WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 52 |

К тому времени, когда я (Дж. Ф) * [Мы будемнеоднократно ссылаться на эту историю во всей главе, используя ее дляиллюстрации наших идей на практике. Для удобства чтения, когда мы ссылаемся наисторию Джессики, предполагается, что комментарии писала я (Дж. Ф), то естьтот, кто проводил терапию с Джессикой. Я должна отметить, что в этихкомментариях идеи Джина играли никак не меньшую роль, чем мои.] встретилаДжессику, она только что завершила многолетний курс терапии. Она чувствовала,что ее терапевт * [Я чувствовала, что во многом эта терапия была действительноко-терапией. Джессика посещала другого терапевта как до, так и после нашейсовместной работы. Большая часть нашей работы была построена на ее предыдущейработе с другим терапевтом, а позже поддерживала последующую работу.] помогал иподдерживал ее, однако Джессика не ощутила прогресса в течение несколькихмесяцев до прекращения терапии. Она пришла к убеждению, “что все зашло слишкомдалеко”. На конференции, которую она посетила в Чикаго, услышала мою беседу поповоду сексуального насилия, и это дало ей надежду, что она сможет продвинутьсяв решении своей проблемы. Она позвонила мне, чтобы записаться на прием,поясняя, что надеется на встречу со мной, несмотря на то, что она жила в трехчасах езды от меня и не знала, как часто она сможет приходить ко мне. *[Один изспособов нашего преодоления расстояния состоял в том, что допускалисьтелефонные звонки в перерывах между встречами.]

Первая встреча

Джессика работала медсестрой в отделениискорой помощи единственной больницы в сельскохозяйственной коммуне на югеИллинойса. Она жила в одиночестве в сельском домике на окраине городка, имелавполне обширный круг подруг и любила заниматься спортом.

Во время первой встречи она рассказала мне,что ей 35, и у нее до сих пор не было ни одного романа. Она описала, как рослав семье, где с женщинами обращались как с собственностью мужчин. Ее отец и дядялапали ее, ее мать и ее сестру, как хотели и когда хотели. Эти прикосновениячасто были грубыми и имели сексуальный характер. Например, ее могли схватить загрудь или промежность, когда она помогала в работе по кухне, или один мужчинамог принуждать ее к сексуальному контакту, когда как другой наблюдал заэтим.

Я спросила Джессику, как повлияли на нееэти оскорбления как в прошлом, когда она была ребенком, так и сейчас, как навзрослого человека. Она сказала, что когда была ребенком, насилие порождалочувства страха, неуверенности, смущения, беспомощности и одиночества. Онаподробно останавливалась на случаях, которые детально иллюстрировали эти темы.Влияние насилия на Джессику как взрослого человека сказывалось по-разному. Онапереживала неспособность вступить в романтические взаимоотношения, затрудненияв дружбе и чувство никчемности. И снова она привела примеры того, какую роль вее жизни играли эти проблемы.

Я заинтересовалась и спросила, какимобразом она переместилась из своего детства, где ей приходилось сражаться спочти невыносимыми проблемами, в ту эмоциональное состояние, где она теперьпребывала. Джессика не знала, как это случилось, но она действительно помогламне понять, что, тогда как настоящие эффекты были пережитками прошлыхсложностей, ощущение никчемности были теперь ограничены социальными ситуациями.Фактически, оказалось, что все эффекты насилия были контекстуализированы иболее не довлели над ее жизнью, как в детстве.

У Джессики была степень магистра, и она судовольствием описывала работу медсестры, которой она работала несколько лет. Яспросила ее, как бы это повлияло на ее страх, неуверенность, смущение,беспомощность и одиночество ее детства, если бы она тогда смогла провидетьбудущее. Она сказала, что поняла бы, что страх и связанные с ним ощущения небыли для нее врожденными истинами. Если бы это было так, она бы не могла такуспешно реализовать себя в профессиональной области. Мне было очень интересноузнать, как ей годами удавалось противиться последствиям насилия и устроитьсобственную карьеру. Я надеялась, что нам удастся поговорить об этомбольше.

Джессика пояснила, что ее достижения, когдаона сейчас думает о них, кажутся ей действительно замечательными, в особенностипо тому, что никто из ее семьи никогда не учился в колледже и не сталпрофессионалом.

Вторая встреча

На второй встрече, шестью неделями позже,Джессика сказала, что теперь она поняла, что она уже больше не ребенок, какимбыла некогда. Ее жизнь самостоятельного взрослого разительно отличалась от тойжизни, что она вела как зависисмый ребенок. Теперь она чувствовала, что готовавыйти замуж и создать семью. Она хотела, чтобы в ходе нашей встречи мыпоработали над улыбкой, потому что люди постоянно упрекают ее в том, что она неулыбается.

