WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 |

Молодой муж, когда жена на несколько дней уезжала в другой город, соблазнил их служанку, очень некрасивую девушку, которая к тому же была умственно отсталой и имела опыт промискуитета. Все это произошло в постели жены, и когда она вернулась и обнаружила это, то прибежала ко мне в слезах. Она не могла видеть мужа у себя в доме. По отношению к служанке она тоже испытывала неистовый гнев.

Сначала я поговорил с каждым из них отдельно. Муж был полон отчаяния. Девушка тоже чувствовала себя виноватой и испуганной. Затем, приняв их всех вместе, я повернул разговор так, чтобы каждый из них сказал что-либо двум остальным. Муж должен был сказать служанке и жене множество вещей, так как они обе были настроены против него. Жена должна была упрекать как мужа, так и служанку. Служанка могла протестовать против того, как они оба к ней относятся. Это была довольно драматическая ситуация, и, собравшись вместе, они действительно могли вылить все чувства, которые они друг к другу испытывали. Я потребовал, чтобы муж сумел уважительно отнестись к горю и к злости своей жены, а она должна была учесть, как сильно он должен раскаиваться. И я позволил мужу повернуться к служанке и обвинить ее, чтобы она потом ответила ему взаимными обвинениями. Это была ситуация крайне неприятная для всех ее участников, но она спасла брак.

Муж и жена сплотились и решили отправить девушку в другой штат, где у нее были какие-то родственники. Кроме того, я сделал так, чтобы жена заставила служанку собрать всю одежду мужа и выставить чемоданы во двор, чтобы он мог их взять и уйти жить куда-либо в другое место. Она выгнала его из дома вместе со служанкой. Затем она заставила служанку внести вещи обратно, распаковать, а затем снова сложить их и вынести.

В этой ситуации жена испытала наслаждение от обладания властью, и, кроме того, муж мог вернуться домой в случае, если бы она ему это предложила. И она в конце концов решила позволить ему вернуться. Она попросила меня передать ее мужу, что он может вернуться. Вместо того, чтобы исполнить эту просьбу, я сказал:"Да, я могу сказать ему, чтобы он возвращался, но это может сделать любое другое третье лицо, например, почтальон." Она испытала колоссальное облегчение. Она написала мужу письмо, и третье лицо, то есть почтальон, передал ему его. Мне не хотелось быть третьим лицом, но я знал, что в этом случае третье лицо должно появиться. Они снова соединились друг с другом, и, таким образом, проблема была решена. Через несколько лет служанка вернулась и попросилась на прежнее место, чем они были праведно возмущены.

Подобно многим другим психотерапевтам, ориентированным на семью, Эриксон предпочитает помочь супружеской паре разрешить проблему и остаться вместе. Однако, если он считает, что брак был ошибкой, то, вероятнее всего, организует развод. Если же он сочтет ситуацию опасной, он активно вмешается с той целью, чтобы развод произошел как можно быстрее.

Однажды меня посетила супружеская пара из Калифорнии. Они зашли в кабинет, сели, и мужчина сказал:"Я хочу, чтобы вы кое-что объяснили моей жене. Мы поженились месяц назад, и я тщательно объяснил ей, что наш первый ребенок должен быть мальчиком, и он должен быть назван в честь меня. Когда она спросила, что произойдет, когда родится девочка, я сказал ей ей об этом. Я ей объяснил, что если наш первый ребенок не будет мальчиком, я застрелю ее, а затем ребенка."

Я посмотрел на жену, которая была достаточно испуганной, затем на рассерженного мужа, и спросил его, какое у него образование. Он ответил:"Я юрист. У меня обширная практика. Но мой первый ребенок должен быть мальчиком. А сейчас объясните ей, пожалуйста, это."

Его угроза звучала как констатация непреложного факта, и вместе с тем он был образованным человеком, практикующим юристом.

Я сказал:"А сейчас я хочу, чтобы вы оба послушали меня. Как врач, я не знаю ни одного способа определения пола ребенка. Вы должны ждать до тех пор, пока он родится. Пол ребенка определяется в течение первых трех месяцев жизни плода. После этого вы ничего не можете сделать.

Ваша жена обречена на пятидесятипроцентную вероятность того, что родится мальчик. Я не думаю, что она должна с нетерпением ждать, когда она забеременеет и через девять месяцев родит девочку, за что получит в награду пулю. Я не считаю также, что вы должны ждать девять месяцев, чтобы стать убийцей. Мне это представляется бессмысленным. Я могу обсуждать это с вами так долго, как вы пожелаете, но я собираюсь посоветовать вашей жене подать на развод. Я считаю, что она должна вернуться в Калифорнию и переехать в другой город, и даже сменить имя. Она должна подать на развод и хранить свой адрес в тайне. Что касается вас, почему бы вам не поехать в Джорджию Джорджия очень хороший штат, может быть, у вас есть там друзья." (Я выбрал Джорджию совершенно случайно, в частности, наверное, потому что я только что оттуда вернулся.) Он ответил:"О да, у меня есть друзья в Джорджии. Мне бы хотелось их навестить." Я ответил:"Да, вы можете поехать в Джорджию прямо отсюда, и я уверен, что ваша поездка будет очень удачной. Ваша жена будет рада выехать из квартиры в ваше отсутствие."

