WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 52 |

Джессика позвонила снова восемь днейспустя. Она прекратила дружеские отношения со своей подругой, поскольку болеене могла терпеть ее упреки. Со всеми остальными, докладывала она, она пребываетв своей новой самости, и ей это нравится. Когда она проявила свою новую самостьпо отношению к своей подруге, показалось, что их отношения прекратятся, поэтомусначала она возвратилась в свою старую самость в этом контексте. Потом онарешила, что больше не сможет поступать так, поэтому она рассталась с подругой.Она чувствовала себя сильной, но очень грустной. Она полагала, что оплакивалапотерю не только своей подруги, но и своей старой самости.

Я поинтересовалась, не находилась ли ееновая самость с ней всегда, спрятанная под последствиями насилия. Этопоказалось Джессике не лишенным смысла, но она все еще пребывала в печали. Ясказала, что не собираюсь развеивать ее печаль. Мне тоже было печально от того,что, прорываясь сквозь все эти унижения, она была вынужденаскрываться.

Я спросила, что, помимо печали, отличает еепереживания. Она ответила, что ощущает себя в большей безопасности, болееоткрытой и более понимающей. Она сказала, что этот процесс работал над тем,чтобы позволить существовать тем ее частям, которые уже изменились, и тем,которые были готовы и ждали перемены. Кроме того, он дал ей нечто, чем онамогла жить ежедневно, ее новый имидж.

Пятая встреча

Вторая встреча произошла через месяц послечетвертой. Весьма позитивный опыт Джессики в познании новых аспектов себя самойбыл прерван и позже разрушен наплывом зрительных образов воспоминаний онасилии, которому она подвергалась. Центральной была картина, когда ее дядя разза разом вводил свой пенис ей в рот, тогда как ее отец наблюдал за этим. Когдаона описывала это воспоминание, ее тихий голос дрожал. Она рассказала, чтопосле этого она пошла в ванную, долго полоскала рот и потом уехала навелосипеде.

Я была крайне удручена, выслушав рассказ обэтом событии. Я посмотрела прямо в глаза Джессики и сказала: “Я сожалею, чтоэто произошло с вами”.

Затем, с ее согласия, я зачитала заметки онаших двух телефонных беседах, последовавших за нашей последней встречей.Похоже, она расслабилась и начала кивать головой, слушая мое чтение. Я сказала:“Вы говорили мне во время первой телефонной беседы, что знаете, что вы заличность. Если бы вы действительно обладали этим новым имиджем и оглянулись быво времени, используя то знание и чувства, что присущи этому имиджу, что бы выценили в той себе, которая прошла через это унижение”

“Ценила” — спросила она.

“Да, что может быть ценного, и чему выможете научиться у той себя, которая пережила насилие”

Предавшись воспоминаниям, Джессикаобнаружила, что она была сильной и жизнерадостной, и, по некоторомуразмышлении, она даже признала, что была творческой личностью. Она начала тиховсхлипывать. Она сказала, что в прошлом, когда на нее накатывали воспоминаниятакого рода, она чувствовала беспомощность, ужас, никчемность и стыд, но онабыла уверена, что сейчас она впервые ощутила скорбь о том, что она перенесла.Она сказала, что скорбь кажется ей хорошим, чистым чувством. Это говорило ей отом, что она заслуживает той печали, вызванной тем, что с ней произошло. Мысогласились, что это светлая скорбь.

Третий телефонный звонок

Три недели спустя Джессика позвонила мне исказала, что она подумывает о том, чтобы отменить следующий сеанс. Ее жизнь небыла совершенна, но она чувствовала себя свободной. Ее направлял новый имидж, иее воспоминания утеряли свою власть над ней. Кроме того, ее машина сломалась,когда она возвращалась домой с последней встречи, и ей пришлось провести ночь вотеле. Когда все было действительно плохо, трехчасовая поездка в один конец,казалось, имела смысл. Однако теперь ее жизнь текла более гладко, и тратитьшесть часов на поездку, похоже, не стоило. Она отказалась от сеанса,договорившись со мной встретиться через месяц.

Четвертый телефонный звонок

Джессика снова позвонила мне через месяц.Она сказала, что до встречи со мной она чувствовала, что просто увязла, нотеперь она “преодолела хандру”. Она нравилась себе самой. Она подумывала о том,чтобы вернуться к своему предыдущему терапевту, чтобы получить некоторуюподдержку в новом осмыслении себя и своей жизни.

Я спросила ее, что сыграло самую важнуюроль в преодолении ее хандры. Она сказала, что это воспоминание о пении вместес бабушкой и осмысление того, что ее бабушка, должно быть, чувствовала поотношению к ней. Это полностью изменило ее самосознание. Я поздравила ее собретением самосознания и сказала, что мне будет любопытно услышать, куда можетпривести ее новое знание. Она поблагодарила меня, и мы закончилитерапию.

