WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 ||
Я знала, что я просто не смогу выдержать того социального мероприятия, которое моя мать намеревалась сделать из моей свадьбы. Она наказала меня за наш отъезд тем, что сама уехала в Париж, отец же сказал нам:"Браво, ребята!" Он, в сущности, никогда не одобрял светскую жизнь моей матери. А сейчас моя проблема состоит в том, что я очень боюсь заводить детей. Мое детство было несчастным, и я была очень одинока. Вокруг не нашлось никого, кто бы заставил моих гувернанток выполнять свои обязанности как следует, и они воспринимали меня как какое-то надоедливое существо. Подруг у меня вообще не было. И вот теперь я очень боюсь иметь детей, я не знаю, что с ними делать. Я действительно не знаю ничего хорошего о детстве. Но я хочу иметь детей, мой муж тоже этого хочет, и мы оба хотим, чтобы они были счастливы. Мой муж послал меня к вам. Сможете ли вы загипнотизировать меня и устранить мои страхи"

Я думал над этой проблемой несколько дней, а затем решил использовать

гипноз, причем использовать таким образом, который в данном случае мог

бы быть полезным. Сначала мне надо было проверить компетентность

молодой женщины как гипнотического субъекта. Она оказалась

сомнамбулой, и к тому же очень чувствительной по отношению к любым внушениям. Обнаружив это, я загипнотизировал ее и добился возрастной регрессии "где-то между четырьмя и пятью годами". Я дал ей инструкцию, что сразу же после регрессии к этому возрасту она "спустится вниз в гостиную", где увидит "незнакомого человека", который заговорит с ней.

Она регрессировала удачно и посмотрела на меня широко открытыми, удивленными глазами ребенка, спросив:"А вы кто". Я ответил:"Я -- Февральский Человек, я друг твоего отца. Я сижу здесь и жду, когда он придет домой, потому что у меня к нему дело. Не поговоришь ли ты со мной, пока я буду ждать" Она приняла предложение и рассказала, что ее день рождения в феврале. Она ждала, что отец пришлет ей на день рождения хорошие подарки, а может быть, даже приедет сам и привезет их. Она говорила совершенно свободно на уровне четырех-пятилетней девочки, которая была довольно одинока, своим поведением очевидно демонстрируя, что "Февральский Человек" ей очень нравится.

Примерно через полчаса я сказал, что пришел отец, и я буду говорить с ним, а она сейчас пойдет к себе наверх. Когда я уйду, она спустится вниз снова к своему отцу. Она спросила, вернется ли Февральский Человек снова, и я заверил ее в том, что она увидит его снова, но не раньше июня. Но Февральский Человек появился и в апреле, и в июне, и незадолго до Дня Благодарения, и перед Рождеством. Между появлениями Февральского Человека я пробуждал пациентку и вел с ней какие-то необязательные разговоры.

Я продолжал встречаться с пациенткой в течение нескольких месяцев, иногда два раза в неделю. У нее обнаружилась спонтанная амнезия на события, которые происходили в трансе, но в регрессивно гипнотических состояниях я разрешал ей вспоминать предыдущие визиты Февральского Человека. Проводя с пациенткой первые беседы, я позаботился о том, чтобы собрать информацию о важных датах ее жизни, для того чтобы Февральский Человек случайно не пришел и не помешал произойти какому-либо важному событию в ее жизни. Терапия продолжалась, в состоянии транса пациентка проживала год за годом, и интервалы между появлениями Февральского Человека постепенно увеличивались, так что, когда ей исполнилось четырнадцать лет, она начала встречать его "случайно" в тех местах, где ей действительно случалось быть. Часто Февральский Человек появлялся за несколько дней перед каким-то важным событием в ее жизни. Когда ее возраст приближался к двадцати годам, она продолжала встречаться с Февральским Человеком, находя в этом удовольствие и беседуя с ним о том, что обычно интересует подростков.

По мере того, как я узнавал о моей пациентке все больше и больше, и она вспоминала все больше событий, случавшихся с ней в детстве, я мог регрессировать ее к данному возрасту, и Февральский Человек появлялся за несколько дней до какого-либо действительно важного события в ее жизни и разделял с ней ожидание этого события. Или же он мог встретиться с ней через несколько дней после этого события и вспоминать его вместе с ней.

С помощью этого метода оказалось возможным внедрить в ее память ощущение того, что ее понимают, а также того чувства, которое возникает, когда делишься с реальным человеком своими переживаниями. Она могла спросить Февральского Человека, когда она снова его увидит, но когда она требовала подарков, ей приносились только недолговечные вещи. Таким образом, у нее появлялось чувство, что она съела леденец или только что гуляла с Февральским Человеком в цветущем саду. Поступая таким образом, я обнаружил, что расширяю ее воспоминания о прошлом, добавляя к ним чувства, характерные для эмоционально удовлетворительного детства.

