WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Поведение, выявляемое этими стимулами, состоит в торможении реакций (прекращении любого текущего поведения); в повышении уровня возбуждения до такой степени, что для начала следующего поведения (или возобновления прерванного) требуется больше усилия и/или скорости; и в повышении внимания, так что оно захватывает больше информации, особенно о новых признаках окружения. Любой входящий в СТП стимул вызывает полный набор выходных реакций. Более того, постороннее вмешательство способно заблокировать выходные реакции на любые входящие стимулы, при этом сохраняются взаимоотношения входа-выхода (включая те, что задействуют или вход в СТП или выход из СТП, но не то и другое вместе). Это свидетельствует в пользу рассмотрения СТП в качестве единой системы, а не в качестве комбинации отдельных отношений входа-выхода. Среди вмешательств, специфически устраняющих отношения вход-выход, определяющие СТП, отметим действия препаратов, таких, как бензодиазепины, барбитураты и алкоголь - они снижают тревожность у людей. Изучение действия таких наркотиков и было основным источником для формирования понятия о СТП (Gray, 1982 a,b). Исходя из сказанного, можно предварительно охарактеризовать субъективное состояние, сопровождающее активность СТП, как тревожность. Это предположение правдоподобно, поскольку по существу ведет к описанию человеческой тревожности, т.е. такого состояния, которое возникает в ответ на угрозу (стимулы, ассоциированные с наказанием или ненаграждением) или неопределенность (новизну): "стоп, смотри, слушай и будь готов к действию" (Gray, 1982, a,b,c).

Нейрологическая сторона дела - набор структур, которые, как представляется, выполняют функции СТП, приведен на рисунке 1. Возможное отождествление СТП с деятельностью этих структур зависит от множества источников информации (Gray, 1982a). Конечно, с точки зрения психолога, пытающегося понять темперамент, не имеет особенно большого значения, какие именно структуры мозга опосредствуют осуществление функций СТП. И действительно, были сделаны ценные попытки проверить предсказания, выводимые из общего понятия о СТП, безотоносительно к предполагаемому нейрологическому субстрату (например, Boddy и др., 1986). Однако для психолога такая "нейрологичность" изложения имеет особую ценность. Во-первых, включение наравне с данными психологии данных нейронауки даст такому понятию, как СТП, более прочную основу для последующего чисто психологического теоретизирования. Во-вторых, понимание нервных процессов такой системы, как СТП, может привести к специфически психологическим вопросам или гипотезам, которые в противном случе могли бы и не возникнуть; мы увидим несколько примеров тому в этой статье. В-третьих, нейрологический уровень неизбежно возвращает нас к основным темам психологии. Поскольку основная функция мозга - перерабатывать информацию, а задача описания того, как информация перерабатывается человеком в терминах, отличных от нейрологических, принадлежит когнитивной психологии, то, встретившись с чем-то вроде представленного на рисунке 1, естественно спросить не только о том, как изображенные на нем структуры производят поведенческие реакции СТП, но и о том, какие когнитивные операции (переработку информации) они для этого осуществляют.

Функции переработки информации, которые мы относим к взаимосвязанному набору структур, изображенному на рисунке 1, таковы ( см. Gray, 1982a). На когнитивном уровне ключевую роль играет понятие "сопоставителя" (comporator), т.е. системы, предсказывающей на каждый момент следующее вероятное событие и сопоставляющей предсказание с действительным событием. Эта система: (1) информационно описывает текущее состояние воспринимаемого мира; (2) добавляет к этому информацию о текущей двигательной программе самого субъекта; (3) использует хранимую в памяти информацию, описывающую отношение одних стимульных событий к другим; (4) сходным образом использует хранимую информацию об ответах на те или иные последовательности стимульных событий; (5) предсказывает из указанных источников информации следующее ожидаемое состояние воспринимаемого мира; (6) сравнивает предсказанное с действительным следующим состоянием мира; (7) решает, было ли совпадение или несовпадение предсказанного с действительным состоянием мира; (8) если совпадение было, то вновь запускает процедуру от (1) до (7); но (9) если совпадения не получилось, останавливает текущую программу, т.е. дает выходную реакцию СТП, так чтобы собрать дополнительную информацию и разрешить трудность, остановившую эту программу.

В случае применения этой модели к тревожности фокус исследовательского внимания находился на шаге (9) и на дальнейших последствиях этого шага (Gray, 1982a). В последнее время Грей и др. (1991) занимались деталями самого процесса контроля и способа, которым он взаимодействует с выполняемыми двигательными программами. Мы обратимся к этому аспекту ниже в разделе о Системе приближающего поведения.

