WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 15 |

Язык является одновременно как системой репрезентации, так и средством или процессом сообщения этой репрезентации мира. Процессы, в которых мы участвуем, при сообщении нашего опыта, совпадают с процессами, в которых мы участвуем при его создании. При таком подходе восстановление полной Глубинной Структуры, основываясь на имеющейся Поверхностной Структуре, соответствует выявлению у пациента полной языковой модели мира; изменить Глубинную структуру пациента - значит прямо изменить полную языковую

репрезентацию пациента. В обоих случаях применяются одни и те же

инструменты.

Процессы, посредством которых люди обедняют собственную репрезентацию мира, совпадают с теми процессами, посредством которых они обедняют выражение своей репрезентации мира. Эти процессы участвуют в порождении людьми своего собственного страдания. С их помощью они создают себе обедненную модель. Наша Метамодель предлагает конкретный способ изменения этих процессов и обогащение модели пациента. Во-первых, в метамодели конкретизируется процесс перехода от поверхностной структуры к Глубинной структуре. Процесс движения от Поверхностной структуры с опущенным материалом к полной Глубинной Структуре дает в распоряжение психотерапевта точный образ модели пациента; но, помимо этого, уже в процессе этого движения пациент может расширить свою модель, стремясь восстановить опущенный материал, о котором его спрашивает психотерапевт. Во-вторых, он задаст формат изменения глубинной структуры и установления связи с опытом пациента, что и создает возможность изменения.

Выявив языковую модель мира пациента, психотерапевт может выбрать любую из имеющихся техник терапии, или несколько таких техник, которые, по его мнению, могут быть полезны в данном конкретном контексте. Стремясь оказать помощь своему пациенту в процессе изменения, психотерапевт может, например, выбрать технику навязывания двойной психотерапевтической связи (Haley. 1973) или же технику инсценизации (Peris, 1973). Но он может и продолжить изменение модели пациента с помощью чисто вербальных приемов. В любом из трех названных случаев психотерапевт обращается к языку. Эффективность действий психотерапевта и богатство его возможностей тесно связано с богатством метамодели его самого - с числом выборов, которыми он

располагает, и с умением составлять из них различные комбинации. В данной

работе мы уделяем основное внимание вербальным дискретным, а не аналоговым

техникам по двум причинам:

(1) Вербальные трансакции представляют собой важную форму общения во всех стилях психотерапии.

(2) Эксплицитная модель психотерапии разработана нами для естественного языка.

Позже мы в деталях покажем, как метамодель, созданная нами, из модели трансформационной грамматики в виде психотерапевтической Метамодели может быть обобщена по отношению к невербальным системам коммуникации и распространена на них.[7]

Изменить глубинную структуру

Для психотерапевта изменить глубинную структуру - значит потребовать от пациента, чтобы он мобилизовал свои ресурсы и восстановил связь между

своей языковой моделью и миром своего опыта. Другими словами, психотерапевт

в этой ситуации ставит под вопрос допущение пациента, согласно которому его

языковая модель - это сама действительность.

Усомниться в генерализации

Один из элементов модели пациента, ведущих, как правило, к обеднению его опыта, - это генерализация. Соответственно в Глубинной структуре,

представляющей или описывающей обедненную часть модели, имеются слова и

словосочетания без референтных индексов и недостаточно конкретные глаголы.

Ясность из хаоса - Имя/аргументы

По мере выявления отсутствующих деталей Глубинной структуры пациента модель опыта пациента может становиться полнее, оставаясь в то же время неясной н нечеткой.[8] Пациент заявляет:

Пациент: Я боюсь. Врач: Чего Пациент: Людей.

Здесь психотерапевт либо располагает богатым выбором интуиции о том, что делать дальше, либо может руководствоваться нашей Метамоделью. Одно из явных способов определения того, какие части языкового выражения (и представляемой этим выражением модели) недостаточно четкие, состоит в том, чтобы устроить проверку на наличие в этом выражении именных аргументов, без референтных индексов. Здесь у психотерапевта опять имеется тройной выбор: согласиться с нечеткой моделью; задать вопрос, для ответа на который пациенту необходимо сделать модель более четкой; или догадаться самому, что получится, если модель сделать более четкой. Тот или иной выбор психотерапевта в данном случае ведет к тем же следствиям, что и в случае, когда он пытается восстановить части, отсутствующие в модели. Если психотерапевт предпочитает спросить о недостающем референтном индексе, он просто уточняет: Кто конкретно вызывает в вас страх

С другой стороны, если психотерапевт интуитивно понимает, что именно является референтом именного словосочетания без референтного индекса, он может предпочесть вопросу собственную догадку. В этом случае можно применить ту же меру предосторожности от нарушения целостности пациента, что и в предыдущем случае.