Они пришли ко мне на следующий день, это было воскресенье, и захотели продолжить нашу дискуссию. Я согласился, и в конце концов они согласились со мной во всем. Она вернулась в Калифорнию и впоследствии позвонила мне из города, в который она переехала, и сказала, что подала на развод. Он позвонил мне из Джорджии и сказал, что прекрасно проводит время со своими друзьями. Когда бракоразводный процесс кончился, он позвонил мне, чтобы поблагодарить меня за мой умный совет. Еще он сказал, что перед тем как жениться снова, он еще раз все это продумает. Возможно, он был неправ. Я предложил, чтобы в будущем он обсудил все это со своей невестой до формального заключения брака.

Когда жена позвонила мне, чтобы сказать, что бракоразводное дело завершено, она добавила, что он не стал опротестовывать результаты судебного процесса. Она сказала также, что свой адрес она хранит по-прежнему в тайне, даже от своей семьи. Она восприняла угрозу серьезно, и я думаю, что она была права.

Учитывая огромное разнообразие проблем, с которыми сталкивается психотерапевт, можно с очевидностью утверждать, что ни один метод и ни один подход не в состоянии исчерпать все многообразие конкретных ситуаций. Для Эриксона же характерно, что многообразие его реакций на проблемные ситуации сравнимо с многообразием проблем, предлагаемых ему для разрешения. Он мог потребовать от молодых супругов, чтобы они вели себя определенным образом, но мог оказаться очень любезным и осуществлять свое влияние на них косвенным путем. Как правило, он предпочитал такой подход, при котором "принимается" способ поведения клиента, но принимается так, что этот способ может измениться. Если супруги ссорятся, он никогда не скажет им, чтобы они прекратили это делать, но будет поощрять это. Однако он организует ситуацию так, что ссора послужит средством разрешения длительное время существующей проблемы. Например, если молодая пара всегда ссорится со свекровью за обеденным столом, Эриксон может потребовать, чтобы все они вместе поехали в пустыню и ссорились именно там. Ссориться в другой обстановке, да еще зная, что теперь они должны это делать достаточно трудно, и это меняет природу ссоры и затрудняет ее продолжение.

Иногда Эриксон организует ссоры таким образом, что симптом не используется более как средство борьбы и поэтому исчезает. В следующем нашем примере говорится о человеке, испытывающем сильный страх от того, что он может умереть от сердечного приступа. Несмотря на то, что множество врачей уверили его в том, что сердце у него в порядке, он продолжал испытывать страх. В таких случаях жена обычно не знает, как реагировать на мужа. Его страх и беспомощность ее раздражают, но она никогда не бывает уверенной в том, что сердце у него действительно здорово. Обычно она реагирует на него то как на больного, то как на здорового, а он, в свою очередь, определяет все, что происходит в доме, используя для этого страх за свое сердце. Как правило, когда мужу становится лучше, жена начинает страдать от депрессии. А когда у нее начинается депрессия, у него снова обостряется страх, и она снова начинает реагировать на него то как на больного и беспомощного, то как на здорового. Когда мужу плохо, жена чувствует себя полезной и у нее есть цель, когда же он начинает выздоравливать, она ощущает, что не находит себе применения. Таким образом, заключенный между ними контракт включает в себя наличие страха за свое сердце. Если на лечении находится один муж, то такое лечение может продолжаться многие годы и оставаться безуспешным.

В подобных случаях я склонен организовывать ситуацию, в которой жена проявляет то, что можно назвать мстительным гневом. Я встречаюсь с женой, и обычно жена при этом очень раздражена. Она жалуется, что муж не дает ей жить, что он замучил ее своими сердечными приступами, а он беспомощно жалуется на свое здоровье. Жена несчастна, и она хочет в конце концов убедиться в том, что сердце ее мужа нормально.

Затем я даю жене инструкцию, чтобы всякий раз, когда ее муж пожалуется на сердце и скажет, что он боится умереть от сердечного приступа, она была бы к этому готова. Она должна обойти все похоронные бюро в городе и набрать там как можно больше рекламных проспектов и объявлений. Она должна запастись рекламными проспектами о различных типах похорон, объявлениями о продаже разнообразных видов похоронных принадлежностей и так далее. Когда ее муж пожалуется на сердце, она должна сказать:"Я должна убрать в комнате, навести порядок." Затем она должна разложить объявления на столе. Муж, скорее всего, с раздражением вышвырнет их, но у нее должны быть в запасе другие объявления и проспекты. В конце концов наступит момент, когда он даже не осмелится упомянуть о своем страхе, и вскоре этот страх совсем исчезнет. Это и есть мстительное поведение: ты мучаешь меня, а если мерка приложима к одному, то она приложима и к другому. Иногда она может вносить в эту процедуру разнообразие, добавляя к проспектам и объявлениям его страховой полис.

