзвезд. Возникает впе­чатление, что эти люди решают задачуклинической психологии с чудесной легкостью психотерапевтическогома­га. Вторгаясь встрадание, боль и мертвенное безразличие своих пациентов, они превращают ихбезнадежность в но­вуюрадость жизни, возвращают им надежды. Хотя их под­ходы к решению задачи отличаютсяодин от другого, как день и ночь, одно качество, по-видимому, свойственно имвсем: уникальная чудодейственность присущей им силы. Шелдон Коп описал свойопыт общения с одним из таких людей s книге “Гуру” (стр. 146):

“Перлс обладает чрезвычайно сильным личнымобая­нием,независимостью духа, готовностью рисковать и идти в любом направлении, котороеподсказывает ему его инту­иция, а также высокоразвитой способностью вызывать чувство интимнойблизости у любого, кто внутренне готов к работе с ним...

Наблюдая за тем, как он ведет за собой другоесущест­во, открывая емуновый опыт, нередко чувствуешь слезы на собственном лице, чувствуешь себя тосовершенно опу­стошенным, то заполненным радостной энергией. Интуи­ция Перлса настолько тонка, а егометоды настолько дей­ственны, что иногда сну достаточно несколько минут, что­бы отыскать у пациента “горячуюточку”. Пусть вы немы, лишены гибкости, ваши чувства омертвели, вы нуждаетесь впомощи и одновременно боитесь, что она придет и изме­нит привычное. Перлс прикасается к“горячей точке” и совершает чудо. Если вы готовы сотрудничать с ним, возникаеттакое впечатление, будто он просто протягивает вам руку, сжимает пальцамизамок-молнию и стремитель­ным движением вниз распахивает ваше нутро, так что из­мученная наша душа падает на полмежду ним и вами”.

Перлс, разумеется, не единственный изпсихотерапевтов, кто обладает магической силой подобного рода. Вирджиния Сатири некоторые другие известные нам психоте­рапевты, владеют этой способностью кчуду. Отрицать су­ществование этой способности или называть ее просто талантом,интуицией или гениальностью — значит зара­нее налагать ограничения на собственные возможности оказывать людямдейственную помощь. А это значит, что вы теряете возможность предложитьприходящим к вам за помощью людям, опыт, который они могут применить, чтобыизменить собственную жизнь и начать жить более полно и радостно. Наша задача вэтой книге состоит не в том, чтобы подвергнуть сомнению магические свойстваде­ятельности этихпсихотерапевтических чародеев, которые мы ощутили в полной мере на самих себе:напротив, мы хотим сказать, что их магия похожа на другие сложные формычеловеческой деятельности, вроде живописи, сочи­нения музыки или запуска ракеты счеловеком на борту на Луну, и обладает структурой.

А это значит, что ее можно усвоить, приналичии, ко­нечно,соответствующих данных. Мы не собираемся убеж­дать вас, будто наличие этих данныхи чтение этой книги гарантирует вам обладание этими динамическимикачест­вами. Мыстремимся лишь предоставить в ваше распоря­жение конкретный комплексинструментов, проявляю­щихся, как мы думаем, в неявной форме в действиях психотерапевтов,о которых говорилось выше, чтобы вы могли начать или продолжить бесконечныйпроцесс совершенст­вования, обогащения и роста диапазона умений, необходи­мых в вашей практикепсихотерапевта.

Так как для обоснования этого комплексаинструмен­тов мы неможем сослаться на какую-либо известную уже психологическую теорию или указатьна существующий психотерапевтический подход, необходимо, как нам кажется, датькраткое описание процессов, свойственных че­ловеку, исходя из которых, мысоздавали описываемые ни­же инструменты. Мы называем этот процесс моделирова­нием.

СТРУКТУРА ВЫБОРА

ЧЕРЕЗ СТЕКЛО, ТУСКЛО

Вмешательство логической функции в техслучаях, когда оно имеет место, изменяет данность, уводит ее от реальности. Мыне можем описать даже элементарных психических процессов, не наталкиваясь накаждом шагу на этот возмущающий — а, может, правильно сказать “по­могающий” — фактор. Войдя в сферупсихического, ощу­щениевовлекается в круговорот логических процессов. По своему произволу психикаизменяет данное, представлен­ное ей. В этом процессе следует различать две вещи: во-первых,действительные формы, в которых происходит это изменение: во-вторых, продукты,полученные из исходно­гоматериала в результате этого изменения.

“Организованная деятельность логическойфункции втягивает в себя все ощущения и строит свой собственный внутренний мир,который последовательно отходит от ре­альности, сохраняя с ней в некоторыхточках такую тесную связь, что происходят непрерывные переходы отодно­го к другому, и мыедва замечаем, что действуем на двой­ной сцене —в нашем собственном внутреннем мире (который мы, разумеется, объективируем, какмир чувст­венноговосприятия) и, одновременно, в совершенно ином, внешнем мире”.

