WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 42 |

(а) Человек, склонный к проекции; (б)реципиент, который может (1) предложить мало информации и ограничивает попыткиполучить ее; (2) принимает проекцию без протестов.

(а) Человек, склонный к интроекции; (б)донор, который насильно “скармливает” мнения, инструкции и т.п. своемуреципиенту. Может сопротивляться усилиям по деструкции и ассимиляции, например,с помощью убеждения.

Принятие соматизации эмоций/возбуждениябез различения (например, гнев, направленный вовнутрь, вызывает головную боль).Члены семейной системы ничего не предлагают. Никто ни о чем непросит.

Принятие уклонения; удовлетворение“незавершенным действием”. Желание начать новое дело, не завершивстарое.

Отдельное существование непереносимо;“повисание” на другом; согласие находиться постоянно вместе.

Партнеры испытывают тревогу передразъединением и не могут отпустить друг друга; они боятся отделения иразличения; слишком долгое рукопожатие - “мертвые руки”.

Г. “Поддержка системы”

Отсутствие стимулирующих культурныххарактеристик системы; обесценивание/страх возбуждения.

Ограниченное общение и язык; обесцениваниеобсуждений; никакого обмена осознаванием.

Важность привычного поведения со слабымитребованиями к современной системе ценностей, отвечающей актуальной ситуации.Отсутствует энергия для отбора.

Переоценка самодостаточности имежличностных границ; поддержка системы и усиление физических симптомов каквыражения чувств.

Подкрепление посторонних тем для контакта;болезненная охрана границ, что позволяет ограничить контакт внутри системы;обесценивание конфликта внутри системы; словарь системы не содержит конфликтныхслов, таких, например, как спор, ссора, обида и т.п.

У системы отсутствует опыт разрешения;системные механизмы, или ритуалы, противостоят агрессии или несогласию.Ценность: “Не расшатывай лодку”.

Система, в которой пассивности испокойствию противостоят ритуалы и процесс, который отрезает их, например,долгие обсуждения, пока не будет достигнуто единообразие мнений.

____________________________________________________________

Источник: Все права на представленныематериалы принадлежат Lester P. Wyman, Ph.D. Copyright 1981, Gestalt Instituteof Cliveland, Inc.

Семейная терапия в основномсосредоточивается на неосознанных силах. Цель терапии заключается в том, чтобыподвести сопротивление к осознаванию таким образом, чтобы семья или супружескаяпара могла выбрать для себя более приемлемые способы контакта. Задача терапевта– вызвать у своихпациентов любопытство к тому, как они справляются с этим явлением, чего ониизбегают и какую цену платят за такую безопасность. А поскольку мы оптимисты,мы всегда надеемся на то, что такое осознавание действительно вызовет измененияк лучшему. Часто так и происходит, и мы всегда очень рады подобнымизменениям.

Семья Франклин: работа ссопротивлением

Этот рассказ поможет нам поговорить осопротивлении в контексте данной ситуации. Давайте рассмотрим, как терапевтработает с сопротивлением и избегает мобилизации сопротивления у семьиФранклинов. У этой семьи сопротивление выражено не сильно. Контакт достигнут, ивсе члены семьи свободно задают друг другу разные вопросы. Однако похоже, чтопод видом контакта им позволено вторгаться за личные границы другого. Когдачеловеку задают слишком много вопросов и он начинает чувствовать, что емунавязывают контакт, вправе ли он отказаться говорить о чем-то слишком личномЧто можно считать допустимым в нормальной семье

Отцу семейства сорок три года, онпреподаватель, а матери сорок два, она врач. У них трое сыновей: Мэтусемнадцать, он собирается поступать в колледж, Лэсу пятнадцать, он еще учится вшколе, а Джерри двенадцать.

Мэт: Я не хочуникаких обидных выпадов.

Мать: Я тоже нехочу, правда, я никогда не знаю, что может тебя обидеть. Когда ты заговорил обэтом, я стала представлять себе, что ты чувствуешь.

