WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 52 |

Как документы, так и письма могут бытьиспользованы с тем, чтобы комплектовать аудиторию. В своей недавней работеСтивен Мэдиган и Дэвид Эпстон (1995) описывают несколько кампаний по рассылкеписем, каждая из которых начиналась тогда, когда Мэдиган понимал, чтодобровольная и доброжелательная аудитория доступна, но находится на некоторомрасстоянии. Он вместе с людьми, с которыми работал, рассылал письма к этимотдаленным друзьям, прося последних напомнить его клиентам то, что они знали оних, их достижениях и т.д. Посыпались многочисленные воспоминания исвидетельства, напоминая возрожденную и продленную версию “Королевы надень”.

В Главе 8 приведены примеры историй,запущенных в обращение, включая декларацию Сюзен “Стоять прямо”, которую оназачитала своей семье за праздничным столом, терапевтические беседы с семьейЭрики, в ходе которых мы разворачивали ее рисунок, зачитывали список ее друзейи торжество с печеньем, на котором был вслух зачитан Проект Бесстрашия Кэрри ией было вручено членское удостоверение.

В каждой из этих ситуаций до вниманияаудитории участников доводилось нечто новое об истории человека. В некоторыхслучаях аудитория участников приглашается на участие в церемониях и торжествахв терапевтическом контексте. В других случаях состав аудитории рассматриваетсяв ходе терапии и комплектуется вне рамок терапевтических встреч. Например, мыэкспериментировали с записью на видеопленку предпочтительных историй, которымиони могли бы поделиться в процессе распространения новостей. В случаенескольких подростков, с которыми мы встречались и которые, с согласияродителей, хотели, чтобы терапия была “частной”, запись видеопленок быласпособом доведения до сведения их родителей важных аспектов предпочтительныхисторий при сохранении частного характера терапевтическихвзаимоотношений.

ЛИГИ

Идея “лиг” (иногда называемых клубами,ассоциациями, командами или гильдиями, но обычно — лигами) упоминалась МайкломУайтом и Дэвидом Эпстоном (1990), а также другими (Freeman & Lobovitz,1993; Zimmerman & Dickerson, 1994a), однако ей редко посвящаютсястатьи.

При ранних применениях этой идеи внарративном сообществе людей награждали удостоверениями и провозглашали ихчленами “Австралийской ассоциации укротителей чудовищ и ловцов страхов”,“Гильдии ловцов и укротителей чудовищ и гадов”, “Австралийского иново-зеландского клуба убийц страхов и охотников за привидениями” и другихассоциаций. Когда лиги используются подобным образом, часто обсуждаются условиячленства в такой лиге, но обычно не упоминается деятельность лиги, котораяобусловлена членством в ней. Эти лиги являются “виртуальными” заинтересованнымисообществами; для большинства людей они служат той же цели, что и членство впрофессиональной организации. Вступление в лигу означает, что человек достигкомпетентного уровня в конкретной области. Его членское удостоверение признаетдостижение им нового статуса!

Дэвид Эпстон продвинул роль лиг немногодальше. В течение более чем десяти лет он служил архивариусом для несколькихлиг, собирая пленки, художественные работы и письма, в которых предлагаютсяидеи о том, как люди избегают такие проблемы, как вспышки раздражительности,ночные кошмары, отказ ходить в школу и астма (Madigan, 1994). Похоже, что впоследнее время наиболее активной является Новозеландская лигаанти-анорексии/анти-булимии.

До того, как стать архивариусом, Эпстонбыл известен как рассказчик историй, публикуя свою работу в “Уголке историй” вАвстралийском и ново-зеландском журнале семейнойтерапии. В беседе, в которой мы впервые услышали обэтих архивах, Эпстон сказал, что роль рассказчика его больше не интересует. Онописывал свою работу с членами Лиги анти-анорексии/анти-булимии, говоряпримерно следующее: “Когда я разговариваю с Кларой о дилемме, с которой онастолкнулась, я спрашиваю: “Вам хотелось бы узнать о том, как с подобнойдилеммой столкнулась Барбара” Если Клара проявляет к этому интерес, ярассказываю, что сказала Барбара, а также что нового нашел здесьРене”.

Когда мы услышали это описание, мывзглянули друг на друга и подумали: “Он действительно все еще рассказываетистории”. Мы страшно ошиблись.

Дэвид Эпстон и люди, которые сражаются зато, чтобы отобрать свою жизнь у анорексии и булимии, создали большой архивписем, пленок, рукописей, журнальных статей, художественных работ, заметок ипрочих произведений. Коллекция доступна для членов. Они используют ее в борьбепротив анорексии и булимии.

Когда я (Дж. Ф) зачитала некоторые изматериалов лиги Джил, к которой я присоединилась в ее борьбе за жизнь, Линннашла впечатляющим выслушивание слов кого-то другого, кто столкнулся с подобнымврагом. Те пассажи, которые, как я подумала, не были особенно уместными,растрогали ее до слез. “Не могли бы мы спросить ее, как ей удалось совершитьэтот шаг” — сталаумолять меня Линн, когда услышала о достижениях одного из членов. Вот так мынаписали письмо в сестричество анти-анорексии и анти-булимии, и завязаласьпереписка.

