WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 52 |

Когда мы впервые начали работать скомандами за зеркалом, мы использовали позицию наблюдения по крайней мере двумяспособами — какнаблюдательный пункт, с которого поступают директивы и предложения длятерапевтов, и как место, из которого собирается информация. Иногда мы обсуждалисобранную информацию с терапевтами, находящимися перед зеркалом, послеинтервью. В другие времена мы устраивали перерыв во время терапевтическогоинтервью с тем, чтобы сформулировать стратегии, сообщения или вмешательства,которые затем “назначенный терапевт” доставлял в область перед зеркалом, тогдакак остальная часть команды оставалась вне видимости.

Многие из команд все еще используют этупрактику, и, в зависимости от философии команды, может происходить дискуссия всвободной форме, приводящая к гипотезе, на основе которой формируетсявмешательство, либо может применяться достаточно стандартная процедура,состоящая, к примеру, из начального предложения пожеланий, последующегосоставления списка исключений из проблемы и, наконец, представленияпредписания, которое связано с обращением внимания на эти исключения, ихкультивирование и выполнение. При процедуре такого рода к концу сеанса терапевтуходит за зеркало, оставляя семью перед ним. Затем команда устраивает скрытоеот семьи обсуждение, формулируя единое послание — вне зависимости от того,существует ли изначальное соглашение между членами команды по поводу того, чтодолжно собой представлять это сообщение *[Это положение представляет собойкрайнюю степень упрощения. Сообщения команды могут отражать более чем однувозможность. Например, сообщение может содержать такие фразы, как “Женщины вкоманде думают, что... а мужчины думают, что...”, или “Некоторые члены командыпредсказывают, что... тогда как другие не выражают такой уверенности”.Часто ответвления такого рода используются по стратегическим причинам. Ониобычно описывают две возможности, как правило, геометрически противоположные, ане разнообразие возможностей.] — и доводя это сообщение через терапевта, который сноваприсоединяется к семье перед зеркалом после того, как заканчивается командноесобрание.

Режим работы команды наблюдателей, впервыеразработанный Томом Андерсеном (1987, 1991а) во взаимодействии членов группы ссевера Норвегии, радикально отличается от вышеизложенного. Андерсен в течениенескольких лет обучался с миланской группой, и впервые мы услышали об этойинновации от Луиджи Босколо и Джанфранко Сеччина.

В режиме команды наблюдателей терапевт илюди, встречающиеся с терапевтом (кого в этом описании мы называем семьей),разговаривают вместе перед зеркалом, тогда как команда наблюдает из-за зеркала.В некоторый момент встречи терапевт и семья меняются местами с командой так,что команда оказывается перед зеркалом, а за ней наблюдают семья и терапевт,ушедшие за зеркало. Затем члены команды обсуждают свои идеи, вопросы и мысли,вызванные беседой между членами семьи и терапевтом, которую они только чтопрослушали. При командном обсуждении не предпринимаются попытки прийти кединому заключению. Когда члены команды заканчивают свои “рефлексии”, семья итерапевт снова меняются местами с командой, занимая свою изначальную позицию.Как только они устраиваются перед зеркалом, члены семьи имеют возможностькомментировать то, что они услышали от команды.

Занимая позицию перед зеркалом и позволяясвоим голосам быть услышанными, члены команды запускают в действиепостмодернистские понятия о многообразии точек зрения, горизонтальных,сотруднических взаимоотношениях и о прозрачности. Буквально меняться местами склиентами и открыто говорить о многообразии идей — это, возможно, самыйдраматический пример того, что изменяется при привнесении постмодернистскогомировоззрения в помещение для терапии.

Вот комментарии Тома Андерсена и другихлюдей, которые начали использовать свои собственные варианты этойидеи:

Процессы отражения... характеризуютсяпопыткой сказать все в открытую. Все, что профессионал говорит о ситуацииклиента, говорится так, что клиент может это слышать. (Andersen, 1993, стр.306)

Беседы членов нашей наблюдательной группыпытаются смоделировать открытое исследование и честное обсуждение жизненныхдилемм для семей, но никак не пытаются навязать специфический выбор того, какнадлежит разрешать дилеммы (Griffith & Griffith, 1992b, стр.50).

Команде наблюдателей следует держать вуме, что ее задача состоит в том, чтобы созидать идеи, хотя некоторые из этихидей могут не вызвать интереса у семьи, или даже могут быть отвергнуты. Важнопонять, что семья выберет те идеи, которые ей подходят. (Andersen, 1987, стр.421)

Членам размышляющей команды можнопосоветовать не увлекаться освященными временем дискурсами структуралистской ифункционалистской истины, применяемые в некоторых видах психотерапии. Их можнопобудить к тому, чтобы реагировать на те аспекты развития, которые определяютсячленами семьи как предпочтительные и размышлять о тех направлениях развития,которые могли бы стать предпочтительными. (White, 1991, стр. 38)

Эти высказывания подчеркивают то, чтопривело нас к огромным переменам — от невидимых групп обучения семейной терапии к группамнаблюдателей-участников, модель которых мы приняли как более подходящуюпрактику для нарративных идей.