Такое поведение жены вынуждает мужа взаимодействовать с ней, не используя симптом. Она тоже вынуждена теперь иначе взаимодействовать с ним, а дальше можно уже приступать к разрешению реальных спорных вопросов, которые существуют в данной семье.

Для эриксоновского подхода характерно выраженное внимание к той проблеме, которая, по мнению клиента, привела его к психотерапевту. Если клиент пришел к врачу, чтобы избавиться от симптомов, то Эриксон обычно работает прямо на устранение симптома, но посредством такой работы он производит все те изменения во взаимодействиях между супругами, которые считает нужным произвести. Он утверждал, что область симптомов является наиболее важной для человека, имеющего проблему, и поэтому именно в этой области психотерапевт может установить тот рычаг, который и послужит орудием изменения. Если один из супругов страдает от симптома, то устранение этого симптома может изменить супружескую жизнь в целом.* Обычно Эриксон считал, что проблемы молодых супругов разрешаются тогда, когда они преодолевают актуальный симптом и у них рождается ребенок. После этого супружеская пара переходит на следующую стадию развития, которая несет с собой новые проблемы, требующие новых решений. Иногда переход на эту стадию задерживается, поскольку муж или жена боятся, что не смогут быть хорошими родителями. В таких ситуациях Эриксон мог сконструировать человеку иную историю детства, как в нашем следующем примере. Он рассказывал:

______________________________________________________________________ *Встречаются даже случаи, когда оба супруга страдают от одного и того же симптома. Эриксон описал классический случай, когда и муж, и жена страдали ночным недержанием мочи. Эриксон устранил симптом у обоих, заставляя их произвольно и одновременно помочиться в постель. См. Хейли, "Изменение семьи", Нью-Йорк, 1971 год, стр. с 65 по 68.

"В 1943 году жена одного из моих учеников обратилась ко мне, изложив свою проблему так:"Передо мной и моим мужем стоит очень серьезная проблема. Мы очень любим друг друга, но он находится сейчас на военной службе, изучая там медицину. Он закончит курс в 1945 году, мы надеемся, что к тому времени война кончится. После того, как он демобилизуется, мы надеемся завести ребенка, но я боюсь этого. У моего мужа есть братья и сестра, и происходит он из очень хорошей семьи. Я единственный ребенок в семье, мой отец очень богат, у него есть предприятия в Чикаго, Нью-Йорке и Майами. Скоро он приедет домой и тогда навестит меня.

Моя мать посвятила себя общественной жизни. Она постоянно занята организацией мероприятий в Нью-Йорке или Лондоне, в Париже или в Италии. Меня воспитывали гувернантки. Они занимались мной с самого раннего детства, потому что моя мать не могла позволить, чтобы ребенок мешал ее общественной жизни. Кроме того, она считала, что гувернантка гораздо полезнее ребенку, поскольку она специально подготовлена для того, чтобы иметь дело с детьми. Мне не часто доводилось увидеть свою мать. Когда я еще не ходила в школу, мать, если она только появлялась дома, устраивала многолюдные вечера, и меня вытаскивали из детской, чтобы продемонстрировать мои хорошие манеры и то, как я умею рассказывать детские стишки. Гости восхищались, и после этого я должна была убраться со сцены. Мать всегда покупала мне подарки, например, прекрасных кукол, на которых можно было только смотреть, и обычно они лежали на полке, так как были слишком хороши для того, чтобы с ними можно было играть. Она никогда не подарила мне ничего такого, с чем можно было бы играть. Когда мать случайно оказывалась дома, то я была для нее всего лишь объектом демонстрации. Отец мой был совершенно другим. Когда он был дома, а старался он приезжать всегда тогда, когда мог подарить мне несколько дней детства, он водил меня в цирк, на праздники, на рождественские елки и даже на обеды в разные рестораны, где я могла сама заказать все, что только приходило мне в голову. И я действительно любила отца, но его доброта заставляла меня сильно тосковать о нем, когда его со мной рядом не было. Когда я подросла, меня послали учиться в пансион. Летом я ездила в самые лучшие детские лагеря. Все у меня было самое лучшее. Но в конце концов меня послали в такую школу, где я научилась вести светские разговоры и вообще говорить правильные вещи. Ученицам того класса, где я училась, разрешалось посещать вечера младшекурсников в колледже, и там я познакомилась со своим будущим мужем. Мы стали переписываться, затем встречаться все чаще и чаще, и наконец мой отец согласился на наш брак, но моя мать сначала тщательно изучила родословную моего жениха, прежде чем дала свое согласие на брак. Она тщательно планировала грандиозную свадьбу и была до глубины души оскорблена, когда мы с мужем просто уехали.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.