WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 52 |

Хотя, консультируясь с семьей по поводуприсутствия команды, мы уже описывали процесс обсуждения, в начале первойвстречи мы снова ориентируем семью на этот процесс. Терапевт, которыйинтервьюирует семью, говорит примерно следующее: “Команда находится рядом,наблюдая за нами сквозь это полупрозрачное зеркало. В некоторый момент нашейбеседы, может быть, в некоторые моменты, мы поменяемся местами с командой. Мыуйдем за зеркало, а они войдут сюда”. Или (если зеркала нет, и команданаходится в том же помещении, что терапевт и семья) “Пока мы будемразговаривать, члены команды будут обращать внимание на нашу беседу. Давайтепритворимся, что между ними и нами находится полупрозрачное зеркало, так чтобынам не приходилось уделять им внимание, но они могли бы уделять внимание нам.Через некоторое время, мы перевернем все наоборот, так что мы будем находитьсяза зеркалом, наблюдая и слушая их. Они будут разговаривать друг с другом, а мысможем слышать их. Их беседа будет касаться того, что они заметили в нашейбеседе. У них могут быть вопросы или идеи. После их беседы, мы снова поменяемсяместами, и у вас будет шанс прокомментировать их беседу. Я буду спрашивать вас,что вам наиболее запомнилось, что подходит и не подходит, или какие идеи у васпоявились, пока вы слушали их беседу”.

Как терапевт, так и семья или командамогут решить, что настало благоприятное время для размышлений команды. Нашаобычная практика заключается в том, что через 30-40 минут часового интервьютерапевт предлагает приступить к высказываниям команды. Тем не менее, терапевтволен предложить это в любой момент. Эта свобода в особенности полезна длятерапевтов, которые только начинают учиться использовать нарративные идеи. Еслинеопределенность грозит им косноязычием, они могут просто предложить выступитькоманде. *[Джойс Гудлатт, которая участвовала в нашей учебной команде,рассказала нам, что в прошлом, когда она работала с (изолированной) командой,она часто ощущала себя так, будто команда изучает и оценивает ее. В случаекоманды наблюдателей-участников, однако, она чувствовала, что вся командаприсутствовала там, чтобы помочь ей и работать с ней. “Если я упускала что-то,— отмечала она,— я знала, чтокто-нибудь из команды задаст вопросы об этом. Мне не приходилось следить завсем, поэтому я могла расслабиться”.]

Временами члены семей, которые регулярновстречаются с командой, говорят: “Интересно, что об этом скажет команда”, чтомы воспринимаем как намек на смену позиций.

Кроме того, сама команда может предложитьвремя для. В нашем центре команда может осуществить это, постучав по зеркалу.Если терапевт и семья соглашаются, команда начинает процессобсуждения.

Команда, как правило, высказывает своимнения в течение 10-15 минут. (Мы нацеливаемся на десять, но слишком часто навсе уходит пятнадцать.) В нашем центре сигналом к окончанию работы командыслужит стук по зеркалу от терапевта, сидящего с семьей. Нам нравится, когдабеседа оканчивается с ощущением, что столько еще можно сказать, поэтомутерапевт старается постучать, когда беседа еще в полном разгаре. Терапевт можетрешить постучать раньше, чем обычно, если он ощущает, что для членов семьиэтого достаточно, или они находят эти размышления ошеломляющими.

Нас часто спрашивают, может лиразмышляющая команда практиковать без зеркала Гезелла. Фактически, некоторыекоманды предпочитают поступать так, даже если такое зеркало доступно (Wanberg,1991). Мы предпочитаем использовать зеркало, поскольку, похоже, оно помогаетлюдям легче оставаться в наблюдательной позиции. Тем не менее, если зеркалонедоступно, или люди, с которыми мы работаем, не отдают (в оригинале— “отдают”. Очевидно,это опечатка. Прим. перев.)ему предпочтения, мы находим, что работа вместе водной комнате проходит достаточно успешно. В этом случае, как мы упоминалиранее в этой главе, мы предваряем размышления команды словами: “Теперь мыпоговорим друг с другом, как если бы между нами и вами было зеркало Гезелла.Это, как если бы мы не можем видеть вас, но вы можете видеть нас и вольныслушать нашу беседу или думать о том, что вам кажется наиболее уместным. Послетого, как мы закончим говорить, у вас будет шанс дать нам знать, что проявилосьдля вас из нашей беседы — что подходит или не подходит, или любые идеи, которые были у вас,пока мы говорили”. После этого члены команды в ходе обсуждения поддерживаютзрительный контакт только с другими членами группы.