Первый раз, когда нам представиласьвозможность участвовать в группе наблюдателей, мы понятия не имели, что намвысказывать. Мы были частью группы начинающих. В пределах видимости ислышимости семьи все мы чувствовали недостаточно удобно для того, чтобывоспроизвести тот род живых бесед, в которых мы участвовали, находясь передзеркалом. Кроме того, те беседы, в которых мы предлагали вещи из стратегическихсоображений или спорили о том, что, как мы думали, происходило “на самом деле”,казались неуместными, когда мы знали, что нас слушает семья. Мы началииспытывать неудобства в позиции команды за зеркалом, но мы не знали, что намеще следует предложить. Над всем правила неловкая тишина, пока кто-нибудь,запинаясь, не начинал описывать свои наблюдения. Затем каждый из нас начиналговорить, но мы делали это в состоянии дискомфорта, подвергая себя критике позрелом размышлении и неистово исправляя свои мысли по мере продвижения дальше.Мы чувствовали облегчение, когда наконец мы могли отступить зазеркало.

Позже, когда Майкл Уайт проводилконсультации в нашем центре, он разработал структуру для таких команд и обсудилтипы реакций участников, которые он находил полезными в своей работе. Каквсегда мы находили эти идеи вполне полезными. Они сориентировали нас в том, какнаблюдать за интервью в качестве членов команды и как реагировать вслух такимобразом, чтобы это соответствовало другой части нашей работы.

Теперь, когда мы используем командынаблюдателей уже в течение нескольких лет, нам хотелось, чтобы мы моглииспользовать их в каждом терапевтическом интервью. Позже в этой главе мыобсудим то, как мы используем практики и позицию наблюдения, даже когда мы не ввосторге от работы с командой. Но сначала давайте взглянем на текущие практикиразмышляющих команд. *[В истинно постмодернистском духе различные люди иразличные команды развили различные методы отражения. См, напр., Penn andSheinberg (1991), Madigan (1991), и Furman and Ahola (1992), где приведены идеио различных методах структурирования интервью с использованием процессовотражения.]

ПРАКТИКИ КОМАНД НАБЛЮДАТЕЛЕЙ

Линн Хоффман (1992) сказала, что для нееединственной направляющей идеей для групп наблюдателей является то, чтоучастники должны быть готовы на принятие позитивной и дружественной позиции ипроявлять “неустанный оптимизм”. Шесть месяцев спустя после того, как мыуслышали это заявление (когда терапевты в нашей учебной программе размышлялинад своим обучением за предыдущий год), нам ярко о нем напомнили. Эл Росссказал нечто, что встретило восторженное согласие со стороны всех остальныхчленов команды. Он сказал, что снова и снова он понимал, что этоустановка, а не техника, которая лежит в центре работы такого рода.Комментарии, подобные высказываниям Линн Хоффман и Эла Росса дают нам паузу,когда мы начинаем делиться основополагающими идеями по поводу группнаблюдателей. Возможно, предлагая идеи о том, что делать, мы отвлечем ваше внимание отболее важного вопроса о том, как быть.

С другой стороны, наше давняя неловкость исмущение заставили нас с радостью попробовать ту структуру, которую предлагалМайкл Уайт. Этот опыт привел нас к тому, чтобы продолжать тщательноформулировать то, что, похоже, срабатывает для нашей команды. Мы предлагаем этиидеи, поскольку мы нашли их полезными в нашей собственной командной работе. Мыубеждены, что они помогают нам держать неловкость и смущение вне стен помещениятак, чтобы мы можем культивировать позитивную, дружественную, подлиннуюлюбознательность и способность удивляться, что более важно, чем любые техникиили направляющие принципы.

Есть три первоочередные задачи, накоторые, как мы полагаем, должны ориентироваться члены команды: присоединение ксемье, поддержка развития нового нарратива и поощрение деконструкциипроблемно-насыщенных описаний. В таком случае, члены команды выслушиваюттерапевтические беседы с тем, чтобы (1) развить понимание (чтобы они моглигармоничнее присоединиться к семье), (2) обращать внимание на различия исобытия, которые не согласуются с доминирующими нарративами (чтобы они моглиподдерживать развитие новых нарративов) и (3) обращать внимание на убеждения,идеи или контексты, которые поддерживают проблемно-насыщенные описания (чтобыони могли вызвать деконструкцию этих описаний).

