WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 52 |

Мы начнем с того, что вернемся квзаимоотношениям, которые связывают в единое целое Майкла Уайта и ДэвидаЭпстона и тех людей, с которыми они работают, поскольку это было первое, чтовзволновало нас в практическом осуществлении нарративных идей. Очевидно, чтокаждое межличностное взаимоотношение уникально. Кроме того, Уайт и Эпстон, вомногих отношениях, работают в весьма отличных друг от друга манерах. Здесь мыхотим сфокусироваться на том, что их объединяет.

Интервью как Уайта, так и Эпстона, восновном, состоят из вопросов. В ходе их терапевтических бесед вызываются кжизни эмпирически неотразимые и значимые истории. Эти истории кажутсяестественными и не подготовленными заранее. Когда их развивают, они начинаютвысказывать важные “истины” о людях — о их жизни, взаимоотношениях ивозможностях. Люди, которые наблюдают за этими беседами, обычно видят клиентовв новом свете. Они, как правило, думают, что Уайт и Эпстон каким-то образомсвязаны с новым светом.

Модернистские объяснения того, какпоявляются на свет новые истории, могли бы фокусироваться либо на (1)определенных личностных чертах Уайта и Эпстона, и, вероятно, делать вывод (какэто было сделано в отношении Карла Уитакера и Милтона Эриксона) о том, что ихуспех основан на харизме и индивидуальной силе, либо (2) на определенныхколичественных параметрах используемой ими техники, возможно, предполагая, чтоопределенные вопросы, заданные определенным способом, приведут к определеннымвидам историй.

С конституционалистской исоциально-конструктивистской точек зрения, нас интересуют не столькоиндивидуальные стили или точная форма вопросов Уайта и Эпстона, сколько то, какони учреждают себя во взаимоотношениях с другими людьми. Вместо того, чтобыстроить догадки по поводу того, обладают ли Уайт и Эпстон некоей встроеннойличностной чертой или какой-то беспроигрышной техникой, мы интересуемся тем,как они активно участвуют в формировании своей личности с тем, чтобы внестивклад во взаимоотношения особого рода.

Не забывайте, что мы, как социальныеконструктивисты, рассматриваем “самость” не как центральную, неотъемлемую илипредопределенную сущность, но как нечто, что мы учреждаем во взаимоотношениях сдругими людьми. Мы убеждены, что Уайт и Эпстон намеренно включают себя вдискурсы и сообщества, которые поддерживают их в учреждении себя в соответствиис определенными этическими принципами и ценностями. После этого, когда входят вновую ситуацию, они могут нести эти сообщества и дискурсы — и, следовательно, ценности,которые они поддерживают — в себе, в своем сердце. В той степени, в которой мы наделеныправом выбора, выбор сообщества или дискурса представляет собой этическийакт.

Мы не предлагаем, чтобы каждый из наспоступал в соответствии с этикой Уайта или Эпстона. Тем не менее, чтокасается нас, то, поскольку мы находим их работу и лежащие в ее основевзаимоотношения привлекательными и эффективными, то полезно поразмышлять о том,как они учреждают себя и участвуют в развитии взаимоотношений особогорода.

Мы задали Эпстону и Уайту нескольковопросов, касающихся их этики, в особенности в контексте того выбора, которыйони делают в учреждении себя во взаимоотношениях с другими. Мыпоинтересовались, держат ли они в уме определенные идеи или методыориентирования, которые позволяют им вступить в предпочтительные рабочиевзаимоотношения. В ответ они предложили следующие вопросы, которые, по ихсловам, долго направляли их в выборе моделей, теорий и практик.

1. Как эта модель/теория/практика “видит”людей

2. Как она убеждает вас вести себя с темилюдьми, которым нужна ваша помощь

3. Как она убеждает их вести себя с тем,кто предлагает им помощь

4. Как им, в ее рамках, надлежит“относиться” к себе “Видеть” себя

5. Как она пере-описывает/пере-определяетэтого человека

6. Предлагает ли она людям видеть втерапевте или в самих себе экспертов в области самих себя

7. Она разделяет и изолирует людей илидает им ощущение сообщества и сотрудничества

8. Ведут ли задаваемые вопросы впроизводительном или нормативном направлении (например, предлагают альтернативуили сохраняют доминирующие социальные практики)

9. Эта модель требует, чтобы человеквходил в “экспертное” знание терапевта, или она требует, чтобы терапевт входилв “мир” клиента

10. Как в ее рамках определяется“профессионализм” Эта идея “профессионализма” связана более с тем, кактерапевт представляет свою самость коллегам и другим, или с тем, как онпредставляет свою самость людям, которые ищут его поддержки

Эти вопросы кроют огромную область. Онипредлагают несколько путей к размышлению над эффектами моделей, теорий ипрактик, которые учреждают как нашу “самость”, так и нашу работу. В этихвопросах нас особенно впечатляют три вещи.