Мы обсуждали, так сказать, "программное обеспечение" (software) сопоставителя, предполагаемое Греем (1982а); соответствующее "аппаратное обеспечение" обозначено на рисунке 1. На нейронном уровне сердцевиной его является септогиппокампальная система (СГС), образуемая септальной областью, энторинальной корой, зубчатой извилиной, гиппокампом и субикулярной областью. Здесь мы отметим только следующее. Во-первых, субикулярную область мы считаем главной частью сопоставительной функции. Мы полагаем, что именно она (1) получает переработанные сведения перцептивного мира из энторинальной коры, которая в свою очередь собирает их со всех ассоциативных сенсорных зон коры полушарий; (2) получает предсказания и тем самым начинает порождение нового предсказания в круге Папеца (Papez circuit) (он соединяет субикулюм с сосцевидными телами, с антеровентральным таламусом, с поясной корой и от нее снова с субикулюмом) и (3) осуществляет взаимодействие с системами программирования движений (не показанными на рисунке 1), вызывая их остановку или позволяя им продолжаться. Во-вторых, префронтальной коре отводится роль обеспечения сопоставительной системы информацией о текущих двигательных программах (что осуществляется через проекции на энторинальную и поясную кору, последняя проекция составляет часть круга Папеца). В-третьих, моноаминергические проводящие пути, спускающиеся из среднего мозга для иннервации СГС (состоящие из норадренергических волокон, исходящих из locus coeruleus, и серотонергических, исходящих из median raphe), задействуют систему в режиме угрозы и управляют ее деятельностью в этом режиме; в отсутствие угрозы информационно-перерабатывающая деятельность системы может иметь другие, не эмоциональные функции (Gray, 1984). Наконец, система, изображенная на рисунке 1, нуждается в квантификации по времени, которая обеспечила бы уместное сопоставление отдельных состояний мира с соответствующими предсказаниями, затем включение следующих предсказаний и следующего сбора информации о мире. Эту функцию мы приписываем гиппокампальному тета-ритму, задающему "следующее мгновение" внутри данной системы с частотой в одну десятую секунды.

Конечно, многое из сказанного неизбежно умозрительно. Но даже если это так, предложенный нами детализированный очерк эмоциональной системы, охватывающей несколько уровней анализа - поведенческий, нейрональный, и когнитивный - вместе с правдоподобным описанием субъективного состояния, связанного с работой данной системы (тревожность) имеет, как я надеюсь, эвристическую ценность, показывая, как может выглядеть разработанная теория отдельной эмоции. В частности, мы можем несколько содержательнее изложить понятие " эмоциональной системы". Поведенчески она, как мы видели, состоит из некоторого множества реакций, совместно вызываемых любым стимулом определенного класса. Обоснованность приписывания таких отношений входа-выхода определенной осуществляющей их системе повышается, если принять во внимание, что определенные препараты (см., например, Gray, 1977) или повреждения мозга (см., например, Gray & McNaughton, 1983) избирательно изменяют одни, а не другие отношения ввода-вывода. Это особенно демонстративно, если удается с использованием независимых данных нейронауки показать, что эффект, относящийся к препаратам или повреждениям действует лишь в определенном наборе нервных структур (например, Gray, 1982a). В пользу существования такой системы дополнительно свидетельствуют гипотезы о конкретных когнитивных (информационно-перерабатывающих) функциях, которые она, скорее всего, осуществляет, особенно если эти гипотезы в дальнейшем могут быть проверены на человеческом уровне, как было недавно сделано для тревожности и СТП Мэтьюз (Mathews, 1988). Еще одно важное свидетельство на человеческом уровне было получено в результате применения метода объемного изображения (imaging techniques) к живому мозгу. Используя позитронную томографию (positron emission tomography), Райман (Reim a n), Рейхель (Raichle), Батлер (Butler), Герцович (Hersovitch ) и Робинз (Robins) (1984) показали, что пациент демонстрирует признаки панического расстройства в отличие от нормальных реакций лишь в том случае, когда воздействию подвергаются определенные участки мозга: энторинальная кора, через которую осуществляется основной вход в СГС, и субикулярная область, главная "станция" выхода СГС. Так программа исследований, начавшись с опытов над животными, через использование препаратов, понижающих у людей тревожность, описав, можно сказать, полный круг, вернулась в клинику.