Шестая встреча

Четыре года спустя (день в день) посленашей последней встречи Джессика снова пришла ко мне. Первое, о чем она мнесообщила, это то, что она покупает новый дом. Я спросила ее, какое значение этоимеет для нее. Она сказала, что это означает, что она стремится к тому, чегохочет, и ломает семейные традиции.

Она пришла ко мне на консультацию, потомучто она впервые завела романтические отношения. Гэри, сказала она мне,совершенно отличается от ее семейного круга. Он жизнерадостный, путешественник.Он не разделял традиционных ценностей, касающихся взаимоотношений междумужчиной и женщиной. Он был сексуален и игрив и не использовал секс во властныхцелях. “Если это сработает, — сказала Джессика, — я буду отличаться от женщин в моей семье”. Я поинтересовалась,есть ли уже тому подтверждения. Она согласилась, что это так. Однако онасказала, что ее беспокоит то, что, когда дело касается секса, она реагирует наГэри так, как это делали бы ее сестра и мать. В своей семье она узнала, что непредполагается, что женщине может нравиться секс, и теперь она находит, чтополовой акт причиняет боль. Она сообщила мне, что была практична и умела, желая“войти, испытать оргазм и выйти”.

Когда я спросила ее, чем она отличалась от людей из ее семьи, онасказала, что была самой жизнерадостной, игривой личностью в своей семье. Онавсегда веселилась в школе и на работе, но в последние годы она играла и вдругих ситуациях. Она занималась несколькими игровыми видами спорта и полагала,что веселья в ее жизни теперь больше, чем прежде. Кроме того, у нее было большедрузей.

Эти перемены привели к тому, что она началавидеть себя более активной, вовлеченной в жизнь и свободной. Она перечислиладрузей, которые заметили эти перемены, и сказала, что некоторые из нихпредсказывали, что она заведет роман с мужчиной.

Наша беседа породила понимание того, чтоона подготовила себя к этим переменам через терапию и риск. Например, она сталачасто заходить на беговую конюшню, где изначально она никого не знала, ивступила в клуб дартс, став единственной женщиной в его составе. Онаобнаружила, что масса вещей, вовлеченных в игру, созвучно тому, что вдругприходит тебе на ум. Сказав это, она поняла, что в юности у нее былапредрасположенность к событиям такого рода. Ребенком она преуспела в том, чтобысделать нечто из ничего, а еще она наслаждалась грезами наяву. В подростковомвозрасте она любила рассказывать анекдоты.

Я подвела хронологический итог этихсобытий, и спросила, что могло бы последовать дальше. Джессика подумывала отом, чтобы стать более игривой в сексуальном смысле, а следующей будет игра безструктуры. Однако на пути к следующему шагу стоял страх. Он также непозволял ей стать еще более близкой к Гэри.

Я спросила, не служит ли посещение конюшни,где она никого не знала, примером преодоления страха. Она с этим согласилась идобавила, что с мужчиной, которого она там встретила, они стали близкимидрузьями. Другие предложенные ею примеры преодоления страха включали пребываниеединственным членом женского пола в клубе дартс, а также посвящение Гэри вэпизоды насилия в прошлом и затруднения, с этим связанные.

Я спросил Джессику, как ей удалосьпреодолеть страх в этих случаях. Она сказала, что, в случае Гэри, когда онарассказывала ему о насилии, она знала, что в свете затруднений в интимнойжизни, она потеряет его, если не сделает этого. Итак, она рискнула ивоспротивилась внутреннему голосу, который призывал ее к молчанию. В болеешироком контексте, Джессика сказала, что масса того, что мы боимся в этом мире,не стоит этого. Она верит в свою Высшую Силу. Это знание и вера помогают ейпреодолеть страх.

Я спросила, что эти примеры риска ипреодоления страха говорят о ней самой. Джессика ответила, “что я могу сделатьэто, что некоторая часть внутри меня вынуждена это сделать. Я также полагаю,что обладаю упорством и верой в свой рост и развитие”.

Когда я спросила, что могло бы измениться,если бы она приняла эти описания себя близко к сердцу в контексте еевзаимоотношений с Гэри, она ответила, что благодаря им она могла бы изменитьсяв сексуальном смысле. Она улыбнулась и сказала: “Это заставляет меня желатьбольше практики”. Она добавила, что пыталась доставить удовольствие Гэри,однако эта беседа заставила ее заинтересоваться практикой ради собственногоудовольствия, как верховой ездой и дартс, для развлечения и возможностирасслабиться. Она также сказала, что, думая об этом как о практике, заставилоее почувствовать, что она может взять на себя большую ответственность. Онанамеревалась обсудить с Гэри эти идеи.

Когда беседа подходила к концу, я спросилаее, была ли она ей полезна. Она сказала: “Да. До теперешнего момента мне и вголову не приходило, как много я изменила и чего достигла”.

