WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 52 |

В академических кругах слово”деконструкция” немедленно приводит на ум работу Жака Деррида (напр., 1988), вкоторой исследуется, помимо прочего, ускользающая природа смысла. Дерридаисследует и иллюстрирует, как смысл любого символа, слова или текстабезвозвратно увязает в своем контексте. Деррида и другие конструктивистыполагают, что бесполезно искать один единственный “реальный” или “истинный”смысл любого текста, поскольку все нарративы полны пробелов и двусмысленностей.Ученые-деконструктивисты концентрируют свое внимание именно на этих пробелах идвусмысленностях, чтобы показать, что официально санкционированный илиобщепринятый смысл данного текста есть ни что иное, как лишь один из огромногочисла возможных смыслов.

Итак, когда мы слушаем истории людей“деконструктивно”, наш слух направляется убеждением, что эти истории обладаютмножеством возможных смыслов. Чаще, чем можно было бы предполагать, смысл,который улавливает слушатель, отличается от смысла, который предполагал донестиговорящий. Мы пытаемся извлечь из этого выгоду, выискивая пробелы в нашемпонимании и прося людей вставить пропущенные детали, или вслушиваясь вдвусмысленности смысла и затем спрашивая людей, как они разрешают или имеютдело с этими двусмысленностями.

Когда люди рассказывают нам истории, мывременами прерываем их, чтобы суммировать наши ощущения от их рассказа. Этопозволяет им пояснить нам, совпадает ли тот смысл, который мы уловили, с тем,который они пытались донести. Хотя наша цель состоит в том, чтобы“действительно” понять реальности людей, эти реальности неизбежно начинаютизменяться в процессе. Обдумывая наши вопросы и комментарии, люди не могут нерассматривать свои истории с новых сторон. Одно наше присутствие превращает ихв мир в новую, другую реальность.

В ходе процесса возникают новые смыслы иновые конструкции. Многие из пробелов, которые мы замечаем, еще не заполнены;людям приходится исследовать свой опыт, чтобы найти детали, которые заполнятпробелы. По мере того, как добавляются детали, меняется форма нарратива. Крометого, когда люди слышат, что мы улавливаем смысл, отличный от их смысла, онимогут пересмотреть свои собственные смыслы и модифицировать их. В течение всегоэтого процесса мы слушаем очень внимательно, чтобы понять, вокруг чеговозникают новые конструкции. Полезны ли они и желательны Если человек невыражает свое предпочтение новой конструкции, мы ей не следуем.

Восприятие проблем отдельно отлюдей

Уайт выдвинул идею о том (1987, 1988/9,1989; см. также Epston, 1993a, и Tomm, 1989), что человек не есть проблема, нопроблема есть проблема. Экстернализация — это практика, в основе которойлежит убеждение, что проблема — это нечто, что управляет жизнью человека, влияет на нее ипронизывает ее, нечто отдельное и отличающееся от самого человека.

Выслушивая истории людей, мы задаем себевопросы вроде “Что здесь проблемного Какова природа этой проблемы Как онасебя проявляет Каково этому человеку жить с этой проблемой Что влияет наэтого человека, побуждая его думать/чувствовать/действовать именно так Чтомешает этому человеку принять тот опыт, который он предпочел бы” Задавая себеэти вопросы, мы делаем первые шаги в восприятии проблем отдельно отлюдей.

Экстернализация более важна какустановка, нежели кактехника (Roth & Epston, в печати). Мы убеждены в том (и нашиубеждения основаны на опыте использования нарративных идей в терапии и всупервизорстве других, кто пытается применить нарративные идеи в своей работе),что, когда люди подходят к экстернализации как к технике или лингвистическомуухищрению, она может оказаться поверхностной, принудительной и не особополезной.

Интернализующие дискурсы

Адамс-Уэсткотт, Дэффорн и Стерн (1993)подробно писали о том, как люди, подвергающиеся насилию, оскорблениям, склонныинтернализовать травматизирующие события, которые они пережили, в формевнутренних диалогов, и как эти диалоги окрашивают интерпретацию последующихсобытий. Они пишут (стр. 262):

Проблемы развиваются тогда, когда людиинтернализуют беседы, что ограничивает их узким описанием себя. Эти историипереживаются как гнетущие, поскольку они ограничивают восприятие доступноговыбора.

Дэвид Эпстон (1993а) выяснил, что этотпроцесс интернализации происходит не только в случае локального испецифического опыта травмы и насилия, но и в случае более обширногокультурного опыта. Он отмечает описание Фуко, касающееся того, как смерть иболезнь (ранее воспринимаемые так, как если бы они пребывали, в первую очередь,в социальном или духовном мире) стали помещать в специфические места в пределахспецифических человеческих тел. Эпстон (стр. 171) пишет:

... анатомическое пространство сталокаузальным пространством, обиталищем смерти и болезни. За этим последовало то,что тело стали считать вместилищем человеческих качеств. Считалось, что разум,интеллект, безумие и мириады человеческих качеств пребывают в живыхтелах.

