WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 52 |

Что касается детей поколения основателей,то для них “Вот как мы решили...” будет звучать скорее как “Вот так это делаютнаши старшие”, а для третьего поколения это будет “Вот так это делается.”К матерям, земледельцам и строителям будут относиться как к вечносуществовавшим типам людей. Процедуры-полуфабрикаты для постройки домов и севаурожая, которые двое наших основателей сформировали на скорую руку, будут, втой или иной степени, сведены в правила, касающиеся того, как строить дома или сеять урожай. Подобноэтому, будут написаны законы, определяющие, каким образом можно строить домаили сеять урожай. Трудно представить, чтобы не появились обычаи, регулирующиенадлежащие ритуалы создания семьи или сбора урожая. Так же очевидно, чтоопределенные индивиды будут определены как надлежащие люди для исполнения этихритуалов. Начнут появляться такие институты, как женские общества и гильдиикаменщиков.

К четвертому поколению нашего воображаемогообщества “Вот так это делается” превратится в “Вот так существует мир; это— реальность”. Какформулируют это Бергер и Лакманн (1966, стр. 60), “Мир установлений...переживается как объективная реальность.”

Предыдущий мысленный эксперимент служитпарафразой рассуждений Питера Бергера и Томаса Лакманна, которые в своей,сегодня уже классической работе The SocialConstruction of Reality (Социальная конструкцияреальности) описывают, как идеи, практики, убеждения и прочее приобретаютстатус реальности в данной социальной группе.

Центральный принцип постмодернистскогомировоззрения, на котором основан наш подход к терапии, состоит в том, чтоубеждения/верования, законы, социальные обычаи, привычки, связанные с одеждой ипитанием — все тевещи, которые составляют психологическую ткань “реальности” — со временем возникают изсоциального взаимодействия. Другими словами, люди совместно конструируют своиреальности, обживая их.

Бергер и Лакманн различают трипроцесса: типизацию, институционализацию илегитимацию, которые, как они полагают, играют важнуюроль в том, как любая социальная группа конструирует и поддерживает своезнание, касающееся “реальности”. Они используют четвертый термин, конкретизация, который охватывает весьпроцесс целиком, тогда как три первые — его части.

Типизация— это процесс,посредством которого люди сортируют свои восприятия по типам или классам.Например, в моей родной культуре я (Дж. К) научился сортировать людей на“баптистов” (нас), “других христиан” (почти, но не совсем нас) и “тех, которыене спасутся” (их). Наши реальности учреждаются через сети типизаций. То есть,мы склонны принимать типизации, о которых мы узнаем от членов нашей семьи,друзей, учителей и т.д., за реальные. И все же, типизации, которые используетопределенный человек или культура, не являются единственно возможными. *[ДжорджГовард (1991) указывает на то, что все мы принадлежим нескольким культурам. Помере того, как новые культуры начинают доминировать в нашей жизни, мы, какправило, отказываемся от менее авторитетных культур.]

Например, Кеннет Герген (1985, стр. 267)описывает, как

в определенные [исторические] периодыдетство не рассматривалось как особая фаза развития, романтическая иматеринская любовь не были составляющими человеческого склада ума, и самость несчитали изолированной и автономной.

Он продолжает, рассуждая о том, чтопоявление таких понятий, как “детство”, “романтическая любовь” и “автономнаясамость” связано с “исторически обусловленными факторами”, а не с внезапнымпоявлением во вселенной новых объектов или сущностей.

Когда мы говорим о “взаимозависимости”, или“шизофрении”, или “нарративной терапии”, важно помнить, что мы активноувековечиваем социальную конструкцию этих понятий как реальных элементов вткани нашего повседневного бытия. Все мы слишком легко забываем, что другиетипизации могут привести к восприятию других возможностей. (С чем выпредпочтете работать — с “этим пограничным состоянием” или с “женщиной, котораяозлоблена тем, что сослуживцы обращаются с ней в патриархальной,патерналистской манере”)

Институционализация — этопроцесс, посредством которого вокруг наборов типизаций возникаютинституты/установления: институт материнства, институт закона и т.д.Институционализация помогает семьям и сообществам поддерживать и распространятьтрудом добытое знание. И, подобно типизации, она может ослепить, не дать намразглядеть новые возможности. Например, социальный класс выжил как институтспустя тысячелетия. Большую часть этого времени, большая часть людейвоспринимала этот институт как правильный, надлежащий и единственный способ распределения прав иответственности в рамках культуры. Тем не менее, внутри западной культурыкритерии принадлежности к тому или иному классу, равно как и названия и числоклассов, сильно разнятся от общества к обществу. И многие люди действительноподвергают сомнению полезность и, без сомнения, справедливость классовыхразличий.

