WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 42 |

Когда терапевт проводит интервенцию илипросто принимает участие в происходящем, количество интрапсихической энергии неменяется. Разница только в том, как он использует эту энергию. Если он остаетсяспокойным и незаинтересованным, значит, он отводит уровень энергии от границыконтакта с семейной системой. Уровень энергии все еще высок, но он не носитнаправленный характер. В этом случае терапевт находится в состоянии “творческойотстраненности”. В такие моменты, разглядывая границы системы, он начинаетчувствовать различия между собой и супружеской парой или семьей. Потом этиразличия отступают на дальний план и он дает волю фантазии, чтобызаинтересоваться тем, что происходит перед ним.

Терапевт должен осознавать момент, когдаон нарушает границы клиентов, чтобы стать частью процесса их осознавания. Здесьважно знать, когда стать частью семейного поля, чтобы влиять на систему, акогда просто быть наблюдателем. Если вы являетесь наблюдателем, даже будучизаинтересованным в происходящем, вам не надо выплескивать свою энергию вовне.Но если вы захотите полностью завладеть вниманием клиентов, необходимо датьволю своей энергии... а затем вернуться в прежнее положение.

Представьте себе, что члены семьи беседуютмежду собой, как это делала семья Мадьяр в начале сессии. В данной ситуациисемья находится в пределах своих границ, а терапевт – в пределах своих. Терапевтсуществует отдельно и не посылает никакой энергии в сторону семьи. Но вотнаступает момент, когда терапевт хочет оказать влияние на семью. Тогда онподводит ее к своим границам и в тоже время сам поворачивается к ним. В первуюочередь члены семьи должны отвлечься друг от друга, а затем уже повернуться ктерапевту и внимательно прислушаться к нему. Семья и терапевт должнывстретиться на границе, прежде чем что-либо будет сказано. На границе должновозникнуть специфическое напряжение: семья готова слушать, а терапевт— что-то сказать. Еслиэтого не происходит, внимание и интерес участников может быть где угодно, итогда контакт не состоится.

В других ситуациях вы можете не пожелатьпроводить интервенцию подобным образом. Возможно, вы уже провели интервенцию ихотите лишь усилить эффективность достигнутого. Вам надо только частичнопереключить внимание семьи на себя. Вы должны произнести нужную фразу тихим,почти бестелесным голосом, нечто вроде: “Сейчас у вас хорошо получилось”.Пациенты должны продолжить свою работу, но они будут в ней заинтересованыбольше, чем в том, что вы сказали.

Каждый из этих примеров является формойуправления границами. Первый пример – встреча с границей семьи ипривлечение внимания – это интервенция. Наиболее мощная и точная интервенция всегдаполучается прямо на границе. Во втором примере терапевт на время делает шаг засемейную границу. Часто просто изменение интонации может моментально позволитьтерапевту зайти на поле пациентов, то есть перейти их внешнюю границу. Второйпример является просто подкреплением или напоминанием. Это очень важноеразличение, потому что терапевт управляет границей извне системы, а вниманиеостается внутри данной семьи.

Тот же процесс происходит при работе сосознаванием себя. Внимание клиента остается внутри различных частей “я”.Терапевт не скажет: “Обратите внимание на то, что происходит у вас в животе”,потому что клиенту придется отвлечься от себя и слушать его. Но если терапевт“забросит” это предложение с некоторого расстояния, не подходя вплотную кгранице, клиент останется внутри собственной границы.

Так происходит управление границами, и мыпроводим это как в индивидуальной работе, так и в семейной терапии. Терапевтвсегда должен решать, встречаться со своими клиентами на границе контакта илисохранять их энергию внутри системы, не вступая на их территорию. Терапевтдолжен уметь уходить с их границы и не отвлекать внимание семьи или супругов.Некоторые терапевты достигают этого, закрывая глаза.

Если во время сессии клиентам была данаясная инструкция, а они все еще колеблются и не знают, что делать, попробуйтезакрыть глаза. Такой простой сознательный уход сохраняет не только присутствие,но и атмосферу поддержки клиентов, возникающую в ходе работы.

Однажды я работал с супружеской парой,которая пришла ко мне на сессию с маленьким ребенком. В процессе работы мояпомощница зашла в кабинет и забрала малыша. Когда двадцать минут спустя ребенкавернули в кабинет, супруги закончили этап работы и были удивлены, узнав, чтомалыша не было в комнате. Они настолько погрузились в процесс, что всепроисходящее вне этого процесса для них просто не существовало.

Когда терапевт вступает в контакт сграницей, обращаясь ко всей семье и направляя их внимание и энергию на нихсамих, первоначальная граница может быть разрушена и реформирована. Это моментинтервенции - обсуждение того, что происходит внутри семьи, и проведениеэксперимента. Но прежде чем семья продолжит работу, терапевт должен оставитьполе, прерывая контакт с границей.