По мере продолжения терапии пациентка, находясь в обычном бодрствующем состоянии, становилась все более и более уверенной в том, что она может быть хорошей матерью. Время от времени она спрашивала, что я с ней делаю в состоянии транса, поскольку она чувствует себя все более и более уверенной в том, что она знает, как правильно общаться с детьми любого возраста. Вне зависимости от того, находилась ли она в трансе или бодрствующем состоянии, я всегда отвечал ей, что не следует помнить то, что возникает в состоянии транса таким образом, чтобы осознавать значение произносимых тогда слов. Она должна была помнить свои эмоции, наслаждаться ими и разделять их с детьми, которые, возможно, у нее будут. Через много лет я узнал, что она родила трех детей и наслаждается тем, как они растут и развиваются."

ГЛАВА 6. РОЖДЕНИЕ ДЕТЕЙ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ С НИМИ

Рождение ребенка создает матерей, отцов, бабушек, дедушек, дядей, теть и оказывает влияние на всю систему семьи. Ребенок может стать желанным приобретением семьи или приносить с собой дополнительные трудности. Он может сплотить семью, или разрушить семью. Если присутствовали какие-либо сомнения относительно устойчивости брака, то с рождением ребенка они усиливаются. У членов семьи появляются новые обязанности. Супружеские контакты также меняются. Женщина, которая выбрала себе мужа, над которым могла легко доминировать, после рождения ребенка часто чувствует себя уязвимой и хочет, чтобы мужчина заботился о ней. Эти новые требования жен часто очень удивляют таких мужей. Если вещи и свекрови до сих пор не были допущены в дом, теперь они появляются там в качестве бабушек, и это, несомненно, оказывает влияние на отношения между супругами. Если в этот период появляются какие-либо эмоциональные проблемы, то их следует рассматривать в контексте изменившихся отношений в расширенной семье.

После рождения ребенка симптомы чаще всего появляются у матери. Она может стать депрессивной, совершать странные действия, что обычно диагностируется как послеродовой психоз, или же вести себя таким образом, который заставляет окружающих тревожиться о ее состоянии.

Если центром внимания является мать, а не целостная семейная ситуация, ее обычно помещают в психиатрическую больницу, при условии, что нарушения поведения у нее достаточно выражены. Этот подход, как обычно считают, представляет собой консервативное лечение с целью защиты здоровья матери и ребенка. Пока она находится в заключении, ей помогают понять, почему она заболела, став матерью. С точки зрения семейной психотерапии госпитализация представляет собой радикальное вмешательство в семью, имеющее неблагоприятные последствия.

Тут совершенно не учитывается результат госпитализации, если рассматривать его в целостном семейном контексте. Игнорироваться могут самые очевидные проблемы, такие, например, как вопрос о том, кто будет заботиться о новорожденном, пока мать находится в психиатрической больнице. Обычно ребенка включают в какую-либо семейную подгруппу. Часто отец забирает ребенка в свою родительскую семью, где за ним ухаживает его мать. Ребенок в данном случае включается в семейную систему таким образом, что его мать оказывается изолированной от семьи. Когда мать возвращается из психиатрической больницы, она обнаруживает, что ее ребенок стал членом другой семьи. Как правило, женщина начинает бороться за то, чтобы вернуть своего ребенка, или же она может беспомощно наблюдать, как за ее ребенком ухаживают другие. Когда мать снова помещают в больницу, то причиной этого обычно считают нарастание трудностей, связанных с ролью матери. Тот факт, что ее снова помещают в больницу тогда, когда она начинает злиться и отстаивать свое право заботиться о ребенке, игнорируется, равно как и другой факт, состоящий в том, что она проявляет беспомощность, реагируя на недоверие родственников по отношению к ней. В таких случаях муж начинает метаться между женой, на которую эксперты навесили ярлык психически больной, и матерью, которая успела привязаться к новорожденному. Когда его мать предъявляет обоснованную жалобу на то, что ее внука будет воспитывать бывшая пациентка психиатрической больницы, он теряется. Стигма госпитализации в психиатрическую больницу может заставить супружескую пару свернуть с нормальной лини развития и, таким образом, лечение лишь усложняет проблему вместо того, чтобы ее решить.

Следующий приводимый нами пример иллюстрирует кризис семьи в период рождения ребенка.

Женщина 20-ти с лишним лет родила своего первого ребенка, после чего ее психическое здоровье резко расстроилось. Она рыдала, заявляла, что она ничтожество, потому что не в состоянии позаботиться о своем новорожденном ребенке. Когда пришло время выписываться из больницы, она по-прежнему выглядела расстроенной, апатичной и все время рыдала. Сразу после выписки муж предпочел отвезти свою жену к своим родителям, а не в их собственный дом. Живя с родителями мужа, жена начала лечиться у районного психиатра. После нескольких недель безрезультатных встреч с ним она была помещена в психиатрическую больницу на обследование. В истории болезни записано:"Стационирование ускорилось тем, что однажды утром она приняла десять или двенадцать таблеток эмпирина, что очень встревожило ее мужа и его родителей, с которыми они жили вместе. Ранее предполагалось, что после выписки из роддома они будут жить в собственном доме, но это сказалось невозможным". После двухнедельного лечения в психиатрической больнице ей стало несколько лучше, но "это улучшение скорее всего было лишь демонстрируемым для того, чтобы скорее выписаться из больницы."