Мы говорим, что были страшно неправы,когда подумали, что его работа — это то же самое, что рассказывание историй (хотя мы сами— страстныепоклонники рассказывания историй), потому что мы видим, что эта работаотносится к совершенно другой лиге. Она объединяет и запускает в обращениеголоса людей, вовлеченных в общую борьбу. Их голоса, но не голоса терапевтов,обладают привилегиями. Когда Линн читает слова ее анти-анорексийного,анти-булимического корреспондента из Новой Зеландии, она относится к ним весьмасерьезно, как к реальному, полезному опыту. Никакой пересказ терапевта не можетобладать для нее такой вескостью. После того, как мы вместе прочитали последниеписьма, Линн взглянула на меня и сказала: “Когда я слышу о ее опыте, я понимаю,что я все время планировала проигрыш, и я стала задумываться над тем, нельзя липланировать победу”.

Разговаривая с коллегами о том опыте,который я разделяю с Линн, участвующей в Лиге анти-анорексии/анти-булимии, ястолкнулась с неожиданной возможностью. Люди продолжали снабжать меняжурнальными статьями, заметками, письмами и прочим. Услышав о том, чтопроисходит в Новой Зеландии, люди зажглись таким энтузиазмом в части основанияместной лиги, что все, казалось, происходит по ее воле!

Как мы уже заявляли, доминирующая культурачасто конструирует людей, придавая им статус проблемных личностей. Вособенности, когда дело касается анорексии и булимии, но также и многих другихпроблем, это приводит многих людей к изоляции в стыд и самоотвлечение.Подкрепленное экстернализацией проблем, такое сообщество, как лига, не толькообеспечивает аудиторию для распространения историй сопротивления и достижений,но также изменяет контекст жизни людей. “Я уже не чувствую себя такойодинокой”, — говоритмне Линн. Хотя я (Дж. Ф) ощущаю себя участницей ее борьбы, это не то же самое,что связь другими, которые эмпирически понимают, против чего онавосстала.

Ванкуверская лига анти-анорексии ибулимии, возникшая на базе группы стационарных больных, проводимой СтивеномМэдиганом (1994), утвердила себя в качестве массовой организации, котораяпроводит регулярные встречи, устанавливает круг обязанностей и организуеткомитеты по членству, и выпускает вестник. Помимо личных историй и пленок,Ванкуверская лига собрала печатные материалы по анти-анорексии и составиласправочный список. Лига действует не только во благо своих членов — людей, сражающихся с анорексиейи булимией, терапевтов, членов семьи, любимых и друзей — но также включает и внешнююсоставляющую, предлагая консультации и образование для сообществ ипрофессиональных групп.

Как реципиенты консультации с членамиВанкуверской лиги, мы можем сказать вам, что они убедительно опровергаютистории традиционной терапии об “анорексиках”. Они не только распространяютистории надежды и возможности. Поскольку их число превосходит 300 человек, онибьют эффекты изоляции и умолчания, присущие анорексии, их жеоружием.

Они намерены не только создатьсубкультуру, но также и изменить доминирующую культуру. Недавно Стивен Мэдиган(1994, стр. 27) описал некоторые виды деятельности Лиги:

Комитет Лиги по наблюдению за средствамимассовой информации публично осуждает про-анорексийные/булимические видыдеятельности, такие как использование манекенов с фигурой беспризорных илирекламу гимнастических залов, призванную вызвать телесное чувство вины. ЧленыЛиги пишут письма президентам компаний, издателям газет и журналов и даютинтервью СМИ. Члены Лиги пишут письма президентам компаний, издателямгазет и журналов и дают интервью СМИ. Наклейки Лиги, вроде “Голодание убиваетваш аппетит к Жизни” и “ВЫ — это не только тело” помещаются на щиты рекламные щиты, призванныепобудить женщин рассматривать истощение как физический идеал. Центры диеты— это тожеизлюбленная цель этой кампании наклеек...

Учитывая тот настораживающий факт, чтодиета уже обсуждается в кругах четырехлетних младенцев, наш комитет посодействию школе разработал анти-анорексийную/булимическую программу дляучеников начальных и средних школ. Эти программы представляют ученикам пагубныеподробности, сопровождающие анорексийные и булимические стили жизни, вграфической форме. Кроме того, их ознакомляют со стратегиями и информацией вчасти того, как противостоять нарастающей тенденции “расстройств впитании”.

Воистину замечательный аспект лиг состоитв том, что они позволяют своим членам не только иметь аудиторию дляпредставления новых историй и нового учреждения себя, но и быть аудиторией дляновых историй других и учреждения их самости.