“Пробрасывание” информации можноосуществить только тогда, когда внимание членов семьи полностью обращенововнутрь. При этом информация не должна быть слишком интересной, она должнабыть просто знакомой, а может быть, напоминанием или подкреплением. Главное,чтобы она не занимала много внимания, ее назначение – чуть-чуть “встряхнуть”присутствующих. Если же “пробрасывается” новая или интересная информация, еемогут либо полностью игнорировать, потому что она слишком сложна длявосприятия, либо супружеская пара или семья будет вынуждена обратить на неевнимание, а значит, отвлечься от работы.

“Пробрасывание” выводит осознавание надругой уровень. Когда уровень осознавания падает, вы чуть-чуть поднимаете его,а когда он снова падает, поднимаете его опять, и так далее. Вы мягко говорите:“Вот так, вот так”, оказывая необходимую поддержку и обеспечивая определенныйуровень осознавания.

“Потрясающие вещи” нужно говорить тихо.Если же вы действительно хотите сказать что-то удивительное, вы должныостановить процесс и сказать: “Я хочу вам что-то сказать. То, что вы сейчассделали, –по-настоящему здорово! А могли бы вы повторить еще раз” Это сильнаяинтервенция. Любой метод должен быть согласован не только с данной ситуацией,но и с репертуаром самого терапевта. Дело только в том, каким способомуправлять границей контакта.

Заключение

В предыдущих главах я описал теорию системи нашу концепцию “хорошей формы”. Я постарался показать читателю, как эти дваположения помогают сфокусировать наше видение семейных проблем. Я представилинтерактивный цикл в различных его применениях. Мы подробно обсудили проблемуосознавания –краеугольный камень нашей работы. Я показал, как даже минимальное переключениеможет вызывать стремительные изменения в семейных системах. В конце главы 5 ядал четкое изложение мощной и стройной формулы трехшаговой интервенции. Затем ярассмотрел различные варианты ключевых типов сопротивления и продемонстрировал,как сопротивление может одновременно быть симптомом “болезни” и сильнымсредством адаптации. Я описал способы определения границ и возможные вариантыуправления ими. Я также коротко очертил концепцию терапевтического присутствия.Теперь, установив теоретические рамки нашего подхода, мы можем перейти кописанию их практического применения. Этому будет посвящена вторая частькниги.

Часть II

Практика

8. Вмешательство в супружескуюсистему

Мир наших отношений определяет главноеслово.

Это слово Я – Ты.

Мартин Бубер*

[[[[* Мартин Бубер (1878-1965)– философ и иудейскийрелигиозный мыслитель.]

Растущее осознавание обещает изменения налюбом уровне нашей жизни. В семейной гештальт-терапии осознавание процессаявляется фундаментом для ощутимых изменений.

Как правило, супружеские пары не осознаюттерапевтического процесса —его течения, познавательной значимости, энергетики. Они прежде всего включаютсяв содержание того, что делают, к чему особенно рьяно стремятся. Когда у них всев порядке, им и не надо задумываться над этим. Процесс общения между мужем иженой протекает гладко, когда муж или жена в любой момент готовы присоединитьсядруг к другу, делать что-то вместе, а затем испытать чувство удовлетворения изавершенности. Любое прерывание этого процесса приведет к снижению уровняэнергии, что будет ощущаться как неудовлетворение или дисфункция — где “что-то не так”. Когда процессобеднен, супруги испытывают боль и потребность обратиться к терапевту запомощью.

Супруги, у которых все в порядке, необращают внимания на этот процесс. И только если наступает прерывание илитупиковая ситуация, процесс требует исследования. Когда вы, например, ведетемашину, то не обращаете внимания на процесс вождения – вам просто надо добраться донужного места. Но если вы начинающий водитель, вам необходимо держать этотпроцесс в сознании. Вы будете фиксировать каждое движение правой руки, котораялежит на рычаге переключения передач, осознавая любое изменение обстановки. Втот момент, когда вы начинаете чувствовать уверенность в себе, процесс уходитна дальний план. Вы просто ведете машину и не думаете над тем, что и как надоделать.

Пока с процессом все в порядке, онсоставляет фон нашего существования. Если процесс нарушается и выходит напередний план, вы вынуждены разобраться в том, что происходит. Когда супругиидут к терапевту, они перестают "просто жить" и переключают свое внимание отсодержания своей жизни напроцесс жизни. Ониповорачиваются от содержания того, как живут, к тому, как протекает их жизнь.Когда жизнь снова налаживается и течет гладко, процесс снова уходит на дальнийплан.

Что должна делать семейная пара, для тогочтобы исправить этот процесс Им нужно, чтобы с ними поговорили о том, что сними происходит, об их чувствах, мыслях и переживаниях. Им нужно "повариться" вэтом процессе до тех пор, пока они не подойдут к чему-то, что их заинтересует,поддержит или придаст энергии. Они должны найти "фигуру внимания", котораявызовет интерес у обоих. Затем они глубоко проживают это, завершают данный этапи отставляют в сторону1.