Пациент: Я боюсь. Врач: Чего Пациент: Людей.

Психотерапевт решает высказать догадку о том, кто конкретно вызывает страх в его пациенте. Применяя рекомендуемые нами меры предосторожности, психотерапевт просит пациента произнести Поверхностную структуру, в которой содержится догадка психотерапевта.

Врач: Я хочу, чтобы вы попытались произнести вслед за мной и понять, чувствуете ли вы, что это вам подходит:

Мой отец вызывает во мне страх.

Пациент произносит Поверхностную Структуру, содержащую в себе догадки или интерпретации, предложенные психотерапевтом, и определяет, совпадает ли она с его моделью. В любом из описанных случаев реакция психотерапевта -

сомнение в генерализации пациента, проявляемое требование связать это

обобщение с конкретным опытом пациента - заключается в том, что он требует

от пациента сообщить ему референтный индекс. Таким образом, следующий шаг

психотерапевта в процессе понимания модели пациента состоит в том, чтобы

поставить под вопрос именные аргументы, у которых отсутствует референтный

индекс.

Слово "люди" не выделяет в модели пациента ни конкретного индивида, ни конкретной группы индивидов, пациент может сообщить психотерапевту референтный индекс, отсутствующий у него в вербальном выражении, но имеющийся в его модели, в результате чего психотерапевт более четко начинает понимать модель пациента, либо референтного индекса нет также и в модели самого пациента. Если эта часть модели пациента оказывается к тому же недостаточно четкой, вопрос психотерапевта дает возможность пациенту начать прояснять для себя собственную модель, еще более активно вовлекаться в процесс изменения.

Отметим, что пациент может дать целый ряд ответов вроде: "Люди, которые ненавидят меня", "Люди, которых я всегда считал своими друзьями". "Все, кого я знаю", "Некоторые из моих родственников", ни в одном из которых нет референтных индексов - все это интенсиональные, а не экстенсиональные

описания опыта данного индивида.[9 ]Они описывают генерализации,

которые по-прежнему не связаны с опытом пациента. Работа с этими

формулировками продолжается психотерапевтом, он обращается к пациенту с

вопросом:

Кто конкретно

до тех пор, пока пациент не произнесет вербального выражения с референтным индексом. В конце концов пациент отвечает: Отец вызывает во мне страх.

Требование психотерапевта, цель которого - получить доступ к представлению полной Глубинной Структуры, содержащему только слова и

словосочетания с референтными индексами, - это требование, предъявленное

пациенту, чтобы тот восстановил связь своих генерализаций с опытом, от

которого они производны. После чего психотерапевт задает себе вопрос:

Является ли полученный им образ модели пациента ясным и четким

Ясность из хаоса - Глагол/процессуальные слова

Оба имени в словесном выражении:

Отец вызывает во мне страх

- имеют референциальные индексы (отец и во мне). Очевидно, процессуальное слово или глагол я этом выражении не дает нам ясного образа

того, как описываемый опыт имел место. Мы уже знаем, что наш пациент боится

и что страх в нем вызывает отец, но как именно отец вызывает в нем страх,

сообщено не полностью; не ясно, что конкретно делает отец, вызывая страх у

пациента:

Как отец вызывает в вас страх

В данном случае, как и в предыдущих, психотерапевт просит пациента, чтобы тот связал свою генерализацию с опытом, от которого она произведена. Отвечая на этот вопрос, пациент произносит новую поверхностную структуру, которую психотерапевт проверяет на полноту и ясность, задавая самому себе вопрос о том, все ли части репрезентации полной Глубинной Структуры нашли отражение в этой Поверхностной Структуре. Психотерапевт изучает поверхностную структуру, порожденную пациентом, выявляя Глубинную Структуру и ставя под вопрос генерализацию Глубинной Структуры, из-за которой модель оказывается нечетко сфокусированной и недостаточно конкретной до тех пор, пока не получит достаточно ясный образ модели пациента.