Группы

Есть еще один метод, как превратить людей,сражающихся с похожими проблемами, в аудиторию друг для друга. Этотерапевтические группы. Джэнет Адамс-Уэсткотт и Динна Айзенбарт (1995, стр.335) предлагают это описание своей работы с людьми, пережившими сексуальноенасилие в детстве:

Мы предлагаем членам группы развиватьсвязи и создать сообщество, которое поддерживает личное путешествие переменкаждого из участников. Это “сообщество” обеспечивает аудиторию для членов стем, чтобы: (1) развивать свое собственное самопознание, (2) практиковать болееосновательные истории о своей самости и (3) включать предпочтительные нарративыв свой пережитый опыт.

Джэнет Лаубе и Стивен Трефц (1994)использовали нарративную структуру, когда работали с людьми, сражающимися сдепрессией. Они (стр. 33) определяют “аудиторию” как один из “целительныхфакторов” и поясняют:

Участники группы — это изначальная аудитория длярассказывания историй в безопасном окружении, где существует основательность,общность и свидетельства того, как депрессия получила доминирующее влияние.Члены помогают друг другу преображать свои истории, становясь аудиторией дляобнаружения исключений и выявления отличий.

Другие идеи

Существует множество способов созданияаудиторий и субкультур, в которых можно делиться знанием. Дженни Фримен(Freeman, Lopston, & Stacey, 1995) использовала аудиторию в своей работе сдетьми. Она пишет:

Мы развиваем “публичные практики”, вкоторых сообщества детей устанавливают контакт друг с другом через поддержку изнание. Когда их идеи собираются терапевтом для распространения в аудиторияхчерез руководства, пленки, письма и словесное общение, детям нравится, что этиидеи приносят им уважение. Кроме того, они получают дополнительноеудовлетворение от того, что вносят вклад в жизнь других.

Руководства, которые принимают формуантологий, включают “Руководство для укротителя гнева” и “Руководство дляпротивника страха”. Дети вносят свой вклад, помещая на страницах этихруководств свои стихи, заметки и рисунки, или пересказывая свои соображениятерапевту. Фримен (Lobovits, Maisel, & Freeman) добавляет фотографии икарикатуры. Эти пособия доступны для детей, столкнувшимся с похожимипроблемами, а также служат “... источниками вдохновения и напоминания дляавторов, если последние ощущают регресс” (Freeman, Lopston, & Stacey,1995). Фримен начала распространять эти пособия среди других терапевтов. Преждечем книги возвращаются назад, дети, с которыми они работают добавляют в нихсвой материал.

Еще одна инновация, пока находящаяся настадии планирования, заключается в идее совета по общественной информации. Пол,который изменяет свои взаимоотношения с депрессией так, что он управляет ей, ане она им, работает над созданием совета по общественной информации для людей,страдающих от депрессии. Для участия в нем будут приглашены члены семьи, друзьяи терапевты, наряду с теми, кто подвержен ее прямому влиянию. Хотя Полобнаружил в Интернете 17 баз данных, имеющих отношение к депрессии, он уверен,что люди, борющиеся с депрессией, часто теряют работу и, следовательно,постоянно сталкиваются с финансовыми трудностями. Это привело его к проектусоздания совета по общественной информации по номером 800. (Все другие базыданных —платные.)

Эта идея формировалась постепенно по меретого, как Пол задавался вопросом: “Поскольку депрессия может служить барьеромна пути к “нормальной социальной среде”, тогда для какой Среды она не могла быслужить барьером” Он понял, что такой совет представляет собой поддерживающийи одновременно анонимный аспект. Они могут быть организованы с разделением наразные категории. Например, если депрессия мучает человека мыслями осамоубийстве, этот человек может войти в категорию “суицидальных мыслей”.Другой человек может подключиться к категории “суицидальных мыслей” с позициисилы и доверия, предлагая истории о том, как ему удалось изменить методыборьбы. Выбор, который предлагает вход в категории, дает преимущество надгруппами поддержки, в которых люди могут просто утонуть в потоке депрессивныхисторий.

Создание такого информационного совета— важный шаг впроекте Пола по изменению своих взаимоотношений с депрессией. “Это нечто, чтоне каждому под силу, но под силу мне”, — сказал он нам. И благодаряусилиям Пола это будет нечто, к чему смогут присоединиться другие.

КОМПЛЕКТОВАНИЕ И КООРДИНИРОВАНИЕПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ АУДИТОРИИ

Иногда терапевт находится в идеальнойпозиции для распространения возникающей истории среди людей, принадлежащихдругим профессиям, институтам или организациям. Такие люди могут играть рольслушателей лишь в том случае, если кто-то создает доступную для их пониманияисторию. В случае Миши, к примеру, похоже, огромную роль сыграло то, что я (Дж.К) пошел на разговор с администрацией его школы на их поле.

У Миши были прекрасные глаза — огромные, темные, сияющие всеминтересующиеся глаза с длинными, черными ресницами. На протяжении всей нашейпервой встречи он проявлял себя интеллигентным, уравновешенным и разговорчивыммальчиком. Это меня озадачило. По словам его родителей, люди в школе считалиего застенчивым, грубым и медлительным. Они считали, что его следует перевестив специальный класс для детей с расстройствами развития и поведения. Почему мневиделся в нем совершенно другой человек

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.