Другой вопрос, который часто возникает утерапевтов, когда они изучают команды наблюдателей, состоит в том, можно лииспользовать эту идею без команды. Другими словами, может ли терапевт игратьроль собственной команды Описывая, как он поступает именно так, Финн Вангберг(1991, стр. 4), член одной из команд, которые первыми развивали эту идею,пишет:

Я говорю им, что я поделюсь с ними непросто моими реакциями на то, что они мне говорят, но также и мыслями, которыестоят за этими реакциями. Вижу ли я одного человека или несколько, я отклоняюсьназад, чтобы создать большую дистанцию. Кроме того, я смотрю в потолок или вокно и говорю скорее о них,нежели с ними.

По тому же вопросу, Том Андерсен (1987,стр. 424) пишет:

Когда команда состоит только из одногочеловека, этот человек может покинуть комнату на некоторое время; это могутбыть минуты, или дни, или недели. Вернувшись, он может сказать: “Пока вас небыло со мной, у меня возникли эти идеи, которыми я хотел бы с вами поделиться”,и потом высказать несколько умозрительных соображений, завершив их словами:“Были ли среди этих идей стоящие Хотелось бы вам поговорить оних”

Мы тоже находим, что часто мы действуемкак наблюдательная команда из одного человека. Наша версия, как правило, имеетвполне непреднамеренный характер. Мы можем сказать что-то вроде: “Когда яобдумываю то, о чем мы говорили до сих пор, мне в голову приходит несколькомыслей. Вы хотели бы их выслушать” Если ответ положительный, мы начинаемпересказывать что-то, что было сказано в ходе терапевтической беседы, иделиться своими соображениями по этому поводу. Затем мы ориентируем свойкомментарий в области своего собственного опыта. Мы можем поразмышлять онекоторых событиях, прежде чем спросить: “Интересны ли вам какие-то из этихсобытий или идей”

ПРИМЕР БЕСЕДЫ С ОТРАЖЕНИЕМПРОЦЕССА

Представьте себе, что семья приходитна терапию, потому что Адам, девятилетний мальчик, ворует. В ходе интервью онсоглашается со своими родителями, что воровство — это не тот образ жизни, которыйон пожелал бы для себя, но он говорит, что ничего не может с этим поделать. Входе интервью обнаруживается, что этим утром он видел несколько долларовыхбанкнот на туалетном столике отца. Он мог бы взять их, но этого несделал.

Если мы рассмотрим этупроблемно-насыщенную историю как историю о том, как воровство вторгается вжизнь Адама и заманивает его в воровской образ жизни, тогда это событие можетотноситься к уникальному эпизоду, началу альтернативной истории. Давайтепредставим, что это яркое событие было упомянуто в беседе, но во время интервьюне было обсуждения того, было ли оно предпочтительным событием, и ему не былпридан смысл. В этом случае, команда могла бы поразмышлять над ним и задуматьсянад тем, было ли это предпочтительным направлением развития.

После знакомства и вступительных фраз членкоманды может завести разговор об этом событии, сказав: “Я был немного удивлен,когда услышал, что этим утром Адам заметил несколько долларовых купюр натуалетном столике отца, но не взял их”.

Другой член может спросить первого:“Почему это вас удивило”

“Ну, когда они говорили о том, как Адамведет воровской образ жизни, и когда он сказал, что он ничего не может с этимсделать, у меня начала формироваться идея о том, что как только возникалавозможность украсть, Адам обнаруживал, что делает это. У других тоже создаласьтакая картина” Несколько членов команды могут согласиться с этим. “А теперь,мне интересно было бы знать, создавалась ли у Адама такая же картина его жизни.Если это так, то интересно, что значит для него увидеть, что этим утромворовство могло взять над ним верх, но он не позволил ему сделатьэто”

Кто-то еще может добавить: “Знаете, покавы описывали эту картину, я задумалась, складывалась ли такая же картина у Джои Амелии (родителей Адама), или они уже знали, что временами Адам могпреодолевать тягу к воровству”

Затем другой член команды мог бы сказать:“Да, мне интересно, увидели ли они в том, что случилось этим утром,обнадеживающий знак” Эти вопросы побуждают Адама и его семью решить, каковсмысл этого события, и служит ли оно предпочтительным или нет.

Если эта работа была уже выполнена в ходетерапевтической беседы, и семья действительно признало это событиепредпочтительным направлением развития, команда, вероятно, заинтересуется тем,чтобы поднять вопросы, которые побудят членов семьи превратить это событие висторию. Например, один из членов команды мог бы сказать: “Пока продолжалосьинтервью, я снова и снова проигрывал в уме тот момент, когда Адам понял, что вэто самое утро он увидел, что может взять немного денег, и не сделал этого, ион увидел, что хватка воровства не так уж крепка, как он думал. Пока интервьюпродолжалось, я думал: знал ли Адам все это время, что он может победитьворовство таким образом, или это новое направление развития”

Кто-то еще может вступить в обсуждение,сказав: “Да, мне тоже это любопытно. Интересно, были ли другие моменты, окоторых он мог бы нам рассказать, когда он сам, а не воровство, бралответственность за его жизнь”.

“Г-м, — может добавить кто-то,— что мне было быинтересно по поводу этих моментов, это как он это сделал... как он это сделал,и что для него значит то, что он смог это сделать”.