В Средние Века, если человек был “болен”,“безумен” или “преступен”, причину и средство исцеления, как правило, помещалив социальное или духовное пространство — его правитель не правил должнымобразом, или он сам был отрешен от надлежащего духовного сообщества. В нынешниевремена акцент в большей степени делается на личную ответственность заподдержание нашего разума и тела в надлежащем порядке. Если у человекаслучается сердечный приступ, это объясняется тем, что он придерживалсянеправильного режима питания и распорядка дня. Если человек впадает вдепрессию, это объясняется химической неустойчивостью определенных циклов в егомозге, и здесь требуются химические средства лечения. Согласно Фуко, наиболееполитически могущественные дискурсы в современном обществе отделяют нас друг отдруга и побуждают нас относится к себе и своим телам как к проблемным объектам.Эпстон назвал доминирующие дискурсы такого рода, которые поддерживают этотпроцесс, “интернализующими дискурсами”.

Экстернализующая установка можетпротивостоять “объективирующим” влияниям интернализующих дискурсов посредствомобъективации и разделения того, что было интернализовано. Однако, чтобы принятьэкстернализующее мировоззрение, мы должны переориентировать свое восприятие иобъектировать проблемы, ане людей.

Упражнение

Точкой поворота в моем (Дж. Ф) наученииобъективировать и экстернализовать проблемы стала моя экстернализованная беседас самой собой. Было время, когда я считала себя застенчивой. Однажды, когда ябыла охвачена ужасом в свете грядущего социального события, я решила поговоритьс собой о влиянии застенчивости на мою жизнь. Было весьма замечательнообнаружить, что, поскольку я переживаю сдвиг восприятия застенчивости,проявляющейся в социальных ситуациях, а не свое пребывание в состояниизастенчивости, мне было гораздо легче поддерживать сдвиг восприятия такого родас другими. Это открытие побудило нас разработать это упражнение. Вы можетевыполнить его как “мысленный эксперимент”.

Выберите черту характера, качество иличувство, которых, как вам кажется, у вас в избытке, или которые порой вызываюту других неприятие в отношении вас. Пусть описание этого качества будет иметьформу прилагательного, например, “злой”, “завистливый” или “виновный”. Вследующем наборе вопросов, замените Х этим прилагательным. Читая эти вопросы изаменяя Х чертой характера или чувством, отвечайте на них для себя.

1. Как вы стали Х

2. В отношении чего вы более всегоХ

3. Какие события, как правило, приводят ктому, что вы становитесь Х

4. Когда вы Х, что вы делаете из того, чтобы вы не сделали, если бы не были Х

5. Каковы последствия того, что вы Х, длявашей жизни и взаимоотношений с другими

6. Какие из ваших текущих затрудненийвызваны тем, что вы Х

7. Как меняется ваше представление о себе,когда вы Х

8. Если бы вдруг, каким-то чудом, выпроснулись в одно прекрасное утро и больше никогда не были бы Х, как бы, вчастности, изменилась ваша жизнь

Отметьте общий эффект от ответов на этивопросы. Каково вам Что представляется возможным в отношении этой черты иличувства Что представляется невозможным Как вам видится будущее в отношенииэтого

А теперь давайте отойдем от того, что вытолько что делали. Возьмите то же качество или черту характера и превратите еев существительное. Например, если “Х” означало “завистливый”, теперь это станет“завистью”; “злой” превратится в “злобу”. В следующих предлагаемых вамвопросах, вставьте свое существительное на место Y. Ответьте для себя на этивопросы.

1. Что сделало вас уязвимым для Y в такойстепени, что оно может доминировать в вашей жизни

2. В каких контекстах Y с наибольшейвероятностью проявляется

3. Какие события, как правило, приводят кпроявлению Y

4. Что Y побуждало вас делать помимо вашихлучших намерений

5. Как Y влияет на вашу жизнь и вашивзаимоотношения

6. Каким образом Y привело вас к темтрудностям, которые вы сейчас испытываете

7. Закрывает ли Y от вас ваши ресурсы, иливы способны видеть их сквозь это

8. Бывали ли времена, когда вы моглинаилучшим образом воспользоваться Y Времена, когда Y могло проявиться, но выне выпустили его на сцену

Отметьте общий эффект от ответов на этивопросы. Каково вам Что представляется возможным в отношении Y Чтопредставляется невозможным Как вам видится будущее в отношении Y

Вспомните свои опыты с “Х”. Чем ваш опыт с“Y” отличается от опыта с “Х” Превращая качество или чувство всуществительное, начали ли вы относится к нему как к объекту, а отвечая на вопросы,экстернализовали ли вы этот объект Насколько это было полезно при обращении с качеством иличувством