КАК РАБОТАТЬ С ОПУЩЕНИЯМИ

Создавая свои языковые модели мира, люди по необходимости отбирают и репрезентируют одни части мира, опуская другие. Так, одно из отличий полной языковой репрезентации - Глубинной структуры - от опыта, который ее

порождает, заключается в том, что она оказывается уменьшенной версией опыта

пациента в его взаимодействии с миром. Это уменьшение может быть, как уже

говорилось, полезным; одновременно оно может обеднять модель того или иного

человека в такой степени, что это вызывает у него страдание. Существует

много приемов, позволяющих психотерапевту помочь своему пациенту

восстановить части его опыта, не представленные в его модели. Если,

например, речь идет о сочетании вербальных и невербальных техник, то

пациента можно попросить представить в ролях конкретную ситуацию,

основываясь на которой, он сформулировал для себя ту или иную генерализацию,

описывая свои переживании по мере того, как эта ситуация заново переживается

им. У пациента появляется возможность представить часть собственного опыта,

который он в свое время не сумел репрезентировать языковыми средствами. У

него восстанавливается связь с опытом; одновременно в распоряжении у

психотерапевта оказывается ценное содержание, с одной стороны, и понимание

того, какими средствами пациент обычно репрезентирует собственный опыт - с

другой. Наше намерение в данном случае состоит в том, чтобы основное

внимание уделить техникам, которые связаны с языком.

Задача психотерапевта состоит в том, чтобы устранить бесполезные для пациента Опущении, вызывающие боль и страдания, - это опущения, связанные с

областями невозможного, областями, в которых пациент в буквальном смысле не

способен увидеть никаких других выборов, кроме неудовлетворительных, то есть

таких, которые вызывают страдание. Обычно область, в которой происходит

Опущение, ведущее к скудности, выхолощенности опыта, - эта та область, в которой восприятие пациентом своих возможностей так или иначе ограничено. В

ней он ощущает свою стесненность, скованность, бессилие, обреченность. Техника восстановления полной языковой репрезентации срабатывает,

причем ее можно усвоить, так как существует явная и четкая репрезентация -

Глубинная Структура, с которой можно сравнивать поверхностную структуру. Эта техника и заключается главным образом в сравнении одной репрезентации Поверхностной Структуры с полной моделью, из которой она была выведена -

Глубинной Структуры. Сами Глубинные Структуры производны от полного диапазона опыта, доступного человеку. Глубинная структура того или иного языка доступна любому, для кого данный язык является родным. Мир опыта доступен любому, кто желает использовать его. Выступая в роли психотерапевта, мы воспринимаем в качестве опущения в модели пациента любой выбор, который мы или кто-либо из известных нам людей мог, по нашим представлениям, сделать в этой же ситуации.

Опущения частей в модели пациента могут казаться психотерапевту настолько очевидными, что он может начать давать своему пациенту советы о том, с помощью каких других способов можно было бы справиться с трудностями. Скорее всего, мы согласились бы с большей частью советов психотерапевта, однако, как подсказывает практический опыт, опыта психотерапии, советы, которые попадают в пробелы, возникшие в модели пациента в результате опущений, оказываются довольно неэффективными. Опущения обеднили модель пациента, причем непредставленными в модели оказались именно те части возможного опыта, которые психотерапевт подсказывает или советует пациенту. В подобных случаях пациент обычно оказывает сопротивление словам психотерапевта, либо не слышит предлагаемых выборов, не воспринимая их, потому что в его модели их нет. Поэтому мы рекомендуем психотерапевту воздержаться от советов до тех пор, пока модель клиента не станет достаточно богатой, чтобы вместить их в себя.

Дополнительное преимущество воздержания от советов и включения пациента в процесс изменения собственной модели и самостоятельной выработки решений заключается в том, что психотерапевт таким способом избегает опасности увязнуть в содержании и может вместо этого полностью сосредоточиться на процессе управления действиями пациента, которые позволят ему справиться с возникшими жизненными трудностями. Это значит, что психотерапевт применяет Метамодель для непосредственного воздействия на обедненную модель пациента.

Мы назвали уже ряд вопросов, полезных для того, чтобы помочь пациенту расширить собственную модель. Приближаясь к границам своих моделей, пациенты обычно говорят фразу вроде:

Я не могу верить людям. Я не способен верить людям.

Но мы знаем случаи либо из собственной жизни, когда мы сумели поверить другим людям, либо других людей, которые сумели поверить другим людям, и понимаем поэтому, что мир достаточно богат, чтобы позволить пациенту испытывать доверие по отношению к другим людям; и нам понятно, что мешает ему в этом его собственная модель. Вопрос в этом случае сводится к следующему: Как получилось, что одни люди могут доверять другим, а наш пациент

не может Обращаясь к пациенту с просьбой объяснить, какая особенность его модели мира не позволяет ему верить людям, мы получаем немедленный ответ на этот вопрос. Иначе говоря, мы спрашиваем его:

Что мешает вам верить людям или

Что случилось бы, если бы вы верили людям

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 15 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.