Во-первых, это — вопросы. Точно так же, кактерапия не диктует людям, что им делать, но ставит перед ними вопросы, так иэти этические направляющие принципы выражаются не в форме законов или формул,но в форме вопросов, которые предлагают терапевту проверить и пересмотреть своипрактики в контексте ценностей и взаимоотношений, которые эти практикипорождают. Это весьма отличается от угодливого принципа ”просто делай это и нио чем не задумывайся”, который могут предлагать законы, спускаемые “сверхувниз”.

Во-вторых, эта этика относится к людям ивзаимоотношениям. Она не предлагает истины, но интересуется людьми, ставявопросы в первую очередь перед теми, чьи голоса доминируют в терапевтическихвзаимоотношениях.

В-третьих, вопросы фокусируются главнымобразом на эффектахпрактик. Терапевты оцениваются не по тому, насколько их действия следуютзаконам, но по реальному воздействию этих действий на жизни людей.

Мы согласны с Томом Андерсеном (1991b,стр. 13), который сказал:

Для меня пришло время задавать вопросы:Хочу ли я применять в своей работе метод, который потребует неприемлемых дляменя взаимоотношений Может быть, настало время, когда мы должны позволитьнашей этике и эстетике формировать наши взаимоотношений, и позволить этимвзаимоотношениям привести к возможным (определяемых методами) видамдеятельности.

ЭТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Карл Томм (Bernstein, 1990) описал рядэтических положений и поместил себя в их рамки. Его работа в этой областиобращается к некоторым вопросам, которые интересуют и нас. Томм определяет, какон использует свою схему в учреждении себя в отношении людей, которыеконсультируются с ним, и намечает другие возможности для того, как люди могутучредить другие виды взаимоотношений, отличные от предпочитаемых им. Чтобыобъяснить свои идеи, он использует несколько крестообразных схем. (В качествепримера см. рис. 10.1.)

Надписи на рис. 10.1

Уменьшающий выбор

МанипуляцияКонфронтация

Тайное знаниеДоступное знание

Поддержка Наделениевозможностями

Увеличивающий выбор

Рисунок 10.1 Схема модели КарлаТомма

На горизонтальной оси он размещает степеньдоступности знания в процессе изменения. Левый край оси представляет изменение,которое основано на полностью “тайном” (профессиональном) знании. Правый крайпредставляет изменение, основанное на доступном знании, когда все стороныинформированы и сотрудничают в процессе. Как гипноз, так и медикаментация, кпримеру, разместились бы на левом (тайном, бессознательном) краю оси, тогда каксовет, сопровождающийся объяснениями, разместился бы близко к правомукраю.

Вертикальная ось представляетподразумеваемые средства, посредством которых предполагается осуществитьизменение. Эта вторая ось охватывает диапазон, распространяющийся отуменьшающего выбора, или закрытия пространства, наверху до увеличивающеговыбора, или открытия пространства, внизу. Например, если человек задумывается осамоубийстве, план блокировать этот выбор через госпитализацию и постоянныйнадсмотр закроет пространство. На другом конце диапазона, в зоне открытияпространства можно было бы расположить вопросы, которые позволяют человеку,скованному недоверием к себе, увидеть себя в новом свете, что в свою очередьпозволяет ему поверить в новые возможности, связанные с работой.

Используя два эти измерения, Томм помечаетчетыре сектора, которые они образуют (начиная с верхнего левого по часовойстрелке): “манипуляция” (основанная на тайном знании и закрывающем выборе),“конфронтация” (основанная на тайном знании и ограничивающем выборе),“наделение возможностями” (основанное на доступном знании и множественномвыборе) и “поддержка” (основанная на профессиональном знании и открывающемвыборе). Он оговаривает, что все модели психотерапии включают все этиположения, тогда как опираются на первичное. Он также замечает, что каждоеположение располагает терапевта к присущей этому положению формевзаимоотношений.

Томм заинтересован в том, чтобы учреждатьсебя как терапевта, который в первую очередь устанавливает наделяющиевозможностями взаимоотношения, а во вторую — поддерживающие. Он определил длясебя три вещи, которые он делает, чтобы поддержать и напомнить себе о своихпредпочтениях. Первая — переименовать края вертикальной оси как “терапевтическое насилие”(закрытие пространства) и “терапевтическое милосердие” (открытие пространства),используя данные Матураной определения насилия как “любого навязывания чьей-товоли другому” и любви как “открытия пространства для существования другого”.Поскольку Томм приемлет любовь и отвергает насилие, это переименованиепозволяет ему действовать так, чтобы это вносило свой вклад в со-зиданиевозможностей и поддержки.

В Главе 5 мы упомянули то, что Томмназывает “вопросами разветвления” — вопросами, которые сопоставляют два противоречащих друг другупонятия, предлагая людям выбрать из них одно. Контрастные названия двух краевоси во многом служат той же цели, направляя эмоциональные реакции вопределенном направлении. Томм намеренно выбрал названия, которые были быпривлекательны и отвратительны для него.