Терапевт, так же как и его клиенты,проходит через подобный процесс. Мы наблюдаем за парой, не всегда понимая, чтонам надо делать, что нас интересует, что нам важно. Мы просто позволяемпоявиться фигуре, а потом сообщаем своим клиентам об этом2. Такой прием мы называем интервенцией. Интервенция расширяетосознавание супругов, выуживая из фона нечто и превращая в фигуру внимания.Если пара может “переварить” это с помощью осознавания, что-то получить изэтого и решить, как можно изменить свое поведение, мы всеудовлетворены.

Если супружеская пара не может вести себятак, как я описал, мы проводим эксперименты, создающие структуру дляпроигрывания такого нового понимания в рамках конкретной работы. Экспериментподталкивает пару к новому поведению, переживанию или озарению, и тогда онимогут выбирать, стоит ли приобщать полученный новый опыт к репертуару своейпрежней жизни. После того как супруги познакомятся с новыми представлениями осамих себе, мы завершаем сессию.

В этой главе показано, как можно применятьтеоретические положения и принципы, описанные в первой части этой книги, ксемейной гештальт-терапии. Она представляет базовые правила терапевтическойсессии и описывает процесс создания и проведения интервенции, которая приводитсемейную пару к более полному осознаванию и изменениям3.

Как устанавливать терапевтическуюситуацию

в работе с супружескими парами

Терапевт должен довольно долго наблюдать,слушать и переживать то, что происходит с супружеской парой, чтобы накопитьдостаточно информации о процессе и создать ситуацию для интервенции,соответствующей их проблеме. Терапевту необходимо обеспечить собственноеприсутствие в системе этих взаимоотношений, а также добиться участия пары висследовании процесса, чтобы он мог осуществить все это на практике4.

Прежде всего мы вовлекаем пару в разговор,устанавливая терапевтическое присутствие и способствуя контакту между всемиучастниками. Это может быть обычный приветливый разговор. Мы убеждаемся в том,что установили контакт с каждым, и создаем теплую атмосферу, котораярасполагает присутствующих поговорить и о более интимных вещах.

Далее мы сообщаем участникам основныетерапевтические правила: наилучший способ помощи – наше наблюдение за клиентами,поэтому мы собираемся попросить их поговорить между собой о чем-нибудь важномдля них обоих; в это время мы будем играть роль свидетеля, оставляя за собойправо прервать их беседу, когда, как нам покажется, собеседники затронуличто-то интересное или важное.

Когда я даю такие инструкции своимклиентам, я неизменно наталкиваюсь на сопротивление. Вот какие реплики я слышувсякий раз в таких случаях:

"Мы уже обсуждали это дома, зачем же сноваговорить об этом здесь"

"В этом нет смысла, потому что никто нехочет этого слушать, потому-то мы и пришли к вам".

"Такого я не ожидала!"

"Мы пришли к вам для того, чтобы получитькакой-то совет, а не для того, чтобы болтать всякий вздор".

"Ваша просьба смущает меня. Я даже незнаю, смогу ли говорить тут перед вами, когда вы сидите и слушаетенас".

"Это кажется надуманным и неприятным.Фальшивая ситуация. Не понимаю, какая будет польза от этого, если мы будемчувствовать себя неестественно”.

В этот момент мы усиливаем сопротивление(так происходит всегда при хорошей терапевтической работе), пока все участникине смогут выразить все свое сопротивление этой ситуации5. Например, если, "играя роль", клиентыслишком сконфужены, смущены и чувствуют себя неловко, вы можете отреагироватьследующим образом.

Терапевт: Я рад,что вы можете рассказать мне о своем дискомфорте. Вы правы, это сложнаяситуация. Терапевтическая ситуация не является естественной. Но мне очень важноиметь возможность понаблюдать за вами и посмотреть, как вы общаетесь друг сдругом. Я знаю, это смущает и вызывает чувство неловкости, но я надеюсь, что вывсе-таки сможете сделаеть это, потому что для меня это лучший способ помочьвам.

Мы также предупреждаем клиентов, что можемпрервать их беседу, если решим, что нам надо сказать им нечто важное. Со своейстороны, они могут в любой момент обратиться к нам за помощью, еслипочувствуют, что зашли в тупик, или если им захочется задать нам вопрос иличто-то сообщить.

Когда наши инструкции доведены до сведенияучастников, мы снова выходим из системы и устанавливаем границу. В то время какони говорят между собой, мы наблюдаем этот процесс и ждем, пока что-либо невыйдет на первый план. Когда проявляется фигура, мы прерываем разговор ипроводим интервенцию.

Терапевтическая работа с семейной парой– это ужеэксперимент. Мы начинаем с эксперимента, а эксперименты непременно вызываютсмущение – онидраматичны и создают искусственную ситуацию. Тем не менее, в них всегда естьдоля реальности, и терапевт может увидеть, что происходит, и раскрытьэто.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.