(Н. Vaihmder. The Philosophy of As If. pp.159-160).

Мысль в том, что между миром и нашим опытомэтого мира существует неустранимое различие, высказывали мно­гие мыслители, известные нам изистории цивилизации.

Будучи людьми, мы не имеем деланепосредственно с миром. Каждый из нас создает некоторую репрезентацию мира, вкотором мы все живем. То есть все мы создаем для себя карту или модель, которойпользуемся для порожде­ния собственного поведения, В значительной степени именно нашарепрезентация мира задает наш будущий опыт в этом мире: то, как именно мывоспринимаем этот мир, с какими выборами сталкиваемся в своейжизни.

“Не следует забывать, что назначение мираидей в це­лом (карты илимодели — авт.) несостоит в изображении мира, — такая задача была бы совершенно невыполнима, — а в том, чтобы у нас былинструмент, позволяющий нам легче отыскивать свой путь в мире”.

(Н. Vaihinger. The philosophy of As If. p.15).

В мире нет и двух людей, опыт которыхполностью совпадал бы между собой. Модель, создаваемая нами для ориентировки вмире, основывается отчасти на нашем опыте. Поэтому каждый из нас создаетотличную от других модель общего для нас мира и живет, таким образом, внесколько иной реальности.

“...следует отметить важные характеристикикарт. Карта — нетерритория, которую она представляет: но ес­ли это правильная карта, ееструктура подобна структуре территории, что и служит объяснением ееполезности…” (Л. Korzybski, Science I Sanity, 4th ed. 1958. p.58-60).

Нам хотелось бы отметить здесь две вещи.Во-первых, между миром и любой конкретной моделью или репрезен­тацией мира неизбежно имеетсяразличие. Во-вторых, мо­дели мира, создаваемые каждым из нас, также отличаются одна отдругой. Показать это можно множеством различ­ных способов. Для наших целей мывыделили три катего­рии:2нейрофизиологические ограничения, социальные ог­раничения и индивидуальныеограничения.

Опыт и восприятие как активный процесс(нейрофизиологические ограничения)

Рассмотрим системы рецепторов у человека:зрение, слух, осязание, обоняние и вкус. Существуют физические явления, которыележат за пределами, доступными восп­риятию через эти пять общеизвестных сенсорных канала. Например,звуковые волны, частота которых либо меньше 20 колебаний в секунду, либо,наоборот, больше 20000 ко­лебаний в секунду, человеческим ухом не воспринимают­ся. Однако в структурном отношенииэти физические яв­ленияне отличаются от тех, которые укладываются в оз­наченные рамки: это физическиеволны, которые мы называем звуком. Зрительная система человека способнаулавливать волны, располагающиеся в интервале от 380 до 680 миллимикрон. Волны,отклоняющиеся от этих вели­чин в большую или меньшую сторону, человеческим гла­зом не воспринимаются. В данномслучае мы в соответст­вии с генетически детерминированными нейрофизическими ограничениямитакже воспринимаем лишь часть непрерывного физического явления.

Человеческое тело чувствительно кприкосновению — кконтакту с поверхностью кожи. Тактильное чувство представляет собой прекрасныйпример того, насколько сильно наша нейрофизическая система может влиять на нашопыт. В серии экспериментов, проведенных еще в про­шлом веке (Boring, I957. стр.110-III), Вебер установил, что одна и та же действительная ситуация, имеющаяместо в мире, может восприниматься человеком как два совер­шенно различных тактильных ощущения.В своих опытах Вебер обнаружил, что присущая нам способность ощущатьприкосновения к поверхности кожи, резко различается в зависимости от того, вкаком месте человеческого тела рас­положены точки контакта. Для того, чтобы две точки на предплечьевоспринимались отдельно друг от друга, необ­ходимо в тридцать раз увеличитьнаименьшее расстояние между двумя точками, воспринимаемыми в качестве двухотдельных точек, — намизинце. Таким образом, целая область идентичных, реально присутствующих в миреси­туаций стимулированиявоспринимаются как два совер­шенно различных опыта исключительно из-за особенно­стей нашей нервной системы. Приприкосновении к мизин­цумы воспринимаем одну и ту же ситуацию, как прикосновение в двух различныхместах, а при прикосно­вении к предплечью — как прикосновение к одному месту. Физический мир остаетсянеизменным, а наши пережива­ния под воздействием этого мира в этих двух случаях рез­ко отличаются одно от другого, какфункция нашей нерв­нойсистемы.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.