Легитимация. Этослово Бергер и Лакманн используют для обозначения тех процессов, которыепридают легитимность/законность институтам и типизациям определенного общества.Например, написание этой книги, представление ее миру стараниями авторитетногоиздателя и прочтение ее людьми, подобными вам — все это акты легитимацииинститута нарративной терапии. Имея достаточную степень законности, “институтытеперь воспринимаются как субъекты, обладающие собственной реальностью,реальностью, которая противостоит индивиду как внешнему и вынужденному факту”(Berger & Luckman, 1966, стр. 58). Позже в этой главе мы обсудим те важныероли, которые отводятся языку и нарративу в легитимации каждого особого виденияреальности.

Конкретизация,согласно Бергеру и Лакманну (1966, стр. 89), это

... представление продуктов человеческойдеятельности, как если бы они были чем-то отличным от человеческих продуктов— явлениями природы,последствиями космических законов или проявлениями божественной воли.Конкретизация предполагает, что человек [sic!] способен забывать свое авторствов отношении человеческого мира. (акцент в оригинале)

Конкретизация, результат комплексныхпроцессов типизации, институционализации и легитимации, похоже, неизбежна. Онанеобходима, если мысобираемся эффективно мыслить и общаться. Без нее, разговаривая меж собой, мыне могли бы ничего принимать на веру. Нам приходилось бы все время определять иосмысливать даже свои простейшие выражения.

Однако, как бы она ни была полезна,бездумная конкретизация может быстро привести к проблемам. Например,“гомеостаз” в семейной терапии был полезным понятием для описания ипопыток изменить определенные проблемы, которые испытывают семьи. Однако,когда мы конкретизируем гомеостаз как процесс, контролирующий взаимодействие вовсех встречающихся нам семьях, он ограничивает наше восприятие и превращается впомеху прогрессу. То же самое можно сказать о “генограмме”, “границе”,“коэволюции”, “нарративе” и всех других терминах и понятиях, которыми мыпользуемся. Каждое из них позволяет нам эффективно ссылаться на определенныйаспект опыта, но может вызвать проблемы, когда мы забываем, что это лишьполезная социальная конструкция, и начинаем относится к нему, как к частинекоторой внешней, непреходящей реальности.

Схема Бергера и Лакманна, которую мыобсуждали, это лишь один из способов разделки пирога. Линн Хоффман (1990) иКеннет Герген (1985) обсуждали другие аспекты социальной конструкцииреальности.

Хоффман описывает различие, которое ейвидится, между социальным конструктивизмом и конструктивизмом. Она связываетконструктивизм с работами Матураны и Варелы (1980), фон Ферстера (1981) и фонГлазерсфельда (1987). Эти исследователи и теоретики, концентрируясь на биологиивосприятия, настойчиво утверждали, что, поскольку сенсорная информацияпретерпевает несколько типов трансформации по мере того, как она принимается иобрабатывается, то невозможно узнать, что собой “действительно представляет”внешняя реальность. Они говорят, что такая вещь, как “непосредственноевосприятие” не существует. Хоффман (1990, стр.2) пишет, что конструктивистыполагают, что

конструктивы формируются, когда организмыразвивают согласованность со своей средой, и что конструкция идей о мирепроисходит в нервной системе, которая ведет себя примерно так, как слепой,исследующий комнату. Идущий во тьме, который не натыкается на деревья, не можетсказать, находится ли он в лесу или в поле. Он может лишь утверждать, чтоуберег свою голову. *[Эта конструктивистская позиция весьма схожа со второйпозицией Парэ, касающейся человеческого познания реальности, описанной на стр.*]

Хоффман пишет (1990, стр. 2), что, какдругих семейных терапевтов, к примеру, Пола Вацлавика (1984) и Брэда Кини(1983), конструктивизм привлек ее в середине 80-х. Как, похоже, многие все ещетак думают, она изначально полагала, что социальный конструктивизм — это синоним конструктивизма.Потом она прочитала статью Гергена (1985) и поняла, что социальныеконструктивисты гораздо больше внимания уделяют социальной интерпретации имежсубъектному влиянию языка, семьи и культуры, и гораздо меньше — функционированию нервнойсистемы, нащупывающей свой путь.

Хоффман (1990, стр. 3) одобряет социальныйконструктивизм, поскольку вместо того, чтобы рассматривать индивидов, как бызаточенных в “будки биологической изоляции”, он

кладет в основу набор смыслов,которые бесконечно возникают из взаимодействия между людьми. Эти смыслыне привязаны к черепу и не могут существовать внутри того, что мыназываем индивидуальной “психикой”. Они составляют часть общего потокапостоянно меняющихся нарративов.