Несколько раз в неделю она ходила теперь на индивидуальную психотерапию, однако несколько раз психотерапевту пришлось прийти к ней домой, поскольку "она ссылалась на то, что ее состояние не позволяет ей прийти к психотерапевту". На сеансах психотерапии она рыдала и называла себя неудачницей. Через четыре месяца безрезультатного лечения психиатр послал ее на консультации к двум своим коллегам. Один поставил диагноз "шизоэффективные нарушения у недостаточно зрелой личности" и счел показанным электрошоковое лечение, поскольку при использовании психотерапии больная не продвигалась к выздоровлению. Другой психиатр поставил другой диагноз:"истерическая структура характера с включением обсессивно компульсивных элементов", но вместе с тем он считал, что здесь "имеется минимум психотических факторов". Этот психиатр направил ее на психологическое обследование, и психолог дал заключение об "отсутствии психотических факторов". Она дала всего три ответа на десять карт.

После всех этих консультаций психиатр направил ее ко мне на гипноз, чтобы определить, возможно ли ослабление симптома, или же, по меньшей мере, прояснение причин ее болезни. При этом она продолжала посещать индивидуальную психотерапию.

При первой встрече с ней стало ясно, что она не является хорошим гипнотическим субъектом. Поэтому речи о гипнозе быть не могло. (Впоследствии я узнал, что по дороге ко мне она сказала мужу:"Никто не сможет меня загипнотизировать!")

Поскольку женщина могла лишь рыдать, я пригласил в кабинет ее мужа и разговаривал сразу с ними двоими. И жена стала меньше плакать, но больше говорить -- она была вынуждена делать это, потому что ей надо было корректировать то, что говорил муж о ее состоянии.

Муж оказался приятным молодым человеком, который работал у своего отца. Состояние жены его и пугало и, вместе с тем, вызывало недоумение. Он отметил, что, несмотря на утверждение жены о том, что она не в состоянии заботиться о ребенке, она прекрасно справляется с купанием и кормлением ребенка. Тут жена прервала его, чтобы сказать, нет, она не может этого делать, и что именно поэтому за ребенком ухаживает полностью его мать. Она сказала также, что не чувствует, чтобы ребенок был действительно ее, поскольку она за ним не ухаживает. Когда муж приходит домой с работы, он, чтобы поговорить о ребенке, идет не к ней, а к своей матери, и они обсуждают между собой поведение ребенка в этот день.

И все это происходит потому, что она так неадекватна и неполноценна, сказала она перед тем, как зарыдать с новой силой.

Эту проблему можно рассмотреть с различных точек зрения. Если в центре внимания будет находиться только жена, то следует предположить, что из-за определенных событий ее прошлой жизни материнство вызывает тревогу и страдание. Лечение в этом случае должно быть направлено на то, чтобы помочь ей понять, что означает для нее рождение ребенка и связать актуальную ситуацию с прошлыми ситуациями и подсознательными идеями.

Если же расширить угол зрения, то в ситуацию можно будет включить и мужа. Это был приятный молодой человек, который, по-видимому, не хотел покидать свою родительскую семью и брать на себя ответственность, присущую взрослому человеку. Он работал на своего отца, и, как казалось, был не в состоянии противоречить своей матери и поддерживать свою жену, когда между ними возник спор. Демонстрируя свою несостоятельность, жена хотела заставить мужа взять в их браке большую ответственность. Он же отреагировал тем, что передал эту ответственность своей матери.

Если же рассмотреть целостный семейный контекст, то окажется, что молодая пара жила в ненормальной ситуации. Их собственный дом оставался пустым, а мать мужа выполняла роль матери ребенка, вместо роли бабушки ребенка. Настоящая мать все больше и больше отдалялась от мужа и семейного круга, в то время как муж возвращался к роли сына, живущего в лоне родительской семьи.

Если посмотреть на эту проблему более широко, то цель лечения становится очевидной: надо, чтобы молодая пара переехала в свой собственный дом, и мать начала заботиться о ребенке так, как это делают нормальные матери. Если же это произойдет не сразу, то будет лучше нанять служанку, нежели воспользоваться помощью кого-либо из родственников, так как впоследствии, когда мать выздоровеет, служанку можно будет просто уволить, в то время как родственников будет не так легко убедить в том, что все уже в порядке и помощь их более уже не нужна.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.