Я была застигнута врасплох скоростью еепродвижения вперед и попросила ее, если это возможно, слегка сбавить темп,чтобы я могла угнаться за ней. Когда она ответила согласием, я спросила ее, какона пришла к пониманию, что она больше не ребенок, каким некогда была. Онаответила примерно теми же доводами, что и на первой встрече, на этот раз болееподробно описывая разницу между ее прошлым и настоящим опытом. На этот раз унее было больше идей по поводу тех вещей, что она сделала, чтобы создать своюидентичность самой, а не отдавать ее формирование на откуп последствиямнасилия. Опыт пребывания в школе — месте, где она преуспевала, получала позитивные отзывы исправедливое отношение — оказался весьма важным источником самопознания, которое онаиспользовала для создания своей идентичности. Она сказала мне, что овладениемастерством и ощущение, что к ней относятся как к человеку, а не как ксобственности, вскормили в ней некую скрытую составляющую. Через некотороевремя она была способна развить эту составляющую, и та позволила ейпротивостоять последствиям насилия и ограничить сферу их влияния.

Я спросила ее, какое значение имело для неето, что она достигла столь многого вопреки насилию. С некоторой долейколебания, отводя от меня взгляд, она сказала, что это означало, что онанаходчива и упорна. Я сказала, что понимаю, что ситуация в ее доме держалась всекрете, и поинтересовалась, знали ли о ней другие люди, которые, возможно,предсказали, что она сможет так успешно противостоять последствиям насилия. Онасказала, что учителя и дети в школе знали, что она находчива и упорна. Знай онио ситуации в ее доме, они, вероятно, предсказали бы, что она найдет способпротивостоять насилию и вернуть свою жизнь себе. Ее предыдущий терапевт такжепризнавал, что она упорна и сообразительна.

Затем я поинтересовалась вслух: “Если мыоглянемся на те годы, когда вы использовали свою силу и интеллект, чтобы взятьна себя ответственность за свою жизнь — вы получили образование, сталимедсестрой, которая действует в ситуациях жизни и смерти, нашли способыограничить последствия насилия — не служит ли ваша готовность выйти замуж следующим шагом Онаподумала, что, возможно, это так. Когда мы начали обсуждать, чтоэто означало, Джессика заметила, что для нее было внове думать о себе как оком-то, кто может вести интимную жизнь с другим человеком. Теперь она была нетолько смышленой и упорной, но уже могла представить себе, что сможет проявлятьтеплые и нежные чувства и соединиться с чем-то особым. Фактически, во время еепредыдущей терапии она почувствовала связь со своим терапевтом и ощутиларазнообразие приятных чувств, направленных к ней. Теперь она могларассматривать взаимоотношения как подготовку к другим взаимоотношениям. В своейдружбе с женщинами она также испытала некоторые позитивные чувства и ощущениесвязи, хотя эти взаимоотношения часто были неустойчивыми.

Говоря далее о возможности перехода вцарство романтических взаимоотношений, мы обнаружили, что просто представлениесебя тем, кто может жить в этом царстве, может стать для нее важным шагом вотвоевывании своей жизни у последствий насилия. Так как последствия насилиядержали ее в заложниках социальной жизни, то, возможно, существует ряд важныхаспектов социального опыта, которыми она до сих пор была обделена. Например,Джессика, на самом деле, не думала о мужчинах как о людях, *[Некоторые мужчины,которые были вовлечены в агрессивное поведение в отношении женщин, рассказывалинам, что одна из вещей, допускающих такое поведение, состоит в установке, чтоженщины, на самом деле, не люди. Один из приемов, с помощью которого Джессикастроила историю о насилии, заключался в инверсии, то есть, на самом деле,мужчины — это нелюди. Ее план подружиться с мужчиной показывал, что она начала деконструкциюэтой истории.] поэтому дружба с мужчиной могла стать важным шагом. И теперь оназнала, что ее интеллект может помочь ей подобрать надежного мужчину для еепроекта.

Третья встреча

Во время третьей встречи, месяц спустя,Джессика пребывала в беспокойстве по поводу событий, связанных с одной из ееподруг. По ее оценке, близкая подруга часто плохо обращалась с ней — критиковала ее, отказываласьразговаривать с ней —однако Джессика пока решила продолжать дружбу. Именно очередной из этихинцидентов причинял ей страдание. Убеждение в том, что другие их знакомыевстали на сторону ее подруги, еще больше усугубляли это страдание.

Я спросила Джессику, не является ли ееподразумеваемое желание как то изменить дружеские отношения частью ее проектавызволения своей социальной жизни из-под диктата последствий насилия. Когда онарассмотрела это в этом свете, она подумала, что, хотя последствия насилия досих пор влияли на ее взаимоотношения, сейчас она находится в точке поворота. Янапомнила ей о ее личных качествах, которые все более становились присущими ей— силе, интеллекте,способности испытывать теплые и нежные чувства, способность устанавливать связи— и поинтересовалась,какую пользу они могли бы принести в проблемных взаимоотношениях.

