WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 42 |

ДжозефЗинкер

В поисках

хорошейформы

Гештальт-терапия ссупружескими парами и семьями

Перевод с английского А.Я Логвинской

Под редакцией М.И.Берковской

Независимая фирма “Класс”

Москва

2000

“НА ФОНЕ ПУШКИНА СНИМАЕТСЯСЕМЕЙСТВО...”

Вот оно — мгновение “хорошей формы”,полноты и совершенства, контакта, значимости и безопасности! Толика ирониивполне понятна: обычно хорошая форма дается не столь просто. Тем не менее, этаметафора вполне раскрывает правду жизни. Хорошие мгновения нашей жизни вкаком-то смысле устроены именно так: они коммуникативно завершены, осмысленны,безопасны. Когда они не очень хороши, это прежде всего значит, что в нихчего-то недостает (а вовсе не что-то избыточно, как нередко считается). Или,если посмотреть с другой стороны, мы про них что-то не осознаем. Под осознаниемпонимается полнота въдения,она же полнота контакта.

Таким образом, “хорошая форма” — это эстетическое переживаниезавершенного контакта. Приближение к ней — захватывающее путешествие,которое часто проявляется в том, что мы начинаем вдруг видеть “другую сторонумедали” и понимать, какое она имеет отношение ко всей медали в целом. Какзаявил честертоновский персонаж по имени Хорн Фишер, один из егосыщиков-любителей: “Думается мне, что роль, которую он здесь не сыграл, ещелюбопытнее”.

Эта книга посвящена “поиску хорошей формы”как методологии семейной гештальт-терапии. Своими главными учителями ее авторсчитает Фрица Перлза и Карла Витакера, а свой подход к терапии — разновидностью искусства. Как всемейных взаимодействиях, так и в самой терапии, стремятся прежде всего кулучшению контакта. Симптом — своего рода “ограничитель”, сигнализирующий о неполноценномконтакте. Нарушение контакта рассматривается как результат нарушения циклавзаимодействия —торможения или прерывания его на каких-то этапах. Задача терапевта — увидеть и привнести в сферусемейного осознания “хорошую форму” данной семьи. Как уже отмечалось выше, этахорошая форма отнюдь не рассматривается как нечто абсолютное, — скорее это целостноевъдение ситуации в границахсимптома. Соответственно, хорошая форма также не есть нечто “объективное”— это результатсовместного творчества семьи и терапевта. Осознавание семьей своей хорошейформы меняет ситуацию. Когда осознавание достигнуто, семья может получить новыйопыт взаимодействий в процессе терапевтического эксперимента.

В книге подробно изложена теория,связывающая всю эту философию с психотерапевтической практикой: устройствоцикла взаимодействия, возможные виды его нарушений, путь ведениятерапевтического приема, структура терапевтических интервенций.

В отличие от системного семейного терапевта,предпочитающего лично беседовать с семьей, семейный гештальт-терапевтпредлагает членам семьи поговорить друг с другом в его присутствии о том, чтоих волнует. Он наблюдает за семейным взаимодействием, отмечая не толькокакие-то выраженные проявления, но и — что порой значительно труднеезаметить —“выраженные отсутствия”, такие, например, как отсутствие взаимодействий вкакой-либо семейной подсистеме. Его интересует при этом не содержаниеразговоров, а сам процесс контакта: кто с кем наиболее интенсивновзаимодействует, кто при этом слушает или не слушает, кто включается, кто с кемсовсем не контактирует, когда убывает и прибывает энергия, где происходитторможение и так далее. Исходя из полученной таким образом информации, онсоздает психический образ “хорошей формы” семьи, на основании которого строитсвои терапевтические интервенции. На первом этапе они должны служитьосознаванию семьей своих положительных качеств — потенциала отыгрываемых ролей; на втором— осознаваниюнеотыгрываемых ролей,“упакованных” в симптоме; наконец, на третьем — получению семьей нового опытакоммуникации.

Со многими психотерапевтическими подходамипроисходило так, что в результате их применения к определенным проблемнымсферам они теряли свою идентичность и превращались в нечто другое. Отчастиотсюда происходит нынешнее невероятное многообразие терапевтических теорий,методов, техник. В этом процессе много позитивного. Однако “несыгранная роль”,как всегда, приобретает тем более высокую значимость, чем интенсивней процессы,которые она должна дополнить. В данном случае речь идет о целостности, единствевзгляда, позитивном терапевтическом мировоззрении.

Это то, чем обладает предлагаемая вашемувниманию книга. Кроме вполне конкретного подхода, методологии, она выражаетцелостный взгляд— ясный и отчетливый,но в то же время не рассыпающийся на отдельные фрагменты; позволяющийформировать представление о конкретных проблемных сферах, но во всех этихпреломлениях остающийся одним и тем же. В частности, очень интересны разделы,посвященные темам лжи и правды в человеческих отношениях, терапии горя иутраты.