Отец: Все, чтоздесь происходит, важно для нас.

Мэт: А я и неговорю, что не хочу разговаривать о чем-нибудь важном. Просто мне кажется, вымогли бы заметить, что у нас есть определенный настрой...

Отец: Все этопрекрасно, и я это приветствую, но я совершенно не понимаю, где здесь обидныевыпады.

Мэт: Я думаю, выоба знаете, что это такое. Это когда скажешь что-нибудь и думаешь: “Зачем я этосказал” Вот вам пример: когда я уехал с Крисом на каникулы, вы дали мнепонять, что недовольны.

Отец: Согласен.Ты прав, было бы разумнее обходиться без подобных вещей. Но мне кажется, дляразговоров о том, что мы чувствуем, двери должны быть распахнуты. Ведь если мыговорим о своих чувствах, это не значит, что мы хотим обидеть другдруга.

Мэт:Хорошо.

Сопротивление членов семьи происходит наосознанном уровне. Так какчленам семьи трудно определить или понять, что такое “обидные выпады”, у нихвозникает ощущение тайны. Тайна порождает проекции, потому что общий смысл ненайден.

Интроекции возможны тогда, когда кому-топросто сообщают информацию, а он не задает вопросов, или кто-то обижен чем-то ипринимает это, не высказывая претензий.

Решение проблемы может проходить ещенесколькими способами: вы можете отрицать обиду или оправдывать ее. Вы такжеможете удивляться, что кто-то обиделся на вас, обесценивая сказанное другими,или, наоборот, сожалеет об этом.

Терапевт: Яхотел бы сказать вам, что просто поражен, как быстро вам удалось найтиинтересующую всех тему. Вы поговорили, проработали ее и пришли к согласию. Этоздорово. Большинство семей не умеют так активно и быстро разрешать своипроблемы. Мне было приятно видеть, что вам это удается. А сами вы замечали, стакой легкостью вы расправляетесь с возникающими в вашей семьетрудностями

Фокусируя свое внимание на сильной сторонеи состоятельности семьи, терапевт оказывает ей поддержку: “Посмотрите, какие выхорошие! Посмотрите, как легко вам удается справляться со своими проблемами! Япоражен!” Ведь понятно, что не любая семья может позволить чужому человекустать участником их жизни.

Но если этот человек говорит им: “Ребята,я знаю, какие вы хорошие, и все у вас получается. И если мы встретимся еще, выдолжны знать: я на вашей стороне. Правда, если есть светлая сторона, значит,может быть и темная, которая вам может и не понравиться. Но я пойму и примуэто”. У терапевта есть привилегия и одновременно тяжелая ноша – определять светлые и темныестороны семьи.

Первая интервенция приостанавливаетпроцесс развития сопротивления. Она поддерживает хорошее самочувствие уучастников и уводит их от противостояния. Тем самым терапевт как будто говорит:“Вы пришли сюда, чтобы посмотреть на свои недостатки, и, наверное, поэтому выволнуетесь. Если я буду, уподобляясь вам, рассматривать оскорбления, которые вынаносите друг другу, вы почувствуете себя еще хуже. Тогда вам захочетсяобъединиться против меня и сказать: “Мы не такие плохие, как вы думаете.Вообще-то мы хорошая семья”. Когда терапевт присоединяется к сильным сторонамсемейной системы, он снижает сопротивление контакту между членами семьи, атакже между ним самим и семьей. Он налаживает с ними хорошие “рабочие”отношения.

Эта интервенция также дает позитивноеподкрепление семье в целом. Она призывает участников: “Продолжайте делать то,что вы делаете хорошо”. Позже, спрашивая их, о том, как легко они решают своипроблемы, терапевт побуждает семью проявить любопытство к своему интерактивномупроцессу.