Она цитирует Гергена (1985, стр. 268): “Этосдвиг [от конструктивизма к социальному конструктивизму] от эмпирической ксоциальной эпистемологии.” Другими словами, это сдвиг от фокусирования вниманияна том, как индивид конструирует модель реальности на основе своего опыта, кфокусированию на том, как люди взаимодействую друг с другом, чтобыконструировать, модифицировать и поддерживать то, что в их обществе считаетсяистинным, реальным и значимым. Именно эта социальная эпистемология привлекаетнас в социальном конструктивизме. Он представляет более удовлетворительнуюконцепцию “видения через взаимодействие”, которая сначала привлекала на втеории систем.

Реальности учреждаются черезязык

Когда я (Дж. К) рос на востоке Кентукки,мой отец и мой дядя Т.А. любили брать меня на долгие прогулки по лесу, во времякоторых они указывали, называли и рассказывали истории о различных растениях ицветах, которые нам встречались. Я научился отличать белый дуб от черного дуба.Я узнал, что дерево, которое первым зацветает белым цветом, называется рябиной.Моя мать однажды по секрету показала мне поле голубоглазых маргариток, которыекаждый год цветут лишь несколько дней. Моя бабушка рассказала мне, что горныйлавр — это двоюродныйбрат обычного лаврового дерева. И теперь каждый раз, когда я кладу лавровыйлист в кастрюлю с супом, я думаю о россыпях белых цветов горноголавра.

Дедушка и бабушка Джилл часто водили ее сбратом в английские парки в Сент-Луисе. Она часто рассказывала мне о том, вкакой восторг ее приводили эти прогулки. Но старики никогда не называли Джиллимена цветов и не говорили об их свойствах; их главный интерес заключался внаслаждении окружающей их красотой.

Поэтому, когда мы весной бродим поокрестностям и паркам Чикаго, я вижу нарциссы, азалии, бутоны роз и фуксии иотмечаю (каждый год как будто впервые), что здесь они зацветают все разом, а нев той медленной и величавой последовательности, которой наслаждались вКентукки.

Джилл видит просто красивыецветы.

Та разность в лингвистических различениях,исходящая от наших семей в юности, приводит к нашему различному восприятиювесны в зрелые годы. *[Мы использовали эту историю в более ранней работе (Combs& Freedman, 1994a), чтобы проиллюстрировать, как знание учреждается черезязык.]

Возвращаясь к терминологии Бергера иЛакманна, мы могли бы сказать, что лингвистические типизации и установления семей, в которых мыродились, даже теперь склоняются к конкретизации различных мировоззрений.Они (Berger & Luckmann, 1966, стр. 37-39) пишут:

Повседневная жизнь — это прежде всего жизньпосредством языка, который я разделяю с другими. Следовательно, понимание языкасущественно для любого рода понимания повседневной жизни... Язык может статьобъективным хранилищем огромных накоплений смысла и опыта, которые он можетсохранять и передавать следующим поколениям... Обладая способностью выходить запределы “здесь и сейчас”, язык сопрягает различные зоны внутри реальностиповседневной жизни и интегрирует их в значимое целое... Язык можетобеспечить “присутствие” объектов, которые пространственно, временно илисоциально отсутствуют в “здесь и сейчас.”... Через язык весь мир может бытьактуализирован в любой момент.

В контексте модернистского мировоззрения,знаки языка *[Когда мы говорим “язык”, мы понимаем под этим не только слова, нотакже и интонации голоса, жесты, почерк, многозначительное молчание— все знаки, которыемы используем в коммуникации.] соответствуют объектам и событиям “реальногомира”, как один-к-одному. В рамках модернистской системы убеждений, можнопровести ясное различение между объективным (реальным) и субъективным(ментальным) миром, а язык рассматривается как надежное и точное связующеезвено между объективным и субъективным миром. Реальный мир существует “где-тотам”, и мы можем познать его через язык. Мы можем недвусмысленно использоватьязык, чтобы выразить внешнюю реальность, а наши внутренние образы — это точные отражения внешнейреальности.

Постмодернисты мыслят по-другому. Мыфокусируем свое внимание на том, как используемый нами язык учреждает наш мир и наши убеждения.Именно в языке сообщества конструируют свое видение мира. По мнениюпостмодернистов, единственные слова, которые люди могут знать, это слова,которые мы разделяем в языке, а язык — это интерактивный процесс, а непассивное получение непреходящих истин. Как формулирует это Ричард Рорти (1989,стр. 5-6):

Истина не может пребывать где-то там— не можетсуществовать независимо от человеческого разума — поскольку фразы не могут таксуществовать, или пребывать где-то там. Мир — где-то там, но не описаниямира... Мир не разговаривает. Только мы. Мир может, если мы запрограммировалисебя языком, побудить нас придерживаться убеждений. Но он не может предложитьнам язык, на котором нам говорить. Лишь другие человеческие существа могутсделать это.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.