Пятый телефонный звонок

Джессика позвонила месяц спустя. Посленашей встречи она поговорила с Гэри о своем желании практиковаться и взять насебя больше ответственности. Они прошли через “некоторое непонимание по поводуэтого, но затем все встало на свои места”. Секс уже не причинял боли, иДжессика наслаждалась им все больше и больше. Она сказала, что он стал болееигривым и чувственным. У нее с Гэри были другие проблемы, и она не знала,останутся ли они вместе, но она была весьма удовлетворена теми возможностями,которые она открывала для себя, как для сексуальной и игривой личности. Оннадеялась, что они вдвоем решат свои проблемы, а если нет, то она понимала, чтоэто случится не из-за того, что с ней что-то не то. Просто, они могут неподходить друг другу. Теперь она верила в то, что может иметьудовлетворительные интимные взаимоотношения.

ВАЖНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ ПО ПОВОДУ РАЗВИТИЯИСТОРИЙ

В этой главе мы еще будем возвращаться кистории Джессики, используя ее эпизоды для иллюстрации элементов процесса,через который мы побуждаем людей развивать яркие события в крепкие, живопереживаемые нарративы. Но прежде чем мы вернемся к Джессике, давайтерассмотрим пару других историй.

Преобразующие истории — это явленные истории

Однажды, в ходе терапии, Кристел рассказаламне(Дж. К) одну историю. Ее обширная семья собралась на выходные в доме еематери. Она и ее сестра Кармен болтали на кухне, облокотясь на полку. На полке,как раз между ними, стоял открытый мешок с картофельными чипсами. Разговаривая,они хрустели чипсами. Через регулярные интервалы времени Кристел думала просебя: “Я намерена перестать есть их”, однако беседа продолжалась, и они сКармен неустанно жевали картофельные чипсы. В конце концов, в определенныймомент беседы, Кристел произнесла вслух: “Я намерена перестать есть их”. Карменкивнула головой. Кристел закрыла мешок, убрала его в шкаф, и беседапродолжилась.

Кристел рассказала мне эту историю, потомучто она напомнила ей о том, что происходит в терапии. “Все становится болеереальным, когда ты проговариваешь это вслух”, — сказала она мне. “Может быть, мыговорим о том, о чем я не задумывалась годами, однако мы ведем всю эту беседу,и вы продолжаете спрашивать меня все больше и больше об этом. К тому времени,как я ухожу, это как будто только что произошло. Вы спрашиваете меня, что ясобираюсь делать дальше, я проговариваю это вслух и потом делаю это. Совсем какс картофельными чипсами. Ты вроде бы думала о некоторых из этих вещей раньше,но они не попадали в то, что ты делала. Когда говоришь это вслух, этостановится более реальным. И потом ты делаешь это”.

Милтон Эриксон, бывало, рассказывал историюо путешествии со своим другом. Сидя за рулем, Эриксон рассказал своему другу одругом путешествии, в которое он несколько лет назад отправился по этой жедороге. Рассказывая эту историю, он начал пытаться вручную переключитьскорость. В его машине было автоматическое переключение скоростей, и он ездилна машине такого типа несколько лет, но история, которой он жил, произошла задвадцать лет до этого — когда он ездил на машине с ручным переключением скоростей— поэтому онавтоматически двигал ногами и не мог переключить скорость, рассказываяисторию.

Такое “представление” историй не происходитавтоматически или каждый раз, когда кто-то рассказывает историю. Этодействительно происходит, когда человек погружается в историю, и когда онпереживает ее как значимую.

Иногда мы рассматриваем терапию как ритуалили церемонию, которая концентрируется вокруг “исполнения смысла” (E. Bruner,1986a; Myerhoff, 1986; White, 1991; White & Epston, 1990) на“предпочтительных” историях людей (White, 1991) о них самих, ихвзаимоотношениях и их эмпирических реальностях. Вслед за Эдвардом Брунером(1986а, стр. 25), мы признаем, что “истории становятся преобразующими лишь в ихисполнении”.

Наше намерение, в таком случае, состоит нев том, чтобы со-конструировать истории, которые представляют или описываютопыт, а в том, чтобы со-конструировать истории, которые люди могут переживать впредпочтительной манере (Anderson & Goolishian, 1992; White, 1991).Возвращаясь к истории Джессики, тем событием в ее жизни, на котором онаисполнила смысл, был детский опыт сидения на коленях у бабушки и разучивания сней песни. Джессика погрузилась в это воспоминание и увидела себя глазами своейбабушки. Затем она развила эту историю во времени, сочиняя и переживаяумозрительную историю о том, как сложилась бы ее жизнь, если бы она жила сосвоей бабушкой. После этой беседы Джессика обнаружила, что она делает полныйдиапазон необычных для нее вещей, от произнесения “спасибо” до отказа откурения. Она сказала, что через нашу работу она получила понимание того,кем она была, и что теперь она человек, который знает, что он собойпредставляет. Она начала жить другой историей, а не просто рассказывать ее.История была сформирована жизненными событиями и, в то же время, онаформировала жизненные события и ее имидж.

Люди, с которыми мы работаем — это привилегированныеавторы

Истории создаются авторами через беседу, ив терапии веществом, составляющим истории, служит опыт людей, с которыми мыработаем. Совершенно очевидно, что конструируемая история принадлежит человекуили семье, и что она глубоко лична.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.