Терапевт поддерживает сильные качествасемьи, и первая интервенция проходит как простой комплимент. Она напоминаетчленам семьи об основных проявлениях их состоятельности – они способны называть своипроблемы и готовы их обсуждать.

Как ни странно, большинство семей неготовы принимать такие “комплименты”. Ведь они зафиксированы на своихнедостатках, проблемах и неприятностях. Упоминания о сильных сторонах вповедении семьи не кажутся им уместными в подобной ситуации.

Отец: Лэс иДжерри, что вы думаете о том, что Мэт может покинуть нас, как в прошломгоду

Лэс: Мэт частоуезжает из дома, и мне кажется, что ничего особенного не случится.

Джерри: КогдаМэт отправился на каникулы, мы знали, что он скоро вернется. Это совсем другое.А тут я не знаю, когда его ждать.

Отец: Мне тожетак кажется. Мэт, как ты относишься к тому, что можешь покинутьгнездо

Мэт: Я отношуськ этому хорошо... Нет, не потому, что я хочу уйти из дома. Я думаю, что мнезахочется вернуться, что я буду скучать первые несколько недель, но я знаю:справлюсь с этим.

Мать: Япо-настоящему гордилась тобой, когда ты сам спланировал свою поездку, выяснилрасписание рейсов и организовал ужин с друзьями.

Мэт: Мама, тысовсем не вспоминаешь своих братьев. Непохоже, что у вас с папой были братья исестры. Мне это странно.

Отец: Мне этотоже странно, особенно когда я думаю, как вы, мои сыновья, покинете дом, и отом, как вы близки друг с другом и с нами.

Лэс: А как тыпонимаешь, что ты с кем-то близок

Отец: Я будунадеяться, что не потеряю связь с тем, кто мне близок.

Джерри: Да,правильно.

Отец: А как тыопределишь, что такое близость Мои сестры и я, например, не особенно игралидруг с другом, когда росли вместе. Мама тоже, как мне кажется, не особеннодружила с дядей Джимом. А вот вы все время вместе.

Мать: Я тожемного думала о том, как и где вы станете жить.

Лэс: Я собираюсьпродавать драгоценности в Аризоне. А ты приезжай ко мне в гости.

Отец: И все-такикак бы там ни было, близки мы или нет, о будущем говорить рано.

Такие вопросы – палка о двух концах. С однойстороны, они проясняют то, что происходит, позволяют преодолеть непонимание иуглубляют контакт между членами семьи. Вопросы предотвращают проекции иинтроекции – никто недодумывает и не предполагает за другого. Темная же сторона заключается в полнойсвободе задавать вопросы в любой момент, что может нарушать автономность и бытьназойливым внедрением в личную жизнь. В таком случае контакт между членамисемьи, наоборот, прерывается и становится неопределенным.

Терапевт внимательно ищет те “узкиеместа”, на которых семья начинает “буксовать”. Например, только ли взрослыезадают вопросы Как это выглядит – как допрос или как живой интерес Если в семье кто-нибудь, кто незадает вопросов и не проявляет любопытства, потому что боится это делать Естьли в семье люди, которые могут задать вопрос, независимо от того, насколькодругой готов на него ответить

Терапевт: Сейчасмне бы хотелось на минутку прервать вас и сообщить о том, что я заметил. Как выпомните, я попросил у вас разрешения вступить в разговор, если увижучто-нибудь, что вас заинтересует. Когда я обращал ваше внимание на то, чтокто-то мог задавать вопросы, а кто-то просто сообщал некоторую информацию осебе, всякий раз мне казалось, что я вижу определенную модель. Например,большинство вопросов исходило с одной стороны, затем вопросы стали поступать сдругой стороны. Или, когда мне казалось, что в основном информация шла отодного источника, внезапно она начинала поступать из другого. Удивительно, но,похоже, вы все способны задавать вопросы друг другу. Я еще не до конца уверен вэтом, потому что мы еще только начали работать, но, по-видимому, каждый из васчувствует себя свободным спрашивать и отвечать друг другу. Может быть, это и несовсем так, но пока что мне так показалось.