Вхождение в экстернализующее мировоззрениетребует от нас отделения восприятия проблем от восприятия людей. По мере того,как мы учимся рассматривать проблемы отдельно от людей, мы начинаем видетьлюдей как субъектов.*[Здесь мы используем “субъект” в смысле “субъект глагола; тот, ктодействует”.] Дэвид Эпстон (1993а, стр. 172) формулирует это так:

Если люди исчезают или поглощаются в...интернализующем дискурсе, то в экстернализующем дискурсе они как бы возникают ивозвращаются к жизни как главные герои в своих жизненных историях, которыетеперь могут допустить жизни, направленные в будущее, а не путаться в различныхверсиях отсчета времени.

Мы полагаем, что выслушивание сэкстернализующей установкой оказывает мощный деконструктивный эффект. Онопобуждает нас взаимодействовать с людьми не так, как если бы видели ихизначально отягощенными проблемами. Это создает совершенно другой “принимающийконтекст” для историй людей, в котором мы можем работать с ними и понимать ихпроблемы, не относясь к ним как к проблем ным или патологическим личностям. В контексте такого рода,содержание и смысл людских историй почти всегда становятся менеесдерживающими.

Пример деконструктивноговыслушивания

Следующая стенографическая записьиллюстрирует деконструктивное выслушивание. Здесь я (Дж. К) руководствуюсь какпозицией не-знания, так и установкой на восприятие людей отдельно отпроблем.

Беседа проводится с Нэн, которая переехаласо своей семьей в Чикаго примерно за шесть месяцев до этой беседы. Начиная стого времени, я принимал Нэн примерно раз в три недели. Она пришла ко мне наприем, поскольку не могла продолжать курс терапии у терапевта из другогогорода.

Значимые вещи, которыми Нэн делилась всвоей истории, заключались в том, что в детстве она подвергалась страшнымунижениям —физическим, сексуальным и словесным. Возвращающееся переживание унижениясформировало в Нэн веру в то, что единственный способ выживания для нее состоитв том, чтобы принять “гипертрадиционные” формы женского раболепства,концентрируясь на предвидении и удовлетворении малейших желаний окружающих еелюдей. Когда ей было 18 лет, она вышла замуж за Барта. Для нее, в первуюочередь, это был повод покинуть дом, в котором она выросла. Она думала, чтосделала хороший выбор. Барт вежливо разговаривал с Нэн и обеспечил ей дом, вуправлении которым она обладала правом голоса. Она говорит, что в первоедесятилетие (или больше) брака она успешно выполняла свои обязанностигипертрадиционной жены и матери. Тем не менее, дискурс “женского раболепства”все еще управлял ее жизнью.

Тогда как Барт был хозяином в своем доме, он испытывал постоянныетрудности в мире бизнеса. Со временем, Барта все больше начал запутываться виерархических структурах мира бизнеса. Он не любил “получать приказы” от когобы то ни было. Однако, конечно, каждый раз когда он брался за новую работу, внезависимости от высоты своего положения в организации, над ним стоял кто-тоболее высокий по положению, кто “отдавал ему приказы”. Он переживал это какоскорбление. Он, бывало, разражался бранью, восприняв оскорбление, иувольнялся, или его увольняли. Тем не менее, со временем он пришел к убеждению,что оскорбительные, унижающие практики полезны и временаминеобходимы.

По мере того, как оскорбление играло всебольшую и большую роль в мировоззрении Барта на работе, он стал допускатьоскорбительные выражения в адрес Нэн. На четырнадцатом году их брака он сталбить ее. В течение этих 14 лет семья 12 раз переезжала в города трех разныхштатов. Это объяснялось тем, что Барт искал работу, где, по его словам, он небудет “работать на идиотов”. После того как Барт стал бить Нэн, она началаиспытывать припадки паники и крайнюю депрессию. “Отзвуки прошлого”, в которыхона живо переживала сцены унижения из своего детства, стали ее ежедневнымипосетителями. Эти проблемы привели к госпитализации. Позже, когда она пребывалав больнице, Нэн подверглась сексуальному насилию со стороны терапевта, который,как предполагалось, должен был ей помогать.

В те времена, когда имело место этоинтервью, три с половиной года спустя после травмирующей госпитализации, Нэнвсе еще боролась со страхами и депрессией. Хотя Барт прекратил физическиеоскорбления, по мнению Нэн, он все еще был погружен в установки, которые ихпоощряли. Нэн не чувствовала ни близости к Барту, ни безопасности в егоприсутствии. Самокритика, вызванная пребыванием в оскорбительном браке,подпитывала депрессию и страхи, которые уже разрушали ее.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.