Она решила возложить на своюпрофессиональную самость — ту часть себя, которая преуспевала в школе и на работе, и чьемуинтеллекту и силе она доверяла — ответственность за установление ограничений и принятие решений,связанных с тем, что ей следует делать, чтобы обезопасить себя в этихвзаимоотношениях. Я спросила, думает ли она, что это побудит ее к тому, чтобыбыть защищенной в других взаимоотношениях. Она полагала, что этотак.

Четвертая встреча

Джессика пришла на четвертую встречу (сновамесяц спустя), охваченная отчаянием и смущением по поводу той самой дружескойсвязи, которую мы обсуждали на прошлой встрече. Она последовательноиспользовала свой интеллект и силу в установке ограничений и принятии решений,касающихся взаимоотношений. Ее подруга ответила критикой и переходом наличности, что привело Джессику в состояние сомнения в своих силах. Вособенности, она начала ощущать сомнение в том, способна ли она вообще бытьздоровой, нормальной или жизнерадостной.

Я поинтересовалась, бывали ли времена,когда она была уверена в своей способности быть “здоровой”, “нормальной” и“жизнерадостной”, хотя бы на мгновение. С некоторым воодушевлением Джессикаприпомнила, как она разучивала песню в школе. Ее бабушка, которая жила загородом, в те дни гостила у них, и когда Джессика вернулась из школы в тотдень, дома была лишь бабушка. Джессика вспоминала, как сидела на коленях убабушки, и учила ее песне, как они пели вместе с бабушкой, которая смотрела ейв глаза, улыбалась и пела с Джессикой, явно наслаждаясь еекомпанией.

Я спросила, что ее бабушка признавала ибольше всего ценила в ней. Она сказала, “что я привлекательна”, и объяснила,что быть привлекательной означает множество вещей. Она перечислила много вещей:она была хорошим человеком; она была сердечной; она была забавной; она быланормальной; она была здоровой; она была жизнерадостной; она былавосприимчивой; она видела хорошее в других.

Потом она долго говорила о том, как моглабы измениться ее жизнь, если бы она жила со своей бабушкой. Мы развили историюэтих различий во времени, начиная с тех времен, когда она была совсеммаленькой. На протяжении всей истории она каждый раз возвращалась к тому, какбы все складывалось для нее сейчас, если бы она росла рядом со своейбабушкой.

Я попросила ее снова перечислить то, что еебабушка знала о ней. Я спросила, какова была бы ее жизнь, если бы она владелакачествами из этого списка в качестве истин о себе. Она была более задумчива,нежели разговорчива, отвечая на этот последний вопрос.

Первый телефонный звонок

Джессика позвонила мне пять дней спустяпосле четвертой встречи. Она начала беседу спросив: “Вы можете себепредставить, что значит носить новые туфли, новое платье, новый макияж и новыенакладки на груди — ивсе это одновременно” Мне пришлось признать, что эта особая комбинация событийполностью находилась вне пределах моего опыта, и попросила ее пояснить. Онарассказала мне, на следующее утро после нашей встречи она заехала в Макдональдспо дороге на работу, как она делала каждое утро, чтобы выпить чашечку кофе. Ейпередали кофе через окошко машины, как это было каждое утро, спросили нетребуется ли ей сахар или сливки, как это было каждое утро, и она автоматическиответила: “Нет, спасибо” (а не просто “Нет”, как это было каждое утро)! Этопоказалось ей совершенно потрясающим и абсолютно нормальнымодновременно.

Она сказала, что теперь она поняла, кто онаесть, она знала, что она именно тот человек, который сказал бы “спасибо”, и такона и сделала. Услышать “спасибо”, вылетевшее из собственных уст, былпотрясающе. Это стало явным подтверждением ее новой идентичности. Она не моглавспомнить, чтобы прежде чувствовала себя такой сильной в течение несколькихдней. Она заметила, что она стала более внимательна к другим людям и болееуглублена в себя одновременно. Это также и пугало своей необычностью. Онапостоянно чувствовала свою силу, но боялась, что, должно быть, отрицает другиечувства, поскольку не могла поверить, что она так сильна. Она боялась, что этиперемены нереальны, и сказала, что, может быть, поэтому она использоваланереальный пример накладок на груди. Однако потом она заявила: “Но самоезамечательное в этом то, что у меня есть нечто, что может меня направлять— мой новыйимидж”.

После последнего сеанса она также бросилакурить. Это произошло, потому что теперь она знала, что она не тот человек,которому стоит курить. Относительно прекращения курения она сказала две вещи,которые особо заинтересовали меня. Первая: “Сигареты забирают у меня энергию, амне она нужна для другого”. Вторая заключалась в том, что в прошлом, когда онанаходилась в компании близких людей, если они курили, то курила и она. Онасказала, что сейчас ей важно держаться своего пути и позволить им следоватьсвоим собственным.

Она окончила телефонный разговор, сказав:“Мой новый имидж оказал на меня такое воздействие, какое я никогда не могладаже вообразить. Мой автомобиль сломался, и я не встретила мужчину своей мечты,но все в порядке”.

Второй телефонный звонок

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.