МОДЕЛЬ II - СИСТЕМА "БОРИСЬ/УБЕГАЙ"

В то время как СТП реагирует на условные отвращающие (агрессивные) стимулы, Б/УС реагирует на безусловные агрессивные стимулы; и в то время как реакция СТП состоит в "стой, смотри, слушай и будь готов к действию", система Б/У отвечает безусловной защитной агрессией или бегством (Эдамс (Adams), 1979). Различным типам поведения соответствуют и различные фармакологии. Так, мы отмечали выше, что противотревожные препараты понижают реакции СТП на адекватные для нее стимулы, но эти же препараты не притупляют реакции на безусловно отвращающие (болезненные) стимулы; напротив, анальгетики, такие, как морфин, понижают реакцию на болезненные стимулы, но не действуют на условные отвращающие стимулы (см. Gray, 1982a). Соответственно, СТП и система Б/У имеют различные неврологии с действительно очень малой областью пересечения (что не означает малой степени взаимодействия, см. ниже). В мозгу имется три важные структуры, которые, как было выявлено в ходе экспериментов по стимуляции и повреждению, осуществляют функции системы Б/У. Это: амигдала, медиальный гипоталамус и центральное серое вещество (central gray). Пока мало что было сделано для выяснения информационно-перерабатывающей деятельности системы Б/У; не установленно и прямой связи с соответствующей человеческой эмоцией (хотя ярость и/или ужас - наиболее очевидные возможности).

МОДЕЛЬ III - СИСТЕМА ПРИБЛИЖАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ

Отношения ввода-вывода, определяющие систему приближающего поведения (СПП) (Behavioral Approach System - BAS) или систему активации поведения Фоуэлз (Fowles, 1980), представляют простую систему положительной обратной связи, активизируемую стимулом, связанным с поощрением или с прекращением/пропуском наказания (с "утешительным ненаказанием" - Моурер (Mowrer), 1960); действует эта система так, чтобы повысить пространственно-временную близость к стимулу. Постулировав, что условные положительно подкрепляющие стимулы активизируют СПП в соответствии со степенью их пространственно-временной близости к безусловному стимулу (к "цели"), с которым они связаны, получаем систему, способную в принципе направлять организм к целям, которых ему нужно добиться для выживания: пищи, воды и т.д. (Дойч (Deutsch), 1964; Грей (Gr ay), 1975, chapter 5).

Последнее десятилетие ознаменовалось быстрым продвижением в построении правдоподобных нейропсихологических моделей СПП (Гроувс (Groves), 1983); Пенни и Янг (Penney & Young), 1981; Свердлов и Куб (Swerdlow & Koob), 1987; Грей и другие, 1991). Правда, надо отметить, что в приведенной литературе словосочетание СПП не используется, вместо него предпочитают термин "система двигательного программирования". Ключевыми структурами здесь являются: базальные ганглии (дорзальное и вентральное полосатое тело и дорзальный и вентральный паллидум); допаминергические волокна, спускающиеся из среднего мозга (из субстанции нигра и ядра А 10 в вентральной тегментальной области) для иннервации базальных ганглий; ядра таламуса, тесно связанные с базальными ганглиями; и сходным образом - области новой коры (моторные, сенсо-моторные и префронтальные участки), тесно связанные с базальными ганглиями. Эти структуры лучше всего рассматривать как образующие две тесно взаимосвязанные подсистемы (по данным Groves, 1 983; Penney & Young, 1981, Swerdlow & Koob, 1987).

Выявлены отношения между не-лимбической корой (т.е. двигательными, сенсо-моторными и ассоциативными полями коры), каудато-путаменом (или дорзальным стриатумом), дорзальным бледным шаром и передним вентральным (VA) и вентральным латеральным ядрами таламуса и нисходящими из субстанции нигра допаминергическими проводящими путями. Для краткости мы будем называть этот набор структур "каудатной" двигательной системой, или "двигательной системой хвостатого ядра".

Точно так же взаимоотношения между лимбической корой (префронтальными и цингулятными ее областями), ядром аккумбенс (вентральный стриатум), вентральным бледным шаром (ventral globus pallidus), дорзомедиальным таламическим ядром и восходящей допаминергической проекцией из А 10; для краткости будем называть "прилегающей" ("accumbens") двигательной системой (двигательной системой прилегающего ядра). Важно, что прилегающее ядро (n. accumbens) получает проекции двух главных лимбических структур: субикулюма (станция выхода СГС) и амигдалы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.