Итак, я хотел бы попросить вас подумать отом, действительно ли каждый из вас настолько волен спрашивать любого обо всем,или это не так Мне было бы интересно, если бы вы попробовали поразмышлять обэтом, если вас это вдохновляет.

Что же делает терапевт для того, чтобыснизить сопротивление и усилить интерактивный процесс Давайте посмотрим, чтоон сказал на самом деле. “Сейчас мне бы хотелось прервать...” – говорит терапевт. Это означает:“Я уважаю то, что вы делаете. Я знаю, это ваша семья и ваша борьба, и я уважаюи принимаю вашу борьбу друг с другом”. Выявляя то, что может быть интереснымдля членов семьи, терапевт напоминает им: “Это ваша работа, ваше любопытство,ваша энергия, но они очень важны и для меня. Я буду продолжать поддерживатьвашу энергию, вызывающую ваше любопытство и способности к самонаблюдению, чтобыв будущем вы не нуждались во мне и сами смогли увидеть, что происходит и гдепричины ваших трудностей”.

Терапевт развивает тему обмена информациеймежду членами семьи. Насколько им легко говорить о себе Как трудно им делитьсядруг с другом своими сокровенными переживаниями, ведь это связано с теми самыми“обидными выпадами”

Далее терапевт говорит: “Удивительно, но,похоже, вы все способны задавать вопросы друг другу!” Следующий шаг– предложениепровести эксперимент на уровне осознавания, чтобы убедиться в том, что онимогут спрашивать каждого или говорить “что угодно”. Клиницист развивает тему,снимая ограничения, наблюдая, насколько свободна семья, и исследуя возможностипоявления болезненных точек, страхов и затруднений.

Мэт: Мне былолегко задавать личные вопросы Лэсу и Джерри. А потом я уже стал задавать такиевопросы маме и папе.

Мать: Я пыталасьпонять, кому я могу задавать вопросы. Этим летом я задавала Лэсу очень многовопросов и сама много рассказывала ему о себе. С Мэтом я осторожнее, но недумаю, что это такая уж проблема. Как ты думаешь, Мэг

Мэт:Конечно.

Отец:Я думаю, что долгое время мы не могли задавать другдругу вопросов. Я часто испытываю сомнения, когда мне хочется спросить вас очем-то. Наверное, это как-то связано с вашими возрастными проблемами, но иногдаэто бывают и совершенно невинные вопросы.

Мать: Какдумаете, ребята, вы задаете мне вопросы Я что-то не припомню.

Мэт: Мнекажется, вопросы возникают, когда мы смотрим семейный альбом с фотографиями. Ноя думаю, что ты имеешь в виду главный вопрос.

Отец: Довольнотрудно говорить о себе: я слышу, что вы все время задаете вопросы маме, но неслышу, чтобы вы задавали их мне.

Мать: Иногда выоба готовы пойти мне навстречу, а потом все начинается сначала. Иногда мнепросто нужен ответ.

Настаивая на вопросах и обнаруживаячувства, человек отделяет себя от других. Однако спрашивая о чем-то глубокоинтимном, можно оказаться назойливым и получить отпор. Здоровые семьи стараютсянайти баланс между любопытством и назойливостью. Мы можем сообщать простоинформацию, а можем сообщать и нечто такое, что способно причинить боль. Семьяи терапевт исследуют эти варианты.

Терапевт:Позвольте я продолжу свои рассуждения. Я не совсем ясно представляю себе, кудамы двигаемся, но я заметил, что все вы, похоже, легко и свободно говорите другс другом, как сообщая о себе информацию, так и спрашивая о чем-то других. Я какбудто слышу ваши реплики: “Да, мы свободно говорим, но... но... но...” И можнотолько предполагать, что это за “но”. Итак, позвольте мне предложить вамкое-что, а вы скажете, нужно вам это или нет.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.