Книга завершается обзором ценностейгештальт-подхода, по сути — отчетом о состоянии терапевта. И это действительно завершение:“Наша теория побудила нас завершить гештальт и тем самым разрешить некоторыесвои задачи”.

Остается пожелать читателю — будь то терапевт-профессионал,вдумчивый дилетант или иной неведомый искатель хорошей формы — практической пользы иэстетического удовольствия от контакта с этой книгой.

“... Мы будемсчастливы –благодаренье снимку…”

Татьяна Драбкина

Вступительноеслово

Всем, кто знаком с гештальт-терапией вразных ее воплощениях и применениях, хорошо известно имя Джозефа Зинкера. Оносновал Гештальт-институт в Кливленде и возглавляет его вот уже более тридцатилет. Воспитал огромное количество специалистов не только в Кливленде, но и повсему миру, что сделало его одним из наиболее известных и популярныхсовременных мастеров преподавания гештальт-терапии. В течение последнихдвадцати лет Джозеф Зинкер совместно с Соней Невис руководит Центром поизучению малых систем, который лидером в применении гештальт-модели в работе ссупружескими парами и семьями.

Популярность Зинкера еще больше возросла в1976 году после выхода в свет его монографии “Творческий процесс вгештальт-терапии” (Creative Process in GestaltTherapy). Это исследование вышло за рамки простогоклинического исследования и является классической работой по гуманистическому ицелостному подходу к психотерапии, до сегодняшнего дня оно остаетсябестселлером.

Книга, которую вам предстоит прочесть, сталадолгожданным продолжением первой монографии. Новая работа Зинкера — “В поисках хорошей формы”— основана на тех жеосновных принципах гештальт-терапии, которые многие годы были ведущими как впрактических, так и в теоретических изысканиях автора. В своих исследованиях онопирается на опыт работы по изучению наиболее сложного и глубокого явлениячеловеческого существования – интимной жизни семьи и супружества.

В этой книге автор постоянно делает ударениена ключевых принципах семейной терапии – наблюдении и “пребывание с”. Такой подход является истинно феноменологическим по духу в томсмысле, что терапевт вместе со своими пациентами становится участникомсовместного творческого процесса, взаимного выражения их собственныхпереживаний и смысла их собственного существования. Такой подход резкоконтрастирует с отношением других терапевтических школ, он более новаторский иодновременно более архаичный, в зависимости от вашего взгляда.

По словам Ирвина Польстера, другого яркогопредставителя авангардного поколения гештальт-терапевтов, “переставитькушетку”*[[[[*Reintroduce the couch – намек на кушетку в кабинетепсихоаналитика.] —значит ввести некоторые фиксированные техники или аналитический инструмент для“объективного” исследования переживания клиента снаружи, чтобы вынести суждениеоб этом переживании и в тоже время сохранить безопасное (для терапевта!)расстояние между “доктором” и “пациентом”. Здесь нет ни кушетки, ни"Прокрустова ложа" для диагнозов или правил “построения” переживаний клиента,здесь есть мудрый и гуманный совместный поиск места, где это переживаниеблокировано, искажено, смазано или снижено.

Такая терапия является искусством,ритуалом, по определениюЗинкера; это определенный вид глубокого личного контакта, который не становитсясуррогатом общения и в котором субъект или личность не теряется, как этопроисходит во многих других терапевтических направлениях.

Однако нельзя сказать, что у Зинкера нетметодологии или интеллектуальных рамок. Напротив, он посвящает этому всю первуючасть своей книги. Начиная с первой главы книги, Зинкер в повествовательнойманере описывает теоретические предпосылки и концепции, которые затем подробнорассматриваются в последующих шести главах. Обладая зорким глазом и кистьюживописца (Зинкер известен как талантливый профессиональный художник), онмастерски описывает Фрица и Лауру Перлз как “художников-импровизаторов”. Онвспоминает, как психоаналитическая элита послевоенного периода воспринялаПерлзов “в лучшем случае как ренегатов, а в худшем – как шарлатанов”. Затем Зинкеризлагает основные теоретические посылки перлзовского различения между“отыгрыванием” (acting out) и “проигрыванием” (acting through), что, посуществу, является различением между осознаваемым и неосознаваемым действием.Можно сказать, что это положение стало кардинальным пунктом всех работ Зинкера,да и других гештальт-моделей.

Что же делает Зинкера таким ярким примеромблистательного и успешного преподавателя и писателя Прежде всего – конкретное, зримое и ясноеизложение и только потом теоретические разработки и замечания. Он всегдаприводит феноменологические и экспериментальные данные и никогда не диктуетдогматические соображения, не подкрепленные реальными примерами.