Первый человек мог бы сказать: “В светеэтого, интересно, мог бы он оглянуться назад и увидеть точку поворота, что-то,что изменило ход вещей так, что этим утром он был сильнее воровства, аворовство — слабееего”

“О, я понимаю, что вы имеете в виду. Еслибыло что-то, что вело к этому, то интересно, замечали ли Джо и Амелиякакие-то различия, которые могли иметь отношение к этому”.

В то время, как все это продолжается,члены команды работают над тем, чтобы ориентировать свои комментарии в областисобственного опыта и воображения и придать своим мыслям и намерениямпрозрачность. Осуществление этого помогает сгладить иерархию. Идеи видятся, какисходящие из личного опыта, а не как “истины”. Это помогает членам семьиучиться, как принимать комментарии и свободно отвергать те, что им не подходят.Вопросы и комментарии, связанные с личным опытом, перемежаются и служат частьюбеседы.

Соединяя эти элементы вместе, обсуждениекоманды наблюдателей будет звучать примерно так:

Один из членов команды мог бы сказать:“Пока продолжалось интервью, я снова и снова проигрывал в уме тот момент, когдаАдам понял, что в это самое утро он увидел, что может взять немного денег, и несделал этого, и он увидел, что хватка воровства не так уж крепка, как он думал.Пока интервью продолжалось, я думал: мог ли Адам все это время обладатьконтролем над своей жизнью в большей степени, чем он догадывался, или это новоенаправление развития”

Потом кто-то может спросить: “Почему васэто так интересует”

“Понимаете, вчера я говорил с однимчеловеком, который пытается бросить курить, и это напомнило мне о моемсобственном опыте. Я курил много лет. В конце концов, я бросил курить двадцатьлет тому назад, но это был третий раз, когда я бросал. Первые две попытки былиужасными, и все кончилось тем, что опять закурил. Когда я попробовал снова, ядумал, что это будет невыносимо. Тем не менее, все прошло безболезненно. Всеэто получилось так, как будто я делал это шаг за шагом, даже не сознавая этого.Когда я услышал, как Адам отказался от денег в это утро, я подумал, а что еслион тоже делал это шаг за шагом, не замечая этого. Я не знаю...”

Кто-то еще может вступить в обсуждение,сказав: “Да, мне тоже это любопытно. Интересно, были ли другие моменты, окоторых он мог бы нам рассказать, когда он сам, а не воровство, бралответственность за свою жизнь”.

“Что вы имеете в виду, когда спрашиваетеэто” — можетспросить кто-то.

“Если его опыт похож на опыт Рэнди (членкоманды, который бросил курить) и происходит шаг за шагом, я подумал, что моглобы быть полезным подмечать эти шаги. Это каждому могло бы прибавить уверенностив том, что вещи движутся в новом направлении”.

“Хорошо, — может добавить кто-то,— что мне было быинтересно по поводу этих моментов, это как он это сделал, и что для него значитто, что в этот момент, как бы то ни было, он перехитрил воровство вместо того,чтобы дать ему перехитрить себя”.

“Почему вам интересно, как он сделал это,Мишель”

“Одна причина заключается в том, что яработаю в школе, и это отнюдь не исключительная проблема для детей в школе. Ядумаю, это могло бы помочь мне помочь им, если бы я знала что-то о том, какодному человеку удалось победить воровство”.

Первый человек мог бы сказать: “В светеэтого, интересно, мог бы он оглянуться назад и увидеть точку поворота, что-то,что изменило ход вещей так, что этим утром он был сильнее воровства, аворовство — слабееего”

“Я понимаю, что вы имеете в виду. У васесть какие-то соображения по поводу того, что это могло быть”

“Нет, я действительно не знаю, но мнепредставляется, что могло случиться нечто, что убедило его в том, что воровствоне было его другом”.

Потом другой член команды мог бы сказать:“Если было что-то, что вело к этому, то интересно, замечали ли Джо иАмелия какие-то различия, которые могли иметь отношение к этому”.

Возможно, в этой точке беседа повернет всторону другого предпочтительного события или возможного начала альтернативнойистории. Несколько таких событий, как правило, обсуждаются в ходе размышленийкоманды.

После окончания размышлений семья икоманда снова меняются местами так, что семья и терапевт оказываются передзеркалом, а команда —за ним.

Затем терапевт по очереди спрашиваетчленов семьи об их реакциях на размышления команды. Терапевт говорит примерноследующее: “Что запомнилось вам из размышлений команды Были ли там конкретныевопросы или идеи, которые вызвали у вас наибольший интерес”

Иногда дети или подростки говорят, что онине помнят, о чем говорила команда. Иногда помогает краткое напоминание (Lax,1991).

Мы обнаружили, что большинство людейдействительно комментируют размышления команды, и что некоторые даже ссылаютсяна них на более поздних встречах.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.