Второй метод Томма, применяемый им дляэтического учреждения себя по отношению к другим, состоит в том, чтобыпроверять себя на то, как он видит людей, с которыми работает. Поскольку взглядна людей как на порабощенных, притесняемых и стесненных (в противоположность,скажем, необразованным, больным или упрямым) помогает ему в выбореобнадеживающих методов, он стремится к тому, чтобы видеть людей именнотакими.

В-третьих, выделил четыре направляющиепринципа, которые он использует при наделении возможностями себя и других:обоснование (бытьчувствительным), рекурсивное мышление (быть внимательным), согласование (быть когруэнтным) иудостоверение подлинности(быть искренним). Каждый из этих принципов — вы могли заметить, что “ние”указывает на степень “действенности” — предполагает определенныедействия Томма. Например, обоснование предполагает прослеживание контекстов иобстоятельств других, внимательное выслушивание и доведение мнений до других,но не сохранение их частного характера. Рекурсивное мышление включаетвыслушивание других и предположение по поводу предположений. Примерысогласования включает определение несоответствия между намерением ирезультатом, а также предпочтение эмоциональной динамики, что позволяет искатьинтуитивное соответствие. Удостоверение подлинности включает предпочтениепрямых переживаний объяснениям, исполнение своих собственных объяснений иоткрытость себя для чужого взгляда.

Что особенно привлекает нас в предложеннойТоммом схеме этических положений, так это его глубокое описание возможныхтерапевтических и этических позиций. Он описал конкретные позиции, черезкоторые он хочет учреждать себя по отношению к другим и изобрел язык, которыйбудет поддерживать и напоминать ему о принятии желаемого этического решения втекущий момент. Эта схема обеспечивает характеристики, которые можноиспользовать в производительном и доброжелательном типе постояннойдеконструкции и реконструкции во внутреннем процессе.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ О ЛЮДЯХ И ТЕРАПИИ

Джеймс и Меллиса Гриффиты (1992a, 1994)предоставили свои описания того, как они обеспечивают участие в терапевтическихвзаимоотношениях, для которых характерна атмосфера любознательности, открытостии уважения. Их работа (1992а) по этому вопросу была инспирирована опытомобучения клинических психиатров нарративным подходам. Исследуя многочисленныеслучаи, когда семьи отказывались от терапии после первого интервью, Гриффитыобнаружили, что обучаемые врачи задавали запомнившуюся им последовательность“нарративных вопросов”, как если бы это был стандартный протокол, не проявляяни малейшего усилия установить контекст, в котором семьи могли бы свободнорассказывать свои истории и быть услышанными. В этом смысле, весьмапоказательна цитата из высказывания одного из врачей-психиатров из ихпрограммы:

Что меня изначально привлекло к супервизиис вашей стороны, это желание установить лучший контакт с моими клиентами, какэто удается вам. Но я так сосредоточился на формулировании следующего вопроса,что и ухом не повел, когда отец признался, что ему был поставлен диагноз рака.Это на меня не похоже. (Griffith & Griffith,1992a, стр. 5)

Размышляя над комментариями подобногорода, Гриффиты решили, что в процессе обучения они не уделяли достаточноговнимания взаимоотношениям и эмоциональным состояниям. Чтобы исправить этуситуацию, они пересмотрели свой курс супервизии таким образом, что первые 10недель (из 30) посвящались развитию умения в создании терапевтическихвзаимоотношений, не включая в процесс обучения конкретные вопросы и процедурыдо последних недель курса.

В ходе своего курса Гриффиты началиобращать внимание на установки и убеждения, которые приводят к любознательной,открытой и уважительной атмосфере, к которой они стремились в терапевтическойбеседе. Они напоминают нам о том, что выбираемые нами предположения и языкбудут вносить свой вклад в со-зидание эмоциональных состояний в комнате длятерапии. В своей статье они (Griffith & Griffith, 1992a, стр. 9) делятсяследующими предположениями, которые, по их мнению, представляютценность:

* “Члены этой семьи и я, как человеческиесущества, разделяем больше сходств, нежели различий”.

* “Члены семьи — обычные люди, ведущие обыденнуюжизнь, которые, к несчастью, столкнулись с необычным и трудным жизненнымопытом”.

* “Когда человек или семья с проблемойпросит психотерапии, это объясняется тем, что они борются с дилеммой, котораямешает участию в беседе, которая требуется для ее разрешения”.

* “Люди и семьи всегда обладают большимжизненным опытом как ресурсом, чем тот, что может содержаться в доступныхнарративах о проблеме”.

* “Люди и члены семьи в своих глубочайшихстремлениях не желают причинить вреда себе или другим”.

* “Я не смогу понять смысла языка человекадо тех пор, пока мы вместе не обсудим его”.

* “Изменение всегда возможно”.

* “Человек или семья с проблемой желаютосвободиться от проблемы”.

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.