Зинкер перечисляет ученых и практиков,оказавших значительное влияние на гештальт-терапевтическую модель семейнойтерапии, – Витакер,Сатир, Минухин, Боуэн и другие. В то же время он открывает новую тему, котораястановится лейтмотивом всей книги, – эстетика иформа в клинической работе с семьей или супружескойпарой. Характерно, что и эта тема в изложении Зинкера не остается простойабстракцией. В своих построениях он опирается на конкретные описания, используямодель Интерактивного цикла опыта для анализа семейных процессов и качестважизни семьи.

В конце главы 1 автор делает обзорсодержания остальных глав, поэтому мне нет нужды повторять его. Я хотел бытолько коротко обсудить все одиннадцать глав этой книги, останавливаясь нанекоторых важных практических открытиях, представленных читателю.

Глава 2 излагает основные ценности положениягештальт-подхода, разработанные Зинкером совместно с Невис. Это само по себепоразительно. Давно ли вы сталкивались с клинической работой, которую авторначинает с перечисления собственных убеждений и принципов, а затем ужесвязывает теоретические принципы с индивидуальными методами, положениями иклиническим инструментом своей работы По своей сути эти ценности и положениянапоминают позицию выдающегося искусствоведа Гомбриха, эстетическая теориякоторого основывалась на определенных эстетически предпочитаемых визуальныхформах, где “процессы” различения зависят от содержания, культуры и дажесредств массовой информации. Подобно Гомбриху, Зинкер приводит свои аргументы взащиту эстетики процесса,которые становятся диагностическим инструментом, не опираясь на громоздкиесистемы правил поведения и исторические интерпретации.

Глава 3 описывает системы и их границы внеобычном ключе, особо выделяя теорию поля Курта Левина. Новизна подходасостоит в том, что Зинкер нашел плодотворное сочетание системного подхода иэстетических основ. Еще в начале нашего столетия гештальт-психологи обнаружили,что зрительное восприятие не является простым пассивным восприятием того, “чтоесть”. Это открытие стало ядром наследия гештальт-психологии, и с тех порпрактически не существует таких психологических школ, которые не содержатосновы гештальт-психологии.

Весь смысл теории и метода авторазаключается в том, чтобы создать руководство по исследованию именно этойконструкции – то естьобъяснить нам, что искать и куда смотреть. Эпиграфом к главе 4 послужилоизвестное изречение Курта Левина: “Нет ничего практичнее, чем хорошая теория”.Зинкер действительно демонстрирует нам ценность этого соображения, побуждаячитателя принять новую позицию и увидеть “всю картину” процесса, происходящегов семье или супружеской паре.

Разработку Интерактивного цикла опыта Зинкердоверил Невис. Этот цикл описан в главе 4 и является инструментом или“оптическим стеклом” для рассмотрения процесса, базирующегося, в свою очередь,на Гештальт-цикле опыта. Гештальт-цикл опыта, выросший из работ Перлза иГудмана, создает основу многих книг, статей и методических разработок,выполненных членами Кливлендской школы гештальт-терапии. Ее приверженцыраспространяют свою практическую деятельность по всем направлениям, начиная отиндивидуальной и групповой терапии, кончая работой с организациями иполитическими объединениями.

В главе 5 концепция осознавания продолжаетсвое развитие, акцентируя внимание читателя на процессах изменения как таковых.В конце концов именно изменения являются целью психотерапии, хотя многие моделисемейной терапии не отвечают на вопрос о том, что изменяется и как этопроисходит. Взаимосвязь осознавания и поведения и изменения поведениясоставляет сердцевину феноменологического подхода, который отстаивает Зинкер, иопределяет центральное и организующее начало гештальт-модели. Ведь мы формируемсвое поведение в русле организованного нами осознавания себя, своих чувств и планов, нашего мира и его возможностей (они иопределяют задачи и цели, по направлению к которым мы двигаемся). Поэтому, длятого чтобы изменить поведение, нам надо изменить осознавание того, какиевозможности удовлетворения существуют в мире и какие возможности, цели ичувства существуют для нас самих.

Работать на “поведенческом уровне”, идянаперекор нашему собственному чувству опасности и возможностям, значитсоздавать “сопротивление”. Для Зинкера это означает просто просить людей делатьто, что не соответствует их собственному представлению о себе и о мире. Онсчитает, что единственным решением этой наиболее распространенной ифрустрирующей клинической дилеммы является всегда поддерживаемое сопротивление.Клиническая польза, которую он извлекает из данного положения и иллюстрирует вкниге своими клиническими зарисовками, может служить вдохновляющей идеей имоделью для тех, кто борется за здоровье семьи.

Глава 6 целикомпосвящена теме сопротивления. Зинкер снова рассматривает сопротивление черезпризму того, что человеку надо преодолеть, достичь или защитить. И снова здесьпроявляется его вера в силу осознавания. Речь идет не о том, чтобы немедленноснять сопротивление, но перевести его на уровень выбора.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.