Какая из этих задач является наиболееважной в данный момент, решается в курсе терапии. Их относительная важностьтакже меняется от семьи к семье, от человека к человеку. В общем случае,присоединение наиболее важно в начале терапии. Когда команда собирается дляразмышления первый раз — или когда новые члены появляются в команде — они начинают с того, чтопредставляются и кратко рассказывают о себе, упоминая контекст своей работы ирассказывая, почему они появились в команде (напр., “Я — Энн Коген. Я работаю с детьми иих семьями в дневной программе, а также имею частную практику. Я нахожусь здеськак часть команды выпускников Эванстонского центра семейной терапии, котораясобирается раз в месяц для дружеских консультаций.) Если, как часто случается,новые члены команды и/или новые члены семьи кратко встречались за зеркалом доначала “формального” интервью, представление нет нужды повторять.

Начальные комментарии команды должнывключать указания на то, что привело людей к терапии, и краткое заявлениеодного или более членов команды по поводу того, как он понимает текущуюситуацию — примернотак: “Я слышу, что как Джордж, так и Луиза чрезвычайно обеспокоенысуицидальными мыслями, которые мучат Марию, и я понимаю, что она рада вернутьсядомой из больницы и хотела бы посвятить это время работе с собой”.

Мы полагаем, что весь объем вопросов иликомментариев команды должен фокусироваться на поддержке и уплотнении аспектовразвития новых нарративов. Члены команды побуждаются к тому, чтобы отмечатьвслух те вещи, сделанные, сказанные или описанные в интервью, которые, как имкажется, не согласуются с проблемным нарративом. Если событие, котороеинтересует члена команды, еще не было отмечено в интервью в качествепредпочтительного аспекта развития, член группы может предложить его в порядкепробы, если не забудет упомянуть вслух, что он не настаивает на том, что этоименно так. Как только событие пересказано, члены команды — включая изначального рассказчика— ставят вопросы онем, в частности, вопросы о том, как оно произошло и что оно может означать. Помере развития беседы, другие члены команды могут вступить в беседу, либоподнять вопрос о другом событии, либо поразмышлять по поводу обсуждаемогособытия. Таким образом, освещаются события и поднимаются вопросы, которыепобуждают людей представлять новый смысл и развивать новый нарратив вокруг этихсобытий.

Мы убеждены, что команда должна бытьосторожной, играя лишь вспомогательную роль в представлении этих смыслов— размышляя над нимии строя предположения, но не пытаясь “сбыть” их. Как отметил Майкл Уайт(1995), этот процесс совершенно отличен от выявления позитивов. Наше намерениене состоит в том, чтобы подмечать уникальные эпизоды и судить об их важности,не соревноваться в том, кто из членов команды отыщет невероятное событие,которое больше других поразит других членов. Тем не менее, любопытность иудивление, побуждаемые этим процессом, часто заразительны, и мы определеннонадеемся, попытаются забрать и действительно заберут домой некоторые изсмыслов, которые промелькнули, когда члены команды бросили свой взгляд насобытия их жизни.

В наших ранних опытах использованиякоманды наблюдателей, мы ограничивали себя двумя задачами, описанными выше: (1)присоединением и (2) поддержкой развития нарративов. Как правило, люди находилиэти команды полезными. Тем не менее, в нескольких случаях, когда люди обнажалиисключительные страдания, мы позже узнали, что они ощущали фокус команды на“ярких событиях” как оскорбительный, либо как непонимание — а иногда и полное игнорирование— ихопыта.

Например, мы встречались с семьей,состоящей из Аннетт и ее четырех детей, от восьми до шестнадцати лет. Наначальной встрече терапевт предложил каждому участнику по очереди описать, какон видит текущую ситуацию, тогда как другие члены семьи должны были слушать. Мыуслышали, что Алекс, восьмилетний мальчик, вызвал озабоченность учителя,заговорив о самоубийстве; Робби, десятилетний мальчик, был временно исключен изшколы за агрессивное поведение; а Аннетт обуревали чувства ошеломления инесоответствия требованиям материнства. Длинная история психиатрическихгоспитализаций из-за депрессии поддерживала идеи никчемности. На моментинтервью, озабоченность предстоящей работой по получения степени магистра,выполнением своих обязанностей на работе и заботой о своих детях доминировалинад ее опытом.

Другие дети жаловались, что старшийребенок, 16-летний Сэм, приказывал, что им надо делать, подкрепляя свои приказыугрозами и пинками. Все больше и больше времени дети проводили в домах соседей.Тогда как Аннетт переживала это как облегчение, это также подтверждало (ей) еенеспособность заботиться о детях. Аннетт развелась несколько лет тому назад, иотец детей проживал в отдаленном штате. Его контакты с детьми имели весьманепостоянный характер, но Арлен, 15-летняя девочка, хотела бы знать, может лиона жить с ним.

За беседой, касающейся этих многочисленныхпроблем, было довольно трудно следить из-за зеркала, поскольку два младшихмальчика смешили